Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Моноквесты » Бытовой сатанизм


Бытовой сатанизм

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Они не видят, они не слышат,
Они не ведают, что творят.
(с)

http://s2.uploads.ru/n4EWa.jpg
Планы:
- Навеяно книгой "Крах США. 2020". Серия эпизодов.
- Принятие билля "о правах человека"
- Теракт 11 сентября
- Грузия, 0808 или "Ничего не вижу, ничего слышу. За зверьем я наблюдаю со стороны".
- Трус

0

2

Предположительно: переходный период между 2013-14.
Место: Квартира Альфреда Ф. Джонса, Вашингтон, округ Колумбия


Walls once built to protect can become a prison the shifting sands of time consume all in it's path hours to days, months to years perpetual motion I hope you realize before it's gone
How's the time to open your eyes tomorrow may be too late you can never tell one second here next second gone see how. fast things change

Альфред проснулся от жуткой боли. Проснулся мгновенно и, толком не до конца придя в сознание и находясь в состоянии некоторого шока, упал с кровати, поскольку встать сразу ему не удалось - в глазах потемнело, а от ломки в костях устоять спросонья оказалось невозможным. Это ненормально. Раньше он испытывал нечто подобное, но в меньших масштабах, с меньшим шоком, не во сне, мог это контролировать хоть в какой-то степени.
  Блондин почувствовал, как покрылся холодным потом и, все же найдя силы привстать, сел на пол, облокотившись спиной о боковину кровати. Дышать трудно, он не чувствует, что способен вдыхать воздух полной грудью и выдыхать его же. Трудно, больно. И очень болит тело, словно во время ломки (Джонсу приходилось видеть подобное, иногда используя в качестве пыток).
  What the Hell is coming on with me?! На него накатила волна какого-то ужаса, не испытываемого в такой степени никогда. Растерянность, злость на почве непонимания того, что происходит. И какая-то совсем не свойственная ему слабость, не присущая Джонсу даже в моменты, когда его экономика была на пороге, а карманы практически пусты. Тогда он мог дать этому какое-то объяснение. Знал источник. Сейчас - нет. Тело  также не хотело слушать Великую Империю Нового Столетия, что вызывало особенное раздражение.
Штаты провалялся так около трех минут, когда, наконец, контроль над конечностями вернулся в такой степени, чтобы американец смог дотянуться до телефона и набрать охрану. Что-то подсказывало: ему нужно поговорить с лидерами. Они знают, они - причина страданий, они смогут пояснить, без них Альфред сейчас никак не обойдется.
Он, тяжело дыша, стянул с прикроватной тумбочки телефон и нажал на кнопку вызова охраны.
- Да, мистер Джонс, я на свя...- охрана не уведомлена, не знает, в каком состоянии находится их родина. И плевать. На них в том числе - не положено.
- БЖЕНИСКОГО НАБЕРИ, - Альфред к прямом смысле слова закричал в трубку, плюнув на все нормы приличия. Ему плохо. Он чувствует, что так и сдохнет.
- Эм... Мистер Джонс, вы....
- БЖЕЗИНСКОГО! МНЕ ПЛЕВАТЬ, ГДЕ ОН, С КЕМ И ЧЕМ ЗАНЯТ.
- Но..
- УБЛЮДОК, Я ТЕБЕ ВСЕ СКАЗАЛ. НЕ ЗАСТАВЛЯЙ МЕНЯ ТРОГАТЬ ТВОЙ ЖИРНЫЙ И ТУПОЙ ЗАД, ПРОСТО ПОЗОВИ ЕГО! - и бросил трубку, отдышавшись.
Снова проступил пот, Джонс закашлялся, закрывая лицо руками. Никогда. Никогда не было так херово. Война за Независимость, Гражданская, Перл-Харбр - что угодно казалось укусом комара. И это бесило больше всего, приводило в бешенство и закатывало истерику. Тело же непроизвольно вздрагивало, а руки дрожали, словно при тяжелой стадии лихорадки.
Наконец, звонок. Альфред с трудом переборол себя и взял трубку, поднеся ее к уху.
- Альфред, что стряслось? Я на важной консультации с министром, мне не до...
- Плевать я хотел на твое конченное совещание, - кричать он уже не мог, - силы словно откачали - потому лишь шипел, словно змей, сильно сжатый в тисках. - Мне хреново. Это было часто в последнее время, но сейчас... Fuck! Ты мне нужен.
Некоторое время молчание, после чего последовал одинарный кашель и вздох.
- Понятно. Так ты еще не в курсе, - голос  стал серьезным и, казалось, Гениальный Политик не обратил внимания на то, с каким тоном к нему обратился США. Он словно ждал, знал то, о чем Альфред не догадывался. Другое дело, что Джонсу было настолько плохо, что он практически не обратил на это внимание. Главное, чтобы собеседник пришел. Чтобы помог стране, которую обожал. В которую верил.
- Приходи, - к горлу подкатил ком, однако блондин сдержался от того, чтобы не оказаться на последней, как ему казалось, "слезливой стадии истерики". - Как можно скорее... Ты мне нужен. Как никогда. Только ты. Я...
- Джонс, я буду, - Бжезинский перебил Альфреда, не дав ему договорить. Однако серьезный голос вдруг стал каким-то теплым. Никто бы не заметил этого, только сам Америка: - Мальчик мой, подожди немного. Я приеду так быстро, как смогу. Stay strong.
- Х-хоро-шо. Я... жду, - он с трудом сглотнул соленый ком и, положив трубку, взялся за голову. В глазах опять помутнело, голова закружилась.
Поторопись.
Нужно было что-то делать с этим, а потому американец, собрав всю свою силу воли и желание избавиться от боли, постарался встать, однако стоило ему немного приподняться, как координация покинула окончательно, блондин упал в то же положение, в котором сидел раньше, сумев не завалиться на бок.
Что?... Кровь?... Глаза удивленно уставились на руки: они в крови. Откуда? Америка ощупал лицо, облизнув верхнюю губу. Похоже, у него из носа пошла кровь. Да что за..?! Однако в глазах потемнело и, совершенно беззащитный в последние десять минут американец потерял сознание, в последний миг лишь запомнив время, указанное на электронных часах, стоящих на все той же тумбе: 6:15.

Cannot believe the powers to perceive
When all around things bring you down
Just have to shut, close up you eyes
Let the strength come up from inside

********
Just open up do you like what you see
Can you accept who you are
Can you make strides to where you want to be
Don't be afraid

... - Джонс, очнись, - слышится голос сквозь зрительную и шумовую дымку. Он прозвучал несколько раз, однако уловить его удалось только сейчас.
Блондин медленно открыл глаза, не сразу сумев стабилизировать расплывчатую картинку, когда, наконец, умудрился различить лицо старика Бжезинского. Тот тряс Америку за плечи, присев перед ним на корточки.
- Не двигайся только. И не говори. У тебя кровь, я сейчас, - политик приподнялся и вышел, в то время как Альфред постарался почувствовать свое тело.
Его все также трясло, а холодный пот никуда не делся. Американец попробовал размять кисти рук и, когда ему это удалось, приподнялся, устраиваясь ближе к кровати. Тело продолжало ломать, накатила волна беспощадной агрессии - хотелось избавиться от этой чертовой боли. Как угодно.  Альфред точно не знал, сколько он еще так выдержит. Да. Собственно, он ведь за этим и пригласил старика... нажал на кнопку SOS.

Я.. отрубился? Ладно. Черт с этим. Сколько времени прошло? Глаза с трудом сфокусировались на все тех же часах: 8:03. Хотелось возбраниться на  Збигнева за то, что тот притащил свой зад спустя целых два часа, но остатки разума его остановили. Да, пробки. И даже не ближний округ. Тогда Бжезинский и в правду приехал так скоро, как сумел.  И американец слишком хорошо знал его, чтобы не верить своему помощнику.
  Перевел дыхание, заставляя себя включиться в происходящее. Почти бесполезно: сознание, вроде как, и готово бы покориться и вернуться в привычный режим работы, да вот ни нервная система, ни эмоции, ни тело примеру своего старшего брата не последовали.
Спасатель как раз успел вернуться к американцу. Блондин машинально обратил внимания, что кроме мокрой тряпки тот притащил с собой что-то еще и даже пододвинул ближе к страдающей стране свой кейс. Явно не пустой. Что же, раз Джонс начал обращать на подобное внимание, пытаться это хоть как-то проанализировать, то все не совсем плохо – самое тяжелое, видать, позади, ему все же станет лучше.
Старик медленно наклонился к Альфреду (все же блондин был эгоистом: заставил 90летнего мужчину бросать дела и срочно ехать сюда; хотя, что ему еще оставалось делать?) и вытер тому лицо прохладной мокрой салфеткой, протерев также шею.
- Что со мной происходит? – постарался взять себя в руки, хотя голос все равно оставался болезненным и каким-то тихим.
- Не беспокойся, мой мальчик. Уже все хорошо… уже все будет хорошо, все будет, как надо. Это было необходимо, но теперь все прошло, - старик говорил доброжелательно и успокаивающе, однако Джонс отчего-то чувствовал, что ему что-то недоговаривают. Нет, не врут: он знал, что Бжезинский искренне верит во все, о чем говорит и думает. Но… сейчас, в отличие от времен Холодной Войны, от него отдалился и этот друг, словно не желая раскрывать государству все.
Американец прикусил губу и на несколько секунд прикрыл глаза, чтобы отдышаться и попробовать втянутьсебя в воздух.
- Что вы от меня скрываете? – вышло очень тихо, пугающе, и отражало всю ту взволнованность и раздражение, что сидели в Джонсе. – Только не говори, что все хорошо… снова. Я знаю, вы все что-то мне недоговариваете… Я знаю это чувство, я делал так другим, до сих пор делаю. И я знаю, что в итоге тот, кому недоговаривают... умирает, - блондин сглотнул, ибо сказанное им явно себе же не нравилось, так еще и слишком много слов сразу – в груди продолжало болеть.
Старик заметно занервничал, хотя и оставался таким же в целом спокойным и заботливым. Тот явно чувствовал, что молчать больше не имеет смысла – его подопечный потратит последние силы, но повторит свой вопрос хоть сто раз.

Вас обманули,
В грязь окунули.
Об этом вскоре
Узнают все.

- Это цена глобализации, Америка, - Бжезинский редко называл Альфреда «страной». Это врезалось в голову, потому что мелочь была слишком важной.  – Когда-то ты согласился на предложение «стать Королем Нового Мира»…  Но тогда ты не подозревал, что тебе придется сделать ради этого. Ты ведь помнишь, как мы слепили Билла Клинтона. И Джорджа Буша, помнишь все это марионеточное управление Европой, договор в Ираке…- старик резко замолчал. Альфред чувствовал, что тот очень сильно хочет говорить и дальше, но что-то явно ему мешает. – Помнишь собрание Б*******ого Клуба? Тогда, когда мы решили, что  Советского Союза больше существовать не будет…- он замялся и достал из своего кейса какой-то документ и ручку, впихнув в руки Америке. – Подписывай. Не спрашивай, что это: новый кредит у МВФ, отвечу сразу. Без этого ты не сможешь прийти в себя так быстро, как мне бы этого хотелось.
Закружилась голова. Хотелось понять, о чем говорит старик, и в любое другое время американец сделал бы это с полуслова, но сейчас… это противное чувство, когда ты просто бессилен. Когда ты знаешь, что у тебя сила, но ты закрыт от нее семью замками, а теперь  говорят странные вещи, в которых ты когда-то участвовал и для облегчения дают тебе…
-… еще одну сделку смерти? – Джонс ядовито усмехнулся, но бумагу подписал. Как бы противно не было, но это ему обходимо.  Стимулирование того, что все больше потребляет, но все меньше производит. Не потому, что не может, а потому, что ему запретили. Забрали эту возможность производить.

World was killing me
Disassociative
The nervous system's down, the nervous system's down I know
I can never get out of here
I don't wanna just float in fear
Dead astronaut in space

ОСЕНИЛО! Альфред, игнорируя боль и нарушенную координацию, резко отлынул спиной от кровати, приблизившись к Бжезинскому и вцепившись тому в плечи. Старик не сказать, что совсем не ожидал этого, но явно не рассчитывал на «так скоро».
- Вы снова трогаете GM? И.. вы ведь продали мои инновации китайцу, да? Что, что вы еще продали интернациональным корпорациям? Какую част меня откололи, какой еще потенциал заглушили, что еще вкололи в мозг моего гордого народа, а, Бжезинский? – в груди вновь заболело, а в глазах снова потемнело от напряжения, но блондин продолжал это игнорировать, не отводя глаз смотря прямо в лицо своему доверенному товарищу. – Я все понял, все! И как.. как  я мог забыть об этом! Я всегда знал. Знал, тогда ОНИ договорились и с вами… что те, кто меня убивают… это вы все, Збигмент, - на глазах навернулись слезы, совершенно непроизвольные, от обиды. От усталости, от озарения, от температуры, от жара и просто от того, что последние две минуты Альфред не моргал. – Страна Справедливости и Демократии, сильнейшая экономика и потребитель, мировой полицейский… Скажи, зачем вы топите меня? Того, кто был склеен вами же. Я помню условия договора. Всегда помнил. И даже сейчас следую им, потому что знаю, что только я могу… но скажи, когда вы умудрились продать меня? Когда ваш слепой эгоизм заставил вас закрыть глаза? Ты напомнил мне то собрание.. Я помню. Я помню и про то, как мы договаривались разобраться с долларом, отвести роль убийцы Китаю… как делили ресурсы Брагинского, как вы поддерживали коммунистов, как Рокфеллер поспорил с Ротшильдом, как мы все это  расхлябывали... Как я, закрыв глаза, во имя цели похоронил 60 тысяч своих солдат во Вьетнаме, продолжаю делать это по всему миру, когда мог бы закрыться и процветать… Я все это помню. Знаю. И, наверное, мне уже плевать… - Джонс резко замолчал, ему начало не хватать воздуха. Он отпустил плечи старика и вновь откинулся к боковине кровати. – Но когда вы перестали доверять мне? Когда перестали делиться, верить в меня? Когда решили изменить то, к чему мы вместе шли? Я ведь доказал, что могу быть сильным. Что не боюсь поражений. Что могу производить, могу быть выше всего мира, учиться на ошибках Рима и всех остальных, живя по совершенно иным законам. В чем же тогда проблема? – он утер пот с лица, чуть прикрытыми, но все еще глубокими голубыми глазами  уставившись на одного из своих величайших стратегов.

Self-Empowerment is what I'm saying
Don't let anyone make you a victim
With self confidence all is possible

- Проблема в том, Альфред, что тебя давно не существует, - фраза, отозвавшаяся в мозгу, привела американца в шок. Спокойный голос Бжезинского ввел его в растерянность. Нет, он понимал, о чем говорит старик, но… Соединенные Штаты Америки больше не существуют. Давно не существуют. Одна лишь оболочка.
  Глаза широко открыты, а в голове тишина. И вокруг. Смотрит на этого старого масона, и ничему не верит. Не во что. И, наверное, давно уже никому.
Во что я ввязался? На что давно согласился? И почему…продолжаю этим гордиться, соглашаясь верно подходить все ближе у обрыву, пока меня скинет в него Мировое Правительство, глобализация и единая «земля», у которой отпадет нужна в том числе и в Соединенных Штатах.
Странное чувство, словно это просто сон. Потому что похоже на сказку «Алиса в стране чудес». Он как завсегдатай участник Безумного чаепития, который не может выжить без часов, намазанных маслом и вареньем. А они идут не правильно, если вообще еще не остановились.
Он медленно уставил глаза на свою руку, вновь вернулась сильная боль, комната снова стала цветной, по тихому звучной, сердце забилось сильно, слышится свое дыхание и дыхание Бжезинского. А в голове Орел. И флаг. И «Один среди других». Наверное, Америка успел сойти с ума, накормить себя своей символикой, заткнуть ею все, что может протечь, потому что больше верить не мог ни во что. Потому что  в голову струей ударило столько теорий, каждый из которых он обдумывал уже не один раз. Ни в одной из них в будущем не было его самого. Не было никого, кто есть сейчас. Таких, какие они сейчас. Но никто не говорил, что в этих планах нет СА, которые изменили свое положение.

You must belive in yourself
Don't take any shit from anyone else
You must realize your full potential
If you don't your wasting time

- Ты ошибаешься, - отречено, очень просто, словно факт доказанный. – Я более реальный, чем любой из вас. Ваши финансы, ваши планы, ваши права – все это течет через меня, и осуществляется с моей же помощью. Потому вы и скрываете. Не хотите признавать, что это я позволяю вас вести меня к тому ужасному будущему, которое ждет весь мир. Факт состоит в том, что я делаю это только потому, что такое будущее мне нравится.  Лучше убить миллиард сейчас, чем следующие сотни лет стоять на месте.
Что за бред я нему? И снова поднялось давление. Да что же это такое. Опять кровь из носа.
- Если вы хотите обрушить доллар, то делайте это, наконец. Я готов к новой роли, потому что она крупнее и темнее того, что есть сейчас. Но тогда дай мне что-то, что позволит забыть про мучения, которые я испытываю взамен вашего fucking заговора. Сам знаешь, что этот кредит исчерпается даже не за месяц, - он отобрал у старика салфетку и приложил к носу, закрыв глаза. – Если все это правда и вы намерены и дальше обдирать американских налогоплательщиков, то, будь добр, принеси мне морфия. Знаешь, где храню.
Все делается за мой счет. Заставить свободолюбивых американцев первыми подчиниться. Sorry, но мой народ и в правду самый несчастный на свете. Если же он невольно соглашается сам… Лучше жить так, как предполагает «программа заговора», чем среди вечных протестов и беспокойств. Ваша жизнь будет я спокойнее. Я гарантирую. А когда настанет время, я сломаю всех этих Рокфеллеров, плюну в лицо. Сейчас же время ломать построенную систему. И мир. Мой любимый народ, я готовлю вам подарок... классный, как никогда. Только, пожалуйста, не пугайтесь цены. Я не хочу больше ее бояться в том числе.

Угрозы, насмешки,
Короны примеряют пешки,
На лицах отметки,
Что все они марионетки.
- Эй, куклы! Бегите!
Ешьте меня! Вот он я!

Бжезинский улыбнулся. Ему ничего не оставалось, как выполнить просьбу больного. Удивительно даже. Что после всего произошедшего словно ничего не случилось. Смотря на Джонса можно было сказать, что он почти все забыл. Мол, ничего и не было.  Не важно, хватит копаться внутри Соединённых Штатов. Спецслужбы, клуб 300, жители и история сделают это лучше. А сейчас надо временно избавиться от боли, чтобы дальше идти по головам. По головам, неся впереди флаг США (на другой стороне, правда, будет уже ООН), демократии и свободы. Потому что это – его конечная цель. Абсолютная свобода. Абсолютное рабство, где главная роль принадлежит тому, кто первым пожертвовал своим суверенитетом и счастьем своего народа.

А Збигнев уже вернулся. Осуществить просьбу главной глобальной марионетки – совсем не трудно.
Он молча присел рядом с Альфредом. Тот протянул ему руку. Перетянуть руку жгутом и уже отработанным жестом жать того, чего сейчас хотелось одному их главных потребителей – морфия. И таких же морфемных снов, которые последует после того. Как Бжезинский уедет, и перед тем, как продолжать путь, называемый глобализацией и нарочно, пусть и ошибочно, считающийся американской гегемонией.

Я роль - вы сюжет.
Прольём миру свет!
Кто прав, а кто нет -
Пусть судят другие!

+2

3

- Не сочти меня злопамятным, Брагинский, но каждый мой солдат обойдется тебе в десятку сломанных судеб. Когда-то, скоро. I promise you that, -   тогда он был обдолбан. В прямом смысле, прямо на встрече. Знаете, бывало, бывает. Америка тогда во Вьетнаме засел и кто мог знать, что там и не подохнет. Хотелось, многим хотелось, иногда и сам Джонс ловил себя на мысли, что  это является не самым печальным исходом, не самым плохим, знаете ли. - Ты заметил, я обдоблан, да? Так вот, пользуюсь положением и предупреждаю. В знак моей первой дружбы и прошлого. Готовься, хотя нет, что я... любуйся тем, как дерьмово я выгляжу сейчас. Офигенно приятно же, ага? Так вот. Скоро, знаешь, мой курорт будет окончен, твоя очередь настанет, Вань, - он тогда рассеянно улыбнулся.
Кажется, именно так закончилась их встреча. А потом долго-долго не виделись, разойдясь по своим углам: каждый в собственный лагерь благополучия, к своим шавкам. Борьба за страны Лагеря Неприсоединения, демонстрация, гуманитарная помощь нищебродам, столкновения в Центральной Америка и на Ближнем Востоке... Никто ничего не помнил, между Западом и Востоком стоит огромная стена, согласованная с Индией и Китаем, когда последний выступал за графу "против всех". Спасибо, Хрущев! Жаль, правда, что до войны дело не дошло, но Брежнев старался, старался, чтобы вытянуть эти отношения на уровень взаимной терпимости. Коммунизм бывает разным, представляете? Правда, что там, что там старики сидят десятилетиями, пока плесенью не покроются. И бальзамируются, когда таковая прсотупает.
В США тем временем сменялись президенты, произошел очередной кризис, и не один, что привело в новому общественному всплеску культуры и субкультур, усилению антивоенных движений во всех частях страны и мира; кризисные, но при этом полные "Американской мечты" и процветания 70-ые. А Вьетнам? Вьетнам оказался не вечен. Оказалось, он высосал из страны не все. На самом-то деле знаете, эта война дала Америке многое. Он сделал здесь то, что в последствии поможет ему во всех последующих войнах: проработал стратегию точечного и производственного уничтожения, использования только вышедшей с цехов техники (что он позже укрепит в Ираке и Афганистане), медицина подскочила в вверх, на почве несчастий пострадавших сделав множество крутых открытий. А люди что, а что солдаты, а что покалеченные судьбы? А что?... Мы не видим, мы не слышим, мы выдаем ордена и звания Героев. Пройдет лет 50 и все эти солдаты вымрут, унеся за собой ту реальность, что совсем скоро будет перечеркнута американской властью и забыта американским обществом. От них останется только опиум, уже вошедший в стадию конкуренции с ЛСД. Так и останется бичем прошлого, неуловимого, способствующим колоритному и творческому росту, рынку и... всеобщей национальной деградации. Посмотрим в 90-ые и 2000-ые на Детройт, хорошо? Пока он все еще процветает, GM еще не имеет проблем, японский и немецкий автопром пока еще не обставили американский со всех сторон, откинув его к машинам на 4-.

Советские люди живут в полной изоляции, у них все хорошо. Они знают, что грязные капиталистические свиньи живут неправильно и скоро распадутся. Не знают о том, что и в СССР падают самолеты, производятся ядерные испытания; не знают, что мир время от времени подходит к пропасти ядерной катастрофы. Они не боятся. Ленин, Сталин и Брежнев с ними. Светлое будущее! О вещании враждебной волны "Голос Америки" говорить не принято, и что ночами слушают, не положено. И о голодоморе тоже. И о подавлении восстаний на заводах да Кавказе. Хорошо, это социалистический лагерь.
Зато американцы живут в состоянии гордости и... страха. Duck and cover. Duck and cover. Всегда нужно быть готовым к советской агрессии, к советскому нападению, к неправомерным действиям со стороны, как ее будут позже называть, "Империи Зла".


We'll have the days we break
And we'll have the scars to prove it
We'll have the bomb that we saved
And we'll have the heart
Not to lose it
For all of the times we fought
For all of the things i'm not

Холодная Война, протекает странно, диагностируется.  Два осла соревнуются своими членами, подставляя весь мир во всей своей красе, по очереди. Удивительно, что потом, когда один из лагерей уйдет в историю, ученые и специалисты будут практически в один говорить, что "все-таки биполярная система мироустройства является наиболее продуктивной и эффективной", мол "крах таковой стал огромным разочарованием и потерей для дальнейшего развития мирового сообщества". Круто вышло, хорошо, что у нас еще 20 лет на то, чтобы критиковать нынешнюю систему, сидя в Движении Неприсоединения или делаясь врагом любого из существующих режимов. Все равно битыми окажутся мелкие сошки и шестерки вроде Кореи, которая и в грядущем веке продолжит страдать от прекрасной игры медведя и орла в одной общей ядерной коморке. И места им было мало, и будет его мало всегда.
Давайте бояться и строить дальше, или может вспоминать визит в США из СССР и из США в СССР? Как там, разгрузка. Знаете, это же так много всего меняет! Так значимо, что, пожалуй, мы подбросим больше фальши для "Звездных Воин", пускай Союз бесится, трясется, судорожно тратится, даже не зная и не подозревая о том, что в кармане у Америки не пульт от спутникового оружия, а кукиш, непрерывно направленный в сторону Брагинского. Пускай, все это у него когда-то скупит по дешевке.
Задумывая черные дела
На небе ухмыляется луна.
Смотри же и глазам своим не верь -
На небе затаился черный зверь -
В глазах его я чувствую беду.
Не знал и не узнаю никогда
Зачем ему нужна твоя душа -
Она гореть не сможет и в аду.

  Давайте и про обмоченную репутацию во Вьетнаме забу... не, не забудем, вот здесь давайте поподробнее, намечается движение, Джонс его наконец-то дождался. Спасибо, Восток! Пакистан, детка, иди сюда, ты пригодишься большой и сильной Америке для того, чтобы сделать этот мир лучше, давай, подгадь, подгадь вместе со Штатами, отыграйся на Совке за попытки в прошлом проникнуть в тебя и Индию, а деньги будут, и глаза всем закроет, только давай, согла... уже готов? Детка, а в вашем арабском мире есть нечто прикольное! Особенно при том условии, что коммунистический Китай, который так яро тебя спонсирует, желает присоединиться, не забыв СССР его предательство. Ах, Брагинский, какой же ты ублюдок, какой же ты тупой, ты же их обоих предал, ай-яй-яй. Спасибо, Джонс ищет горячую точку. Он уже чувствует запах, потому скоро таковая должна найтись, дым есть, время идти на источник.

    «В моей записке президенту я указывал, что, по моему мнению, последствием этого решения станет советское военное вмешательство». Продолжаем цитировать предельно откровенные высказывания Бжезинского: «Мы не подталкивали Советы к вторжению, мы всего лишь сознательно увеличили вероятность того, что они вмешаются… попав, таким образом, в афганский капкан». (с) Збигнев Бжезинский

Афганистану повезло: его земли снова готовиться к перевороту. Сколько их уже было за последние две сотни лет? А, да всем насрать, просто социализм пришёл сюда слишком вовремя, и все буквально говорило о том, что скоро свершится переворот, гражданская война, сопротивление. Советский же взор был слишком потерянным и параноидальным, чтобы не заключить договор о дружбе народов и военной помощи, так, погляди и... свершится. Американец не будет жалеть.
Прости, Брагинский, но мы это переросли, твоя вина тому. Спасибо за помощь во взрослении, наверное, я раньше был так наивен и добр, что тебе это и вправду мешало. И мне. Но знай, что это все только из лучших побуждений. Я ведь со зла не умею, ты знаешь. Только надоумить, немножечко сломать, как ты тогда мою усталость в позор.

- ... верно, я именно это и подразумеваю. Афганскому народу очень нужна наша анонимная помощь и забота, - Фред наматывает на палец прядку. А взгляд такой самоуверенный, чуть вздернутый подбородок, пол мира к ногам, вторая боится-трясется-кичится.
Собеседник двояко хмыкнул.
- Джонс, ты думаешь втянуть его в войну? Мне понятно это стремление и я не могу не отметить, что оно может оказаться весьма благотворным для нашей страны. Очевидная параллель со Вьетнамом...
- Т-тс-с, тс, тс, no Vietnam, - недовольно цокнул, показав жестом: все не о том, не стоит. - Я никого не собираюсь втягивать: ты знаешь, я больше люблю советы, рекомендации и ненавязчивые приглашения. Как в "Звездные Воины", - совсем расслабленно самоуверенно улыбнулся, встал из-за кресла и вальяжно подошел к конгрессмену, обходя его со спины, руки сложены за спиной. - Ты же знаешь, что я не злопамятный, мне напомнить еще раз? Лучше подумай, насколько афганский народ нуждается в нашей скорейшей помощи и поддержке, ведь "красная плесень" нависла над ним. И, что самое очевидно важное, Пакистан полностью согласен с нашим мнением. Даже китайская плесень признала, что Союз искажает суть социализма. Мы лишь немного поможем одним, научив других; все останутся довольны, - со спины положил ему руку на плечо, чуть наклонившись к уху.– Наша задача – нести свет всем, кто потерялся во тьме. Все так просто!
Мужчина явно понял американца и поправил галстук.
- Понятно, мистер Джонс. Вьетнам здесь совершенно не причем, мы действительно говорим о демократии и помощи обиженному народу. Я передам лоббистам. В каком соотношении ты бы хотел поучительное возмездие?
- Десять за одного. Много лет думаю, что это идеальная плата. Хочу услышать хруст в его пояснице.

Le Nouvel Observateur: Бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс утверждает в своих мемуарах, что американские спецслужбы начали помогать афганским моджахедам за шесть месяцев до советского вмешательства. В то время Вы были советником президента Картера, значит, Вы играли ключевую роль в этом деле. Вы подтверждаете это?
Збигнев Бжезинский: Да. Согласно официальной версии истории, помощь ЦРУ моджахедам началась в течение 1980 года, то есть после того как советская армия вторглась в Афганистан 24 декабря 1979 года. Но реальность, державшаяся в секрете до сегодняшнего дня, является иной: на самом деле президент Картер подписал первую директиву о тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал докладную записку для президента, в которой я ему объяснил, что по моему мнению эта помощь повлечет за собой советское военное вмешательство.

«Президент издал директиву об оказании помощи противникам просоветского режима в Кабуле» – так заявил советник по национальной безопасности президента США Збигнев Бжезинский. 
О какой помощи шла тогда речь? Я помню, как в те дни из пакистанского города Кветта колонны тщательно опломбированных грузовиков оранжевого цвета отправлялись по пыльным дорогам в Спин Болдак на афганскую территорию. На боку грузовиков была видна надпись «NLC» (National Logistic Cell). Грузовики принадлежали транспортной компании, которой распоряжалась пакистанская разведка. В них, естественно, везли оружие. Очень много было так называемого «советского» оружия или, точнее сказать, скопированного с советских образцов, которое производили на специальном заводе, построенном ЦРУ недалеко от Каира, и затем переправляли из Египта в Пакистан.
    Кто знает, как обернется дело. Будет лучше, если в руках у не слишком предсказуемых типов не будет оружия «made in USA». В любом случае никто не сможет обвинить самых преданных защитников свободы, что они поставляли оружие в Пакистан. Кстати, годом раньше США заморозили свою помощь Пакистану, обвинив его в проведении работ по созданию атомной бомбы.
    Фантастика? Нисколько. Именно так и было. И было еще многое другое.
(с) Бесконечная война (Кьеза Джульетто, 2003 г)


А дальше все развивалось так быстро, так быстро. Захват, дворец, соглашение, ввод. Но никто ничего не видел. "Это, коллеги, только их советско-афганское дело. Мы, Соединенные Штаты Америки, оставим это на них и вмешиваться не намерены". Помнишь, Ваня, история не вписала тебя в списки моего позора. Давай я повторю и превзойду твою скромность, хорошо? У нас с тобой были прекрасные планы на космос и, кажется, еще ты собирался прокормить нескольких негритянских хавальников в Африке. Уверен, что мой курорт подарит тебе достаточно сил и ни разу не разорит. Солнце в Афганистане светит ярче, чем во Вьетнаме. Скажи спасибо: ни одна пиявка не присосется тебе в задницу. Ха-ха, соска, сосать. Только пуля в виске во лбу, молодой лоб в цинковом гробу. И я правда не мстительный, как и ты. Встретимся через ... лет.
  Как хорошо, что на выборах победил Рейган. Зло пожаловать, "Империя Зла", в твою собственную афганскую союзную обитель. Мы бережно и ласково позаботимся о твоем светлом будущем. Сделай первый шаг для того, чтобы твои дети продавали себя спустя хх лет за тарелку супа,  лихие нрда наступяТ, "дикий капитализм!. Готовь матерей гордиться сыновьями, погибшими как Герои в такой Нужной_твоей_стране Войне. Им от этого легче, правда легче. Я это проходил, знаю. Давай посмотрим, в кого больше наркоты влезет?

24 декабря 1979  Д. Ф. Устинов подписал директиву № 312/12/001, в которой говорилось:

«Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганскому народу, а также создание благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств».


Бывший начальник Управления нелегальной разведки КГБ СССР, генерал-майор Ю. И. Дроздов, отмечал, что введение советских войск в Афганистан было объективной необходимостью, так как в стране активизировали действия США (они заключили соглашение с Китаем по Афганистану, выдвигали свои технические наблюдательные посты к южным границам СССР).

Justice and Peace and Liberty
We write the story
We can fulfil the Legacy

+3


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Моноквесты » Бытовой сатанизм


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC