Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » У кого вопросы - очередь справа; кому независимость - выход слева


У кого вопросы - очередь справа; кому независимость - выход слева

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Место, время: 1 ноября 2014, Эдинбу́рг
Погодные условия: +7, пасмурно, недавно прошел ливень, дует южный ветер. При этом не особенно холодно.
Участники: вся британская семья (Англия, Шотландия, Уэльс, Северная Ирландия), Республика Ирландия
http://s2.uploads.ru/5GlPV.jpg

Суть: Что будет, если от Великобритании отсоединить Ирландию и Шотландию? И представлять страшно, однако одно очевидно - страна не будет прежней, ее шансы на успех уменьшатся, в то время как кризис скажется еще более заметно. Да и роль на мировой арене явно не возрастет. А потому уже серьезные попытки Скотта выйти из состава UK не безпричинно пугают Артура, которому предстоит либо уговорить того остаться (чудом, стоит сказать), либо оттянуть время. Ведь если бы все был так просто, шотландец уже давно отделился бы. Послание же Северной Ирландии, до недавнего времени спокойного и не особенно ярко желающего своей независимости, и вовсе заставило англичанина взяться за голову. Они все что, сговорились? Не хватало только, чтобы Уэльс тоже заговорил о своем выходе из королевства.
А потому Керкленд прибывает в Шотландию, где по разным стечениям обстоятельств собрались все члены их англо-саксонской семьи. Точнее, прибывает тот последний, когда у каждого у кему уже возник не один вопрос, ответы на котрые нужно дать сейчас же. Быть может, всем удастся договориться.
Очередность: СИ, РИ, Шотландия, Уэльс, Англия.


Итог:

0

2

Очередной пасмурный день, разве что теперь изменилось местоположение. Погода совсем не радует взгляд, однако всё-таки даже не холодно, потому Катэлю пришлось распахнуть пальто. Зонтик угрюмо болтался на ручке дипломата, кой Кёркленд сейчас держал в руках. Ливень кончился, не успев застать ирландца врасплох, но кто сказал, что тучи, нависшие над Эдинбургом, не изольются снова? Север глубоко вдохнул, чувствуя, как прохладный, чуть влажный, воздух наполняет его лёгкие. Всё же вся Британия такая, - смиренно улыбаясь, размышлял Ирландия, упрямо двигаясь вперёд. - Промозглая, дождливая, но такая родная.
Путь его лежал к Холирудскому дворцу, где его должен был ожидать Шотландия. Честно сказать, сначала Катэль был удивлён, что для обычного разговора Скотт позвал его в этот дворец, где проводится столь важное мероприятие, как назначение Первого министра, да и останавливается сама Королева, однако вскоре понял, что весть о его желании независимости уже прокатилась по всему Соединённому Королевству. Это не столько простая беседа о схожих желаниях Северной Ирландии и Шотландии, сколько обсуждение дальнейших действий.
Но пока время не настало, и у старшего Кёркленда есть возможность прогуляться по Королевской миле, а может, даже заглянуть в какой-нибудь музей, коих здесь собралось не мало. Эдинбургский дворец уже остался позади, рассмотренный любопытным  ирландцем, обожающим древние дворцы и замки, со всех сторон, а значит, не так уж много осталось идти. Конечно, Катэль мог вызвать такси, но ему сейчас хотелось просто прогуляться, любуясь видами Старого города. Ирландец уже знал каждый уголок здесь, приезжая в гости к брату довольно часто, однако всё это совсем не приедалось, каждый раз при посещении открывая стране что-то новое.
Надо как-то зайти в Тупик Мэри Кинг.
После долгих раздумий, Север решил посетить Музей Детства. Давно я здесь не был... Яркие игрушки, машинки, солдатики, фигурки животных, различные настольные игры и все те милые мелочи, что так напоминают людям об их детстве. Хотя у Катэля оно было совсем не таким. Войны, споры, дипломатия, - страна лишена множества детских радостей, вынужденная уметь постоять за себя. С другой стороны, ведь остались страны, даже в нынешнее время остающиеся, по сути своей, детьми? Надо сказать, что ирландец им завидовал. Каким бы он сам не был весёлым, в некоторых моментах безответственным, он был и остаётся Ирландией, страной, и всегда думает о своём народе, его благополучии. Развлечения же... они придуманы людьми и для людей. Государствам только остаётся полностью посвящать себя своему делу, своей жизни, которая целиком и полностью зависит от людей.
Насмотревшись вдоволь, молодой человек покинул музей и продолжил свой путь. Он всё так же продолжал разглядывать старые дома, однако теперь уже менее внимательно – слишком уж заполонена была его голова мыслями. Самыми разными: от детских воспоминаний, до размышлений о предстоящем отделении от Великобритании и объединении с названной сестрой. Последняя особо грела душу, уже предоставляя воображению картины их совместного с Морриган времяпрепровождения. 
Замечтавшись, Кёркленд как-то упустил момент поворота дороги, и, не успев вовремя остановиться, едва-едва не врезался в стену дома. Спасли его давно приобретенные рефлексы, благодаря которым парень успел выставить руки вперёд. Ой... задумался. А надо бы обратить внимание на предстоящие трудности. Артур так просто не позволит мне отделиться, и если уговоры не помогут, - кто знает, может, применят силу. Младший брат...
Тем временем Катэль добрался до места назначения  и, пройдя по парадному входу к дворцу, вошёл в здание, по привычке уже поднимаясь на второй этаж, где обычно встречалась британская семейка. Пройдя к своему излюбленному месту по правую сторону от «главы», Север устроился на своём стуле, разглядывая кабинет. Кажется, Скотт немного опаздывал, однако этот факт не слишком волновал и совсем не раздражал Ирландию, он и сам, несмотря на высокую учтивость к вежливости и манерам, запрещающим приходить не вовремя, имел такой грешок.
Интересно, будем только мы, или кто-то ещё решит почтить нас своим присутствием?

0

3

Эдинбург был другим для Эйре. Слишком большим, слишком монументальным, слишком… на самом деле этих «слишком» было до перебора много, но не все они имели какую-то чёткую форму и имя. Это было что-то уж совсем иллюзорно-мнительное, что совсем не требовало объяснений, будучи вещью банальной, но и потому, что объяснений как таковых и не существовало. Эти мысли оседали вопросительной дымкой внутри сознания О’Эмэралд, которая в данный момент, не спеша, а лучше вообще сказать нерасторопно, с прохладцей шла по одной из улиц Королевской Мили. Помимо призрачных размышлений об Эдинбурге молодую особу тяготили некие предчаяния, из-за которых Республика и прибыла в этот город-крепость в надежде поговорить с Шотландией. После её совсем не запланированного разговора с Севером в Уотерфорде прошло чуть больше месяца и всё это время… Морриган чувствовала себя обескураженной. Казалось бы, она совсем недавно смерилась с мыслью о том, что братец хоть и был рядом с ней во всех доступных смыслах этого слова, но всё же оставался частью Великобритании, а это иногда на многое влияло. И что же теперь? Когда душевные муки и распри Мор практически закончились, они с Катэлем порешили снова попытаться объединиться, тем самым девушка сама лично обрекала себя на новые душевные треволнения. Это всё начало напоминать ей события с июня по декабрь 1921, когда перемирие было уже подписано, но самое главное, отчасти очевидное, оглашено ещё не было; а неизвестность ирландка не любила и всегда пыталась избегать. Поэтому теперь, пытаясь хоть как-то заполнить пробелы в своих размышлениях, Эйре надеялась найти шотландца и обсудить с ним некоторые вопросы, что уж слишком сильно волновали её шаткое сознание.
Но О’Эмэралд никак не могла собраться с силами, что бы дойти до Холирудского дворца, где (по каким-то совсем уж интуитивным соображениям девушки) она наверняка могла бы найти Скотта, дабы, в конечном счете, уж закончить начатое. Именно поэтому из-за своей внутренней парадоксальности молодая особа бесцельно шаталась по городу погруженная в свои мысли. Она изредка смотрела на бледно-васильковое небо, которое в более светлых местах отливало лавандовым. Всё вокруг неё как будто бы говорило о своей нейтральности, а прошедший ливень и вовсе, по мнению Республики, нанес на город какую-то плотную вуаль. Ирландка, в отличие от своего старшего брата была редким гостем в Эдинбурге и поэтому всегда рассматривала город как будто бы в первый раз, но сегодня был явно не её день. Во время ливня девица зашла в Национальную галерею, но уже через пару минут поняла, что в битве между размышлениями о предчувствиях и желанием посмотреть коллекцию живописи и скульптур, к большому сожалению Мор выигрывали первые.
В конечном счете, разругавшись в пух и прах с внутренним «я» и послав его в дальние края сознания, Морриган направилась в сторону Эбби-Стрэнд, небольшой улочки, что вела к злополучному в данный момент для молодой особы Холирудскому дворцу. Она даже прибавила шагу, в надежде, что в ближайшем будущем хотя бы часть её внутренних дилемм решиться (ведь надо было лишь посодействовать, и Шотландия в той или иной степени годился на эту роль) и тогда мучениям наконец-то придёт конец. Всё-таки на самом деле теперь – в отличие от пары веков назад – Эйре довольно-таки спокойно реагировала на все ответы и последствия решений, что не скажешь про тот промежуток времени, что давил нервной тяжестью, перед получением этих самых ответов и последствий. Но если же дело касалось её горячо любимого братца, то пиши пропало, ибо тогда, О’Эмэралд, терзаемая множеством внутренних дилемм, могла переживать постоянно; и в данный момент желание пропустить стаканчик-другой виски для храбрости, да и устаканить оголённые нервы становилось всё сильнее.
Поднимаясь по лестнице на второй этаж Морриган выругалась, уже по привычке потирая кольцо на пальце. Она ведь рванула в Эдинбург, поддавшись какому-то внезапному желанию совсем даже не предупредив Скотта о своем визите. Святой Патрик, как можно быть такой инфантильной и развинченной? Сегодня ведь суббота, и мало ли какие у него планы… в самом деле будет просто замечательно если я его не встречу и отправлюсь сразу же в Темпл-Бар дабы подружиться с какой-нибудь бутылкой виски… Молодая особа остановилась понимая, что данная ситуация начала превращать её в неуверенного во всем человека у которого совсем скоро будет сдвиг по фазе. Из-за этой мысли ирландка нахмурилась а, после тяжело вздохнув, направилась в сторону кабинета, где в последний раз они беседовали с шотландцем. …Или же лучше заглянуть к Северу и поговорить с ним? Вот только о чём? Наверняка мои мысли… нет, определённо мои мысли имеют своем не логичный окрас, а что же говорить уже о том, что я совсем не смогу сформулировать весь этот поток абсурдных мыслей? Я… даже до конца и не понимаю, о чём же буду говорить с Шотландией, если сейчас найду его. Хм-м, как же это всё парадоксально: хочу с ним поговорить, но и желаю того что бы его ни оказалось на месте. Эйре – ты ужасна! Просто маленький ребёнок…
- Катэль..?- как-то неуверенно и с большой долью удивления протянула Мор заметив брата. Она поняла, что все её мысли тяжёлым камнем упали в живот из-за чего он, похоже, и начал болеть. Молодая особа на ватных ногах зашла в глубь помещения явно не находя себе места, но всё же потом, когда самая малая доля здравого смысла вернулась к ней, О’Эмэралд подошла к Северу грустно улыбнувшись. Почему-то ей стало стыдно за своё поведение, и именно поэтому ирландка застенчиво закусила губу и немного растерянно думала о том, как же ей лучше сформулировать аморфный вопрос, что завис в звенящей тишине её сознания,- Конечно с моей стороны будет очень глупо это спрашивать, но всё же… у вас с Шотландией какие-то планы? Просто… если вы заняты, то я бы зашла к нему в другой раз…
«Как жаль, что я не могу избавиться от своей головы, а то что-то в ней немного тесновато от меня…»

+1

4

Персонаж: Шотландия, Скотт Керкленд

Какой-то сегодня Скотт невнимательный и потерянный. Встал позднее обычного, про завтрак и вовсе забыл. В голове все летала мысль, не дающая парню покоя, да вот какая понять все никак не удавалось. Оттого, видать , вся эта неприятная и совершенно не свойственная шотландцу заторможенность и сегодняшняя медлительность. А уж кто-кто, но Скотт-то точно не тормоз! Аще всего, кроме воскресной утренней пары.
Спасибо, что про встречу в целом Керкленд и, более того, даже не забывал суть и, как всегда, важность обсуждаемого. Почему как всегда? В последнее время слишком уж часто разговоры становились «важными», но на словах и каких-то вялых действиях и заканчивались. Но при том-то реально серьезные! Оттого пусть и называются – «важные». И, что не говори, а с братом было бы неплохо говорить, с тем особенным условием, что они оба – часть Соединенного Королевства. «Спасибо, что не Соединенных Штатов» - шутили здесь иногда те, кому жизнь казалась совсем уж плохой (что, стоит отметить, в большинстве случаев совершенно безосновательно). С остальными – потом и как получится, здесь Скотт элементарно не видел смысла что-то загадывать
Статистика утверждает, что 60+% шотландцев не против получения независимости. Сейчас их не поубавилось, а наоборот, больше стало. Ладно быть вторым сортом: скотиш – не англичанин, и это он, как и ирландцы, на себе чувствовал и прекрасно знал. Но черт уж с этим – ради условий можно потерпеть. Только вот долг Артура все рос, да рос, да рос, останавливаться не думал. Скотта пугало. Это уже затрагивает и его, а тонуть в потребительских амбициях не хотелось. Ведь если Шотландия получит независимость, то никто не заставляет срать старые отношения с Артуром, верно? Зато внешний курс – да хоть по тем же долгам – свой, собственный.
С другой стороны – путь в ЕС просто не дастся, а выжить столь небогатой ресурсами и без «экономической фишки и изюминки»  стране пойди ох как тяжело. Размер, как значится, имеет значение.
Ну почему все так сложно? Чем дальше в цивилизацию, тем труднее все делать с миром, согласием.. да и вообще. Делать.
  И подобных нюансов много-много-много… А референдум? И с ним все не так уж и просто. Нет, ну точно разговор «важный»!
Собственно, размышляя именно над «важностью» предстоящего Скотт и не заметил, как засиделся в одной из любимых комнат замка. Благо, что опомнился вовремя – всего-то пятнадцати минут! И тут можно съязвить, мол: «А мы не англичане, мы пунктуальностью не отличаемся!» Тоже верно. Ну, не совсем, но в общем и целом.
Упущение исправил, максимально быстро, как только мог, но при этом не бегом, почтив своих присутствием привычное место встречи. В том самом зале. Часто тут всей семьей собирались. Даже как-то уютно: «семья».
Только вот Керкленд ожидал увидеть одного ирландца, явно одного. Потому совсем ненадолго растерялся, когда ко всему же заметил сестру. Но раз так, значит так! Не к тому типу людей Скотт относился, что выгонит «всех, кто пришел не по расписанию». Придется немного изменить диалог, но ведь втроем – куда более приятнее. Учитывая, в особенности, не самую айс тему разговора, так оно вообще плюса добавит. Просто давно так не собирались. Даже с поводом. Относительно давно.
- Простите-простите, - с виноватой, но все же радостной и искренней улыбкой поспешил занять место «где и всегда», кивнув присутствующим. – Очень жаль, что я заставил ждать. Так неловко… А давайте-ка чаю выпьем? Самое время, да и погода располагает. Так и разговор приятнее. Ну, что думаете?
И в самом деле. Не начинать же с порога говорить о насущном. Троицей мы не так уж и часто видимся, чтобы упустить такой шанс и  не расслабиться хоть на пару минут.

0

5

Персонаж: Уэльс, Уильям(Уил) Керкленд

Керкленд как всегда медлителен, спокоен, уравновешен. Его настроение не хуже обычного, а на лице привычная скромная и не совсем уверенная улыбка. Все ведь хорошо, правда? А на местном уровне у него даже есть возможность что-то решать, хоть и, стоит признаться, «значимость» этих решений вес равно покрывается другими регионами и, в частности, самой Англией. Ну и ладно. Если признаться, то Уилу от этого было даже легче. С одной стороны подобный статус молчуна и «Меня все устраивает» ему не нарвился – амбиции, хоть вялые или потаенные, есть в каждой стране, ка ки национальная составляющая. Но при этом Керкленд прекрасно знал, что лучше так. Тихо, спокойно, зато стабильно. Что бы там не говорили про Великобританию, прл долги и все такое, а Артур по прежнему являлся (и будет являться!) экономическим центром, с главной точной в Лондоне, а его армия – самая снабженная во всем Европейском Союзе, во многом опережающая Французскую, немецкую и турецкую. Не во всем, но все же показательный фактор очень важен. И нефть, между прочим, тоже массивно добывала именно Англия.  А сам Уэльс такого никогда не сможет, даже если вытащит из экономики вес своим акции и активы. В его народе есть, кончено, те, кто недоволен своим положением, но да где их нет? В любой стране так. Основная масса, если не считать «национального составляющего», была счастлива: работа есть, доходы, значит, тоже, духовный путь никто не отнимает, свобода слова, о людях в целом заботятся, экономика развивается, защита границ сильнейшая. И именно поэтому Уильям выбрал позицию, что называется, быть с Артуром до конца. Потому что так лучше. Потому что маленьким государствам выживать труднее, а уж про жить можно промолчать. И лучше будет, если и остальные братья это поймут. А они обязаны понять! Чувства-чувствами, в каждом государстве есть свое Plaid Cymru. Но это только крышечка, она закрывает вес закрутки. Как они могли про них забыть? Хоть и Уил, кажется, и сам частенько забывал, особенно в последнее время.
И именно для этого парень решил посетить шотландца. Тот же был самым активным среди движения «прочь из Великобритании». Отношения между ними хоть и были странными, однако в силу характера чаще всего удавалось неплохо ладить и поддерживать довольно теплые отношения. Уильям же такой скромный, тихий и послушный…

… Послушный. Вздох, а на место уже успел прибыть. Знал, где обычно собирались все, и точно знал, что шотландца известят о прибытии, и тот его там ждать и будет.
Однако, поднимаясь по лестнице, парень буквально на несколько секунд опоздал на момент, когда брат зашел в зал, а потому поздороваться с ним не успел. Поспешил только вслед за ним и, немного смущаясь открыв дверь обнаружил, что здесь уже собрались и другие участники. Почти вся семья. Ну… логично, д-да.
Вздохнул вновь и, опять улыбаясь своей приятной и скромной улыбкой, поспешил обратить на себя внимания:
- П-приветствую, друзья. Надеюсь, вы не будете против, если я присоединюсь? Я правда не знал, что застану и помешаю вам, – приложил руку к виску, ожидая ответа.
Конечно, его не прогонят, но Уильям Керкленд – приличный, воспитанный и вообще. Полноценный британец, только не особенно чопорный. К огромному сожалению.

Пост Англии пропускайте. Он присоединится к игре через несколько кругов.

0

6

Честно признаться, Север ждать не любил: чувство мучительной неизвестности (что нередко мучило его во времена тёмных веков, когда, пожалуй, ни одна страна точно не знала, как скоро начнётся или кончится война, начнётся ли, да и выживет ли она вообще), навсегда осталось в душе ирландца лёгкой паранойей, вспыхивавшей именно в такие моменты. Что и говорить, не просто так Катэль был нетерпелив, как ребёнок. Однако и здесь страна нашла выход, а точнее сам организм – ожидание чего-то всегда действовало на Кёркленда усыпляющее. Потому, когда Морриган тихо вошла в комнату, молодой человек уже спокойно сидел, положив голову на сложенные на столе руки. К сожалению (а может, и к счастью), сну так и не удалось схватить Севера своими цепкими лапками и утащить его в царство Морфея, рассеянность, навеянную желанием спать, как рукой сняло, и когда сестра заговорила, Катэль резко подскочил со своего места и привтеливым взмахом руки пригласил О'Эмэралд в комнату. Это, конечно, не его замок, и здесь он далеко не хозяин, но уж поговорить с сестрой имеет право!
Тем временем, Республика уже подошла ближе и, явно смущаясь и не зная, что сказать, на секунду закусила губу и заговорила. Вопросу ирландки Кёркленд совсем не удивился – это было в её стиле: стесняться, волноваться и анализировать любую ситуацию. Без этого и Морриган не Морриган.
- Нет, что ты! Ты нам совсем не помешаешь. Даже скорее будет лучше, если ты будешь здесь, мы со Скоттом хотел бы поговорить о совместных планах на отделение от Великобритании. Какая же проблема привела в Эдинбург тебя?
От взгляда пока ещё британца не укрылось волнение сестры, которая словно бы находилась сейчас в другом месте – в храме своих бесконечных дум, извечно мучающих бедную девушку. Такой вот вид любимой сестрёнки всегда забавлял Катэля, хотя он и понимал, что это неправильно. Но как не улыбаться, глядя на это немного упрямое, задумчивое личико?..
- Простите-простите, - голос Шотландии отвлёк Севера от его занятия, заключавшегося в созерцании самых разных перемен на лице О'Эмэралд.  Хоть и с небольшим (по крайней мере, по меркам ирландца) опозданием, но хозяин замка всё же появился в зале, нарушив царящую там тишину. Стоило Скотту закончить своё предложение, как улыбка Ирландии, до того спокойная и даже в некоей мере привычная (как ему самому, так и окружающим – все знакомые знали о неунывности европейца), стала ещё более радостной. Что сказать – чай любили все бриты без исключения, и от чашечки шотландского чая отказался бы далеко не каждый, тем более Катэль, который одним из первых попробовал напиток по шотландскому рецепту.
- Привет, Скотт. Я только за! Особенно если с печеньем.
Наверное, это немного нагло – вот так вот указывать на желательные угощения, однако сказать, что это сильно волновало ирландца, было бы глупо. Да и уж за столько-то лет, неужели Шотландия не запомнит любимые Ирландией блюда?
- Это же ничего, что Мор будет с нами? Ведь этот вопрос касается и её.
Если Шот сейчас захочет её выгнать, я съем свои перчатки, клянусь! – зная характер брата, Север нисколько не волновался, ведь Кёркленды по натуре своей весьма общительны, и вовсе не прочь поболтать с родственниками. Разве что Артур не всегда находил время для бесед, да Уил не всегда участвовал в шумных разговорах братьев и сестры. Но теперь, с наступлением всех этих проблем, намечающегося обвального кризиса и вопросов отделения, времени для простых посиделок втроём не осталось совсем, и ирландско-шотландская семейка не имела возможности пообщаться нормально, подобно людям, по уши заваленная бумажной работой и попытками поднять производство, дабы предотвратить нежелательные последствия мировой обстановки. Сейчас же радость так и витала в воздухе, подобно дыму от сигар Скотта. Идиллия, что ещё можно об этом сказать? Но как известно, ничто хорошее не продолжается вечно, и в этот раз даже не успело начаться.
Дверь снова приотворилась, являя взору собравшихся очередного новоприбывшего – Уильяма. Катэль, несомненно, любил брата так же сильно, как и Англию, и Шотландию, и Республику. Но сейчас его появление не предвещало разговору о свободе ничего хорошего: Уэльс единственный не просто не собирался отделяться, но и был против подобных действий старших. И сейчас он явно пришёл, чтобы отговорить братьев от подобного шага. Конечно, Север прекрасно понимал волнение Уила, в некотором даже разделял, однако в то же время прекрасно понимал, что дальше так продолжаться не может. Каждая страна, независимо от размеров, численности населения и правительства, всегда хочет сделать лучше в первую очередь себе, обеспечить свою независимость (хотя порой это просто глупо) и нормальную жизнь, но в давно установившемся союзе нескольких государств, существующих под правлением одного человека, исполнение таких условий маловероятно.
- Здравствуй, Уильям. Мы немного… не ожидали, - с едва заметной растерянностью в голосе изрёк Кёркленд. Он не соврал – ведь даже о приходе Мор он не догадывался, да и Шотландия, кажется, тоже был удивлён. А может, это просто воображение Катэля разыгралось, кто знает. Ненадолго отлучившись в сознание, ирландец довольно скоро вернулся и смог таки сменить вытянувшуюся удивлённую мину на вполне доброжелательное лицо. – Мы ещё не начинали, так что ты не помешал.
Дальше Север говорить не рискнул – как бы там ни было, всё зависит от решения Шота, на коего молодой человек сейчас смотрел вопрошающе, ожидая, что же тот скажет. Хоть брата ирландец знал всю свою сознательную жизнь,  тот нередко умудрялся удивить своих родственников неожиданным решение (как пример – то же отделение от Британии), или даже поступком, так что даже Катэль, знавший Скотта наверное даже дольше остальных, точно предугадать не мог.
И что же дальше? Тихие семейные посиделки, как раньше? Это было бы великолепно.

0

7

Республика немного утомленно расстегнула пальто и стащила его с себя. Она совсем не знала, да и не догадывалась о том, сколько же ей понадобиться времени для… утрясения собственного внутреннего состояния теперь уже видимо с помощью двух братцев-Кёрклендов и поэтому, не желая спариться стоя в кабинете, перекинула пальтишко через руку. Возможно, это было весьма самонадеянным с её стороны, но почему-то ирландке казалось, что отсюда её никто не погонит, а вот уйдет ли она сама… это был действительно сложный вопрос. Девушка считала, что общение с этими молодыми людьми в данной ситуации совсем не могло повлиять на неё как-то плохо, да и ведь когда в последний раз они собирались вот так вот втроем? В том то и дело, что Морриган точно не помнила, начиная думать о том, что было это давно, а быть может у неё просто плохая память (этот вариант Эйре почему-то выделяла намного сильнее). Но ведь с другой стороны, О’Эмэралд совсем никого не предупреждала о своих намерениях прийти к Шотландии, и поэтому, кто знает… быть может, эти двоя, хотели что-нибудь обсудить между собой, и своим нежданным визитом ирландка затронула их планы?
- Ох, вот оно что…- протянула молодая особа, по привычке сжав подол юбки. Так вот оно что… совместные планы на отделение? Вечно я появляюсь не в том месте, да и не в то время: желала поговорить об этом со Скоттом, но услышав про это от братца… растерялась, да и теперь чувствую смятение по поводу своих действий. Республика легко улыбнулась, пытаясь отогнать хотя бы внешние признаки свой тяжелой задумчивости,- я… хотела поговорить с Шотландией…- уж кому-кому, а Северу девушка врать не будет; она всегда была с ним предельно откровенна, считая, что в их жизни и так достаточно проблем, а ложь добра не принесёт. Но вот вопрос юноши поселили в её душе семена очередных сомнений, которые и так хорошо плодоносили, растя в благоприятной среде волнующегося сознания Эйре. Как будто бы у меня на лбу написано, что проблемы мои лучшие друзья. Но с другой стороны, я просто накручиваю себя, и как таковых затруднений у меня и вовсе нет… но ведь я буду не я, если не найду повода для волнения, а если уж дело касается Катэля! Чёрт побери, Морриган О’Эмэралд, вы неисправимы!-…что весьма очевидно, раз я тут. Просто сейчас такая ситуация в мире, что меня во… безусловно волнует, что он предпримет, раз порешил идти на отделение.- ирландка легко усмехнулась, а после отведя взгляд, мысленно добавила: впрочем, как и ты…
Голос шотландца, который прозвучал практически сразу же после того как закончила говорить Мор, заставил девушку немного сжаться. Вот она, неизбежность… интересно, Скотт слышал, что я сказала? Это бы значительно облегчило всё… Республика развернулась на пятках и, не сводя взгляда с юноши, проводила его взглядом. От чая она бы сейчас действительно не отказалась, но больше желала ирландского кофе, ведь виски как-никак хорошо бодрит и придает уверенности (при определенной дозе, что находилась на грани между опьянением и трезвостью). На самом деле Эйре не относилась к ярым любителям кофе, скорее она была ярым ценителем чая, особенно с молоком, но подобная мерзкая погода действительно требовала ирландского кофе, да побольше виски.
- Здравствуй Скотт.- улыбнулась девица, сильнее прижав к себе пальто,- Сейчас бы чай действительно не помещал.- Морриган улыбнулась ещё шире услышав заявления Севера про печенье, но сама как такового желания в данных сладостях не испытывала, ибо прошедший Хэллоуин оставил на ирландке свой яблочный след. Конечно же, в этом году размышления (которые по большей части крутились исключительно вокруг Катэля) совсем насели на сознание О’Эмэралд и когда к ней подкрался её любимый праздник, который в старину назывался Самайн, она была совсем растеряна. Ирландке до сих пор казалось, что её волосы пропахли огнем, возле которого она сидела, а пальцы репой, из которой она вырезала фонарик,- Катэль, думаю, данный вопрос…- Республика посмотрела уже в сторону своего названного брата,- касается меня лишь косвенно. В конце концов, это ваши…- девушка в самый последний момент прикусила себе язык, что бы ни сказать «семейные проблемы» и легко нахмурившись, перевела взгляд куда-то в сторону. А ведь и правда, семейные…- внутренние разногласия, в которые вмешиваться я не имею права.- теперь же Мор взглянула на Шотландию,- Но обсудить это, должно полагать, мы можем.
И снова лишь стоило Республике замолчать, как дверь открылась, и в кабинет зашел Уильям Кёркленд. О’Эмэралд уже отчасти рефлекторно улыбнулась, едва заметно кивнув головой валлийцу. С каждой секундой осознания положения дел, что выстроились вокруг молодой особы забором, Морриган становилось всё больше не по себе. Всё больше походит на какое-то семейное собрание… неуютно. Чувствую себя лишней. Для полного комплекта не хватает Англии… Девушка сжала руки сильнее, до такой степени, что бы побелели костяшки. Теперь же она уже переживала из-за такого количества собеседников. Ведь если с горем пополам рассказать что-то о своих переживаниях Северу или Скотту она ещё могла, то Уэльс… нет, в данной ситуации Эйре считала это всё гиблым делом. Дело было вовсе не во взаимоотношениях  ирландки и валлийца, ведь они были весьма сносными, даже лучше сказать хорошими, а в том, что Ирландия попросту стеснялась говорить с большим количеством собеседников о проблемах, которые были прямо или же косвенно связанные с ней; а ведь троя… это для Республики было уже более чем достаточно. Да и ко всему прочему молодая особа прекрасно понимала, что теперь нужно было действовать как всегда: слушать, анализировать и изредка комментировать.
- Приветствую Уил.- спокойно, в отличие от Катэля, в интонации которого девица уловила некую оторопь, поприветствовала Кёркленда О’Эмэралд. Она легко улыбнулось и заправила непослушные локоны за ухо,- Думаю, ты как раз вовремя.- Просто идеально. Быть может, если я лишь послушаю их… рассуждения, то смогу и найти ответ на те волнения, что поселились внутри меня? И тогда не придётся утруждать кого-либо своими рассуждениями, которые бывают такими абсурдными и парадоксальными? Да, так и сделаю…

0

8

Персонаж: Шотландия, Скотт Керкленд

Значит, все «части» собрались? Наверное, так даже лучше. Ну думаю, что Ирландия и Уэльс помешают. Они, конечно, совершенно по-разному думают, но после провала референдума оно мне может пригодиться… Укрепить позицию . Или отказаться от нее. А второе разве возможно?
Шотландец кивнул, мягко улыбнувшись гостям, и поспешил к дверям.
- Располагайтесь поудобнее, а я принесу чай. Фирменный, любимый! – он подмигнул и вышел из зала, вернувшись через несколько минут.
Можно было бы доверить заварить чай кому-то из сотрудников, но Скотту это казалось неправильным. Эти гости – его гости, а не государственной власти или что-то в этом духе. Значит, он сделает все сам. Тем более, что это не займет много времени, а заварку он  попросил поставить еще тогда, когда «сломя голову старался сильнее не опаздывать».
И печенюшки, да. Куда же без них.. Сам-то их хлопает, когда нервничает или просто хочется перекусить. В наличии – круглосуточно!
- Шотландский чай по исконно шотландскому рецепту! Угощайтесь. Только осторожнее, он еще не успел толком остыть, - разливая по красивым, чуть ранее расставленным для гостей кружкам чай. А потом занял и свое место, пододвинув  к себе свою чашку.
- Погода сегодня такая британская, что даже сказать о ней нечего, - Скотт улыбнулся, пробежав взглядом всем поочередно. – Как продвигаются дела в это странное время? А то ничего о вас не слышно, ничего о вас не видно.

Знаем мы, как дела обстоят. Но если я сразу спрошу: «Что думаете на счет моего референдума?», будет неприлично. И, раз уж мы все тут собрались, неплохо бы перекинуться новостями из первых уст, без всех письменных наворотах. И чай сегодня, кажется, вкусным вышел… Или погода располагает?

Отредактировано Визитеры (2012-10-16 20:45:59)

0

9

Персонаж: Уэльс, Уильям(Уил) Керкленд

Уильям не мог не обрадоваться тому, что ему разрешили остаться. Было бы странно, если наоборот, однако все равно приятно.
  Он поспешил занять одно из мест, самых неприметных, но не слишком далеких от остальных родственников.  Сел, как мышка, и со скромной улыбкой наблюдал. А глазки немного печалные, капельку озадаченные…
В кого я таким скромным пошел? Зато мои слова много стоят. Успокоил себя Уил, невольно вспоминая Канаду. Как же, не завидую Мэттью. Но я – часть Великобритании, ее полноценный участник, а потому Артур, особенно в нынешней ситуации, дает мне слово и прислушивается. Странно, что Северной Ирландии мало… Эх, переубедить бы Шотландию. Они не понимают, что делают, как это вредоносно. Но я послушаю. Соскучился за ними. И буду знать, что советовать Артуру… он ведь, непременно, еще не раз обсудит этот вопрос со мной в том числе.
Когда шотландец вышел за чаем, парень невольно улыбнулся. Любил он его чай, что не говори. А если с тем самым печеньем…
… Прелестно. И как-то спокойнее стало.
- Давно я вас не видел. Хорошо, что мы смогли случайно, но собраться вместе, - когда хозяин вышел, скромный Уэльс нарушил тишину, обращаясь к Ирландиям. -  Думаю, теплое будет чаепитие.
А когда чай занесли, так сразу светлее стало. Только одеяло и камин. И погода, как подметил Скотт, идеально дополняет сложившуюся атмосферу. Не зря Уил ее любил.
- Чудесный аромат! А рецепт все скрываешь, - пододвинул чашечку, осторожно – пар-то теплый, как и чашка.
Но говорить про свои дела не поспешил. По сути, не к нему вопрос. Пусть ирландские родственники первыми говорят. А у Уэльс сегодня другая функция. От части – отличная от всех собравшихся.
… значит, они будут говорить о своей независимости? Я точно к месту.
Скромный, тихий, спокойный, приятный. Но умный и смекалистый. И, пожалуй, из них всех – самый дружный с Артуром. На данный момент.

Пост Артура пропускайте. На следующем кругу(после сообщения ООН-Уэльс) ждем Англию. Готовьтесь к небольшой "пробке и простою".

0

10

Слушая немного неуверенный ответ сестры, Кёркленд в, наверное, миллионный раз отметил, как та волнуется. Правда, он всё-таки не понимал, что же может вызывать такое поведение у девушки, которую ирландец знал почти с самого её появления на свет. Всё-таки эта загадка навсегда останется загадкой для не слишком сведущего в подобных делах молодого человека.
- Да, этот вопрос может во многом помочь нам. Всё-таки, уже надо начинать строить свои планы касательно будущего.
Скорое появление Скотта  предотвратило развитие дальнейшего разговора. Очень удачно шотландец упомянул о погоде: кажется, неприятная, промозглая и душная, и в то же время привычная, истинно британская, что «прочищает мозги» и помогает сконцентрироваться на деле. Честное слово, Катэль бы расстроился, будь сейчас на улице тепло и солнечно. Солнце совершенно не располагает к тяжёлой – а сейчас иначе быть вряд ли могло, по крайней мере, до тех пор, пока встреча планировалась лишь между Севером и Шотландией, - умственной работе. Но сейчас, со сбором всей семейки, уже абсолютно серьёзный и деловой разговор состояться не мог. По своему опыту Ирландия знал, чем обычно кончаются любые попытки держаться официально: либо рассоришься со всеми, обвиненный в чёрствости, либо присоединяешься к этому, грубо говоря, балагану. Ни одна семейная встреча не может пройти как-то банально, хотя и всегда по накатанной – чаепитие, мирная беседа и отход любого важного вопроса на второй, третий, а то и на десятый план. Всё же общение для этой семьи было довольно тёплым, несмотря на все невзгоды, и каждый её представитель предпочитал спокойно поболтать, нежели ссориться по поводу какого-то вопроса.
Когда шотландец принёс чай, Катэль невольно усмехнулся. Ну конечно, всё как обычно. Чай, печенье, беседы... только не стоит увлекаться. Этот вопрос действительно важен, - мысленно уверял себя Север, хотя, честно сказать, не особо верил в подобное развитие событий.
- Дела неизменны. Море отчетов, дожди и скука. Разве что народ активно обсуждает перспективы отделения, – бросив на Уила немного странный взгляд, высказался средний из присутствующих Керклендов. – Количество сторонников объединения Ирландии растёт, и теперь оно уже наравне с противниками.
К чему вопрос, если итак всё известно? Но ведь нужно же поддержать разговор. Нет, всё же Скотт не ждал появления Морриган и Уильяма. Возможно, сейчас разговор проходил бы совсем иначе... кто его знает.
Переведя взгляд на Уэльса, Ирландия сразу понял, о чём тот думает – не сложно ведь. Из всех присутствующих лучше всех общался с Англией именно Уил. И, учитывая его позицию, сразу становится ясно, что он, по меньшей мере, попытается отговорить братьев от столь резкого шага. Однако, как бы Катэль не уважал и любил младшего Кёркленда, всё же маховик отделения был запущен, и назад пути не было. Впрочем, не особо и хотелось. Север совершенно не желал как-то злить, обижать или предавать брата, и хотел бы его поддержать, но не мог. Противоречия, подобно тучам за окном, давили на психику молодого человека, отчего у него вскоре разболелась голова. Как иногда бывает сложно разрываться между семьёй, где каждый гнёт свою линию и предпочитает остаться при своём мнении!
Но вот брат заговорил, помогая ирландцу вырваться из плена мыслей.
- Да, действительно. Собираемся очень редко, но с нашей... профессией иначе никак, - грустно изрёк Катэль. – Было бы прекрасно. Наши встречи слишком редки, чтобы их каким-либо образом портить.
Стоило валлийцу упомянуть рецепт чая, всё внутреннее напряжение Ирландии тут же утихло. Да, он оказался прав – разговор уже направился не в то русло, однако теперь он обещал довольно спокойную и интересную беседу, настоящую встречу настоящей семьи. Как жаль, что иногда странам приходится забыть о родственных узах, не общаться друг с другом, а то и воевать.
Жаль, Артура нет, - не совсем отдавая отчёт своим мыслям, размышлял Север. – Он бы дополнял картину простой семьи. Только жаль, что мы не простые.

0

11

Она подошла к стулу совсем тихо, беззвучно, плывя по комнате словно призрак, и если бы её никто не видел, то её присутствие выдавало лишь редкое бренчание пуговиц друг о друга на пальто. Тот факт, что Эйре села рядом с Севером был весьма очевиден, ведь в данной ситуации лишь рядом с ним она могла бы почувствовать себя куда более спокойнее, а ведь именно этого Морриган и желала; да и ведь девица всегда была рядом с Катэлем, если они были где-то вместе. С каждым мгновением пребывания в данном кабинете сознание ирландки становилось всё тяжелее и тяжелее; она с какой-то долью устали, взглянула на потолок, будто бы сейчас оттуда раздадутся  все ответы на интересующие её вопросы. Молодая особа уже по привычке, выпрямив спину, положила руки, которые всё ещё хранили тепло, что образовалось между складками пальто, кой сейчас висело на спинке стула, на колени. Казалось бы, дружеская атмосфера должна была раскрепостить девицу, но какой-то отголосок официальности, созданный лишь собственными мыслями О’Эмэралд, давил пока что ещё легким грузом не только на сознание, но и как будто на тело девушки из-за чего она напряженно сидела на стуле, уставившись немигающим взглядом куда-то в пустоту перед собой.
Планы на будущее… это так сложно. А ещё это ощущение неизбежности… тернями проникает внутрь, царапает, оставляет раны кровоточить, гнить…
Республика, как всегда точно не понимала, что её действительно волновало, но ощущение непредотвратимости каких-то событий плотно засело где-то внутри, похоже, в районе желудка, из-за чего живот у молодой особы всё ещё побаливал тянущей горечью. Она понимала, что что-то должно было произойти, что-то неотвратное подобно сменам сезона года…
…Но что? У меня слишком хорошая фантазия и много времени, чтобы думать. Надо меньше рассуждать о чем-то, что обычно и не требует философствования… а я неисправима…
Её собеседники, безусловно, о чем-то говорили, но Эйре как всегда принялась играть свою любимую роль нейтрального молчания, но на самом дела она даже и не знала, что ей нужно говорить. В её голове было много, ужасно много мыслей, которые совсем не были связаны с настоящей реальностью, да и ко всему прочему девушка, может быть, и слушала, но явно не слышала происходящего.
…Как всегда всё прослушала. Чем больше я рассуждаю о чем-то, что может и не произойти, тем более я отрываюсь от реальности. Как же стыдно…
При упоминании мокропогодицы Скоттом, Морриган совсем не отдавая отчета своим действиям, посмотрела в сторону окна. Возможно, некоторые скажут, что у ирландцев не всё как у людей, но ведь считая август первым месяцем осени или то, что начало зимы наступает после Самайна, в чем-то они оказываются правы; по крайне мере уж точно по отношению к Западному острову. Веки становились тяжелыми, глаза девушки медленно закрывались под действием апатичного уличного окружения, и она, дабы не погрузить в полудрему заморгала, тщательно пытаясь данным действие отогнать от себя младшего брата Смерти. С какой-то стороны, Мор даже радовалась, что сейчас сидела здесь, а не бродила где-нибудь там, на улице; уж слишком живые картинки сравнений рисовал мозг, присуждая серой улице умертвленность, а данному помещению жизнь.
…Я сойду с ума. Нет, действительно сдвиг по фазе! Святой Патрик, что же не так..? Если я сейчас не отвлекусь на что-нибудь, то точно в уме рехнусь…
- Всё как всегда.
О’Эмэралд легко насупилась собственным мыслям, которые вызывали в ней некое подобие раздражения и отвращения к собственной персоне; она совсем не знала, что лучше ответить Шотландии и поэтому решила ограничиться этим самым, немного сдержанным «всё как всегда». Ей не хотелось врать, да и не умела она лукавить, но и говорить о себе не планировала; в конце концов, она пришла сюда обсудить не свое положение, а конъюнктуру самого Скотта, да и Севера, ведь положение у них было, как не крути… немного схожее.
Интересно, сколько же ещё потребуется ждать?

0

12

Персонаж: Шотландия, Скотт Керкленд


Что не говори, а я не могу полноценно чувствовать себя в семейном кругу, когда меня изнутри раздирают вопросы. Уверен, что и с остальными происходит нечто схожее. Вероятнее всего, вернее начать обсуждать это сейчас. Нам всем интересно, мы обеспокоены, и узы нам в этом только помогут. А чай как всегда хорош. Даже начало казаться, что до того, как его выпить, я замерзал.
Парень сделал еще несколько глотков, выслушивая, кто и что ему ответит. Ирландская сестрица как всегда немногословна. Пожалуй, из всех англо-саксов она была самой таинственной. По крайней мере, Скотт считал именно так.
А Катэль зато разговорчив. И хорошо, это сейчас было очень нужно. И тему, которую так желал обсудить шотландец, затронул. Можно воспринимать как нужный момент – мысленно все давно решили, о чем говорить, и пора начать.
Уильям же немного на другой волне, но это даже хорошо. Он тоже брат, за его мнение можно уважать. Каждый делает выводы на каких-то своих основаниях. Да и если хоть кому-то сейчас хорошо и не на что жаловаться, то это просто прекрасно.
Да, братья меня понимают. Нехорошо говорить о независимости в отсутствие Артура, но, с другой стороны, без него может выйти и лучше. Я знаю, что Уэльс против этих движений, но он молчалив и тоже может затянуться. И пусть со стороны оно все глупо, наивно.. а тем, кто не был в нашем положении, не понять. Вот и Артуру не понять.
- Да, Катэль, сразу видно, что мы братья. Даже народ – и тот настроен решительно. Только референдум в твоей стране дал не тот результат, что хотелось бы… Как и в моей… Как же действовать тогда? Желание нашего народа – наше все, законодательство тоже не обойти стороной… но если так пойдет и дальше, то отделение станет невозможным. Из-за политики Лондона я чувствую, как проседаю под долгами. Может быть, любая страна мира ощущает тоже самое, но… Не всем повезло решать свои дела независимо от кого-то. И даже погода это наверняка подтверждает, - Керкленд  добродушно издал звуки, похожие на смех, и сделал еще один глоток чая. – Нетрудно догадаться, что это именно то, что мне бы хотелось обговорить.  Вам ведь тоже есть что сказать, правда? И хорошо, что собрались почти все стороны: за, против, уже независимые. Правда, мне не совсем привычно говорить о независимости без Артура.

0

13

Персонаж: Уэльс, Уильям(Уил) Керкленд


Уил молчаливо слушал, намерено говоря последним.
Не все так плохо. Да, иммигранты. Да, долги… но ведь в единстве сила. Гимн, флаг… как можно так просто о них забыть? Мы согласились вместе нести этот крест, а теперь, ка кнаступил кризис, все – каждого что-т не устраивает? Как же я хочу верить, что это временное явление…. В настоящих семьях все всегда мирятся. В традиционных британских семьях. А мы всегда служили образцом.
- Это да, времена не из лучших. Но все ведь хорошо, не жалуюсь, - негромко высказался Керкленд, хотя его, возможно, толком и не восприняли.
Лишь бы это оказался обычный разговор. И не дай Бог им что-то подписать, это же и незаконно, и действительно проблемно…
 
Когда Скотт заговорил, Уил точно решил для себя, что будет говорить мало. Пока – только слушать, чтобы потом образумить братьев. Они же нарочно не видят абсурдность своего выбора верно? Но лучше бы понять глубинную суть того, что ими движет.  Главное – самому не слишком верить и помнить об объективизме… Трудная задача.
Я могу быть как братец Канада, но мое слово будет услышано. Я могу это сделать, пусть это будет мой вклад в сохранение целостности нашей семьи… не время развода! Всем нам так от этого лишь лучше.

Следующий пост - вступает Англия, его очередь

0

14

«Хм… По правде говоря, не горю особым желанием обсуждать сегодня все эти шотландские завороты по поводу независимости. Собственно, в его умственных способностях я никогда не сомневался, точнее, в их отсутствии. Ага, конечно, самое время для отделения – кризис, нарочно не придумаешь!» Как обычно, Англия был несколько не в духе, но это уже стало его нормальным состоянием. Впрочем, можно ли радоваться, когда страна пребывает в кризисе? До которого ты сам довёл её. И себя в том числе. Накрутив шарф на руку, Кёркленд постучал в дверь и вошёл. Единственный взгляд – и планы на сегодняшний вечер встали с ног на голову. На несколько болезненно-бледном лице живо отразилось удивление. Право, Артур и представить не мог, что в один и тот же день в Эдинбурге соберётся вся «весёлая» британская семейка. В голову тихой сапой заползло подозрение: «Сговорились что ли?... Хм, занятно…» Довольно-таки холодным тоном Англия поздоровался с родственниками:
- Добрый день, - пройдя внутрь, он прежде всего снял пальто и аккуратно повесил его, после чего только добавил: - Крайне удивлён увидеть вас всех здесь вместе. Не верю в случайность: Скотт, не ты ли их позвал? Приблизившись к присутствующим, англичанин сразу перешёл к делу и серьёзно заявил:
- С другой стороны, это даже хорошо. Семейные посиделки, видимо, почти завершены, и мы сможем обсудить кое-что важное для всех нас, - с такими словами Артур, не дожидаясь особого приглашения, сел рядом с Уэльсом – кто бы сомневался, что наибольшей симпатией Англии пользовался именно валлиец, не только не стремившийся под шумок быстренько выйти из состава Соединённого Королевства, но и, наоборот, выступавший за сохранение целостности государства. Поставив возле ног деловой портфель, Артур скрестил руки на груди и молча стал дожидаться реакции и каких-либо ответных действий со стороны родственничков. Вообще говоря, в отличие от всех остальных, он не чувствовал себя здесь в кругу близких и дорогих людей. Несмотря на кровное родство, Кёркленд никогда не считал их своей семьёй в полной мере. Формально – да, конечно, но фактически… И это даже не смотря на то, что в последние десятилетия взаимоотношения с остальными британцами (ну, и ирландцами тоже) стали значительно лучше и доброжелательнее, однако общую ситуацию этот факт кардинально изменить уже не мог.

Отредактировано Англия (2012-11-14 23:15:08)

0

15

Морриган волновалась, и это было отлично видно Катэлю, рядом с которым девушка и села. И будь сейчас хоть сколько-то иная обстановка, иной случай - ирландец тут же поспешил бы успокоить сестру, однако сейчас он сам был излишне занят своими мыслями, чтобы обратить должное внимание на чувства и мысли О'Эмэралд. Всё-таки мысль о том, что собрание это чересчур важное, чтобы снова забыть о его причине, не давала сосредоточиться на том, чтобы просто побеседовать с родственниками. Да и тот факт, что все это делается без ведома младшего, но главного представителя британской семейки...
На вопрос шотландца Мори ответила просто и лаконично - впрочем, как и всегда. Пожалуй, не было такого случая, чтобы в разговоре Республика высказала все свои мысли - то было её отличительной чертой: думать о тысяче вещей одновременно, но не терять нить разговора, отвечать быстро и легко. Возможно даже, излишне легко. Но сам Север комментировать вслух её ответ не стал - ситуация этого не требовала, так зачем попусту тратить время?
Стоило обратить внимание на слова старшего брата. Лицо Катэля словно переменилось - стало более сосредоточенным, улыбка померкла, а в глазах застыла слишком уж явная задумчивость. Шутки в сторону, здесь мы все для решения важного вопроса, а не очередных семейных разговоров. На это время у нас появится только после того, как отделимся.
- Скотт, согласись, мы связаны со своими людьми, и по-своему на них воздействуем. Люди понемногу понимают, что дальше это продолжаться не может. Может быть, слишком подло бросать Артура сейчас, однако ждать дальше просто глупо. Так мы и в долгах погрязнем, и проблем насобираем... - казалось бы, даже тон Кёркленда заметно изменился. Плохо знающие молодого человека люди или страны бы легко запутались - надел он маску равнодушия, или же наоборот - сбросил маску веселья? Тем более, не хотелось бы постоянно ощущать на себе "внимание" обиженного детством ребенка, - вспоминая старые "семейные" ссоры, Ирландия нахмурился. Всё-таки в детстве они с братьями поступали с Англией действительно жестоко - слишком уж он был не похож на них, слишком иным было его мировосприятие, слишком мальчик был уперт.
- Хотя я согласен, что без нашего непосредственного начальства разговаривать смысла мало. Но так мы можем обдумать свои действия, чтобы иметь возможность доказать Артуру свою точку зрения. Действовать без плана бессмысленно.
И это подтверждает мой опыт, впрочем, как и всех здесь присутствующих.
И снова Катэль перевел взор на лицо валлийца. Как и ожидалось, Уил  молчал, предпочитая выслушать, что же скажут желающие отделиться. И конечно же в конце разговора он захочет переубедить нерадивых, или, может, просто непокорных братьев. А зная их аргументы - разве не проще это сделать?
Однако любые помыслы британца были остановлены вновь отворившейся дверью, что явила на сей раз не кого иного, как младшенького. Самого ожидаемого, да. Будто чувствуя опасность, Англия приехал сюда - видимо, в надежде уговорить Скотта передумать. И вряд ли он мог ожидать, что так удачно в замке окажется и Север, что тоже жаждет поскорее обрести независимость. Странно только, что именно сейчас, ведь раньше, довольно давно - почти век назад - у него была такая возможность. Но тогда, в 1922   ирландец сестру не поддержал, да и не просто не поддержал но и, страшно сказать, осуждал за "такую глупость". Но ведь времена меняются, ситуация меняется, и даже собственные цели и желания не желают оставаться неизменными.
- Здравствуй, Артур, - всё тем же "официальным" тоном поприветствовал брата Катэль, даже склонив голову, по привычке. - Думаю, ты прав, с семейными разговорами можно и закончить. И, думаю, это очень хорошо, что ты здесь. Стоит обсудить и наши желания, не так ли?
Хотя "желания" -  громко сказано. Слишком громко. Мы хотим лишь одного...

Отредактировано Северная Ирландия (2012-12-16 18:17:10)

0

16

Пропадать, утопать в своих мыслях она умела, в этом она была просто профессионалом, но нельзя конечно сказать, что любила это занятие. Иногда оно казалось ей омерзительным, да и голова болела часто после погружения в реминисценции. Вот и сейчас Морриган облокотилась на стол, подперев щеку рукой, и уставшим взором скользила по стенам, по неровным силуэтам окружения. Сквозь толщу мыслей девушка прекрасно понимала причину своего утомленного состояния: все же ей хотелось поговорить лишь со Скоттом и спросить прямо в лоб о происходящем. Что же мешало поговорить ей с Севером… она не знала; вполне возможно отголоски такого похожего прошлого. Всё же тогда у них вышли разногласия, и никто не застрахован от повтора уже случившегося. История, как говориться, любит повторяться…
Ирландка легко водила пальцем по ручке кружки, мысленно рассуждая о происходящем. Конечно же, то, что она слушала всех собравшихся здесь в одно ухо, стыдило её, но с другой стороны, чем меньше она знала, тем меньше думала об этом, разве нет? Всё дело было в том, что О’Эмэралд придерживалась мнения, что не имеет права вмешиваться в дела Кёкрлендов. Это были их личные дела, а она всё же была посторонним персонажем в данной «постановке». Вот чего-чего, а прихода Англии она не хотела. Тут не было каких-либо личных причин, молодая особа похоронила большинство воспоминаний внутри себя под осколками прошлого, просто появление Артура означал бы лишь одно в её понимании: настанет время дискуссий. Дискуссии она не любила лишь за их многословность.
Эйре пришла к весьма простому умозаключению: раз уж она точно не может покинуть данное место, то почему бы не откинуть, например эмоции в сторону, чтобы обезопасить себя от ненужных действий? Данное внутреннее решение некоторым образом отразилось и внешне на девушке: уж слишком холодной стала зелень её глаз, а выражение лица – отрешенным. В конце концов, в любом случае, данный разговор примет весьма официальный вид и с этим никто и ничего не сделает. Это уж точно неизбежно… надо было изначально настраиваться на такой лад, легче было бы в разы.
Стоило лишь Республике поднести кружку к губам, как дверь открылась, и в комнату вошел ни кто иной, как Артур Кёркленд. Молодая особа поставила кружечку обратно на гладь стола, кинув печальный взгляд на ещё не тронутый чай. Всё же обхватившее её плечи напряжение совсем не позволяло Морриган вести себя в привычной для неё манере и потому, девица скованно сидела на стуле, вновь положив руки на колени. Почувствовал что ли..? Какое-то уж совсем странное стечение обстоятельств… немного напрягает даже.
- Приветствую.
Кажется, задумка Мор медленно приобретала жизнь и в голосе девушки: привычно тихий, но слишком прохладный. Не сложно было догадаться рядом с кем сядет Англия, ведь наверняка каждый выбирает для себя благоприятное, удобное окружение, которое не будет угнетать. Во всяком случае, сама ирландка всегда поступала именно так: если же рядом был Север, то находилась рядом с ним, если же его не было, то пыталась находиться подальше от суеты, которая выражалась в лице других стран. Вот и всё, все в сборе. Надеюсь всё решиться максимально мирно и без совместного выноса психики. Не хватало ещё, чтобы это всё растянулось…
О’Эмэралд легко нахмурилась, подумав о возможном размахе данных «посиделок». А ведь это всё действительно могло затянуться. Как таковой причиной долгих переговоров, по мнению Эйре, было множество мнений. О да… мнений было предостаточно и не все они уживались между собой, лучше даже было сказать, что некоторые взгляды открыто, конфликтовали с другими. Она не любила дискуссии за их многословность, но теперь к этому ещё и прибавлялась трата времени и сил. Ведь, в самом деле… прения утомляют. Иногда, даже слишком.

0

17

Персонаж: Шотландия, Скотт Керкленд


Пришло время сворачивать посиделки. Раз это поняли остальные, уже вплотную  подойдя к самой желанной и в то же время опасной теме, то и Шотландии пора бы, как главе этого замка, а, значит, и встречи, преступить к обсуждению.
Понимаю я, как трудно будет. Но что хорошо, так это то, что все собравшиеся меня понимают и не будут судить за то, что я надел розовые очки. Даже Уэльс… я ведь знаю, что хоть он и близок Артуру, а все же разделяет то чувство неполноценности нации на фоне англичан, что ощущаю я. Будет верно обсудить все по душам. Хоть мы и не власть, как сказал Северный Ирландия, зато мы – страны. Мы отражаем народ, он нам близок, в отличие от власти. Вместе мы решим, что делать. Как, когда. Или, если не решим, то лучше поймем мотивацию друг друга. Важно знать, чего можно ожидать от своего родственника. И им, и мне. Очень хорошо, все же, что по воле случая здесь собрались почти все.
- Да, мы должны думать в первую очередь о народе.  С долгами, конечно, все сложнее… с независимостью или без, но мы уже всем должны слишком много. Но раз Лондон ничего не намерен с этим делать, то мы смогли бы. Думаю, это будет трудно первые годы, но кому сейчас просто? – Скотт улыбнулся, подхватив волну Ирландии.
Верно, все верно. Просто никому не бывает. Но, думаю, себе стоит признаться в том, что я все же немного напуган… Оппозиционное рвение пугает меня в том числе. Я верь тоже вполне себе консерватор и оседлый… Но и так больше не может продолжаться, правда?
И совсем скоро их компанию пополнил и Артур. Теперь все в сборе. Самую малость неожиданно, но так даже лучше. Подсознательно Керкленд почувствовал себя более спокойно. Теперь не придется обсуждать «уход от Англии без самого Англии», да и Артура, не смотря на странные и испортившиеся в последнее время отношения, Шотландия все же ценил. Они не чужие друг другу и, как и в случае с остальными родственниками, Скотт это никогда не игнорировал. Просто теперь, когда игнор его собственной персоны стал особенно выраженным, так просто это терпеть не виделось допустимым. Потому что это отдаляло и подчеркивало те коренные отличия, что существовали, в данном случае, между англичанами и шотландцами.
- Здравствуй, Артур. На самом деле, это почти случайность, что собрались все, - он сдержанно, но в целом довольно доброжелательно улыбнулся англичанину, - Могу предложить тебе чай, но не думаю, что в одиночестве тебе понравится его пить. Ты верно сказал: мы почти закончили.
Небольшая пауза, шотландец осмотрел всех присутствующих, отчего его лицо стало более серьезным, и вновь повернулся к Артуру. Можно сказать, что сегодня все собрались именно вокруг Скотта, у него дома, а потому он должен начинать сразу с дела. Ведь именно в его «стране» первыми за говорили о выходе из состава Соединенного Королевства…
- И ты прав. Время серьезно поговорить, - он облокотился локтями о стол, хотя это и не было особенно приличным, однако шотландцу стоит чувствовать себе более уверенно, а опора на стол – идеальное положение. В конце-то концов, «шотландец – не англичанин». В Лондоне все чаще думали также. – То, что мы так одновременно устремились сюда… я думаю, ты понимаешь, что это демонстрирует наше общее возмущение.  Все не совсем плохо, однако продолжаться так дальше не может. Мы хотим начать исправлять все сейчас, пока не слишком поздно. У тебя же это получается… не очень хорошо, -  шотландец немного занервничал. Все же такое деликатное дело, да и то, что внутри одного государства происходят подобные разногласия… это не может не волновать, даже не смотря на то, что Керкленду очень хотелось независимости. Все же, если бы он был уверен в преимуществах абсолютно референдум был бы проведен гораздо раньше, и никакое законодательство не помешало бы стать суверенным государством.

0

18

Персонаж: Уэльс, Уильям(Уил) Керкленд


Началось. Отметил про себя парень, когда уже стало ясно - конец семейным посиделкам, все настроены на серьезный диалог. Немного, конечно, Уилл побаивался таких разговор: кто знает, насколько далеко все может зайти и как развернуться. Но и интересно тоже было. Потому, что в первую очередь обсуждаемая темя была важна для будущего самого Уэльс, и избегать ее и дальше было бы верхом глупости. Тем более, что хоть Керкленд сам и был против распада Соединенного Королевства, на его собственных землях появлялось все больше тех, кто желал именно этого - той самой независимости, о которой так мечтает Шотландия, о которой задумывается Северная Ирландия и потери которой так боится Англия. Все это, конечно же, понятно. А прислушаться к братьям, все же, стоило. Кто знает: вполне возможно, что в будущем именно они могут оказаться правы, хотя Уильяму очень уж не хотелось признавать подобный вариант. Потому слишком уж этот вариант суровый и эгоистичный.
Почему эгоистичный? Слишком часто Керкленду снились туманные картинки прошлой раздробленности и того, что в будущем это вновь может повториться. Только теперь все будет гораздо хуже, потому что мир уже успел разогнаться до такой скорости, что то, что раньше было естественным - распадаться -, сейчас становится самоубийством. Слишком маленькие, чтобы позаботиться о себе. Как в плане населения, земли и возможностей, так и ресурсов. И именно это, пожалуй, заставляло Уэльс раз за разом наступать на гордыню своего народа и оставаться верным эгоистическому Артуру. Потому что знал, что так - лучше. Народу, конечно же, это не объяснить, да и у самого почти-что невидимого Уильяма терпение далеко не бесконечно...
Появление Артура вмиг успокоило парня, он ведь уже и сам начал волноваться и задумываться над опасными сейчас вопросами. Ух, какими опасными вопросами. И сел англичанин,разумеется, именно с ним. Ну да: единственный оплот адекватности и здравомыслия, если судить с точки зрения Артура. Ну и хорошо. Мелочь, чисто логическая, а приятно.
  Уиллу захотелось поддержать брата, а потому тот скромно ему улыбнулся. Впрочем, какова вероятность того, что Керкленду на это плевать? Да. все как всегда... но лучше уж так, чем то, чего требуют остальные. Мягкий и скромный по своей натуре уж точно это понимал, хотя ему тоже хотелось заявить о своем существовании. Во весь глос.

0

19

Персонаж: Артур Керкленд, Англия

Выразить отношение Артура к происходящему? Не удивление, но недовольство. За последние пять лет, глупо отрицать, вопрос о национальной принадлежности, независимости и прочих «важностях» всплывал уже не раз. Как всплывал, так и вновь скрывался под водой. И виновато в этом не правительство, не реклама, не другие средства – народ хотел, чтобы Ignited Kingdom оставалось таковым. А борьба все продолжается, а на это все плевать, да? Определенно,  давило на самооценку Керкленда, который никогда не забудет имперские времена. Как и собственную историю – внутренние войны, собирание британских земель, создания Соединенного Королевства. И ведь в последнем, по сути, таились ответы на все вопросы, которые сейчас так будоражат националистов.
Соединенное Королевство Великобритании и Северное Ирландии – равноправие, признание, дружба. Даже смешно – было ли это сейчас? Начать с той же дружбы. Хоть ирландец и был ближайшим родственником англичанину, связь с ним постепенно сходила на нет, как бы не признавая значимость. Хватило с Артура и того, что Унион Джека теперь можно поднимать только на праздники – а ведь народ против, народ чувствует единство.
Шотландия. После Лондона – крупнейший туристический и экономический центр, собственная культура, собственная национальность. Каким образом Англия умудрился ограничивать его в правах? Без понятия. Судя по всему, лишь разбаловал, дав понять, что скоты не являются пустым местом. А зря, видать. Старые имперские методы не привели бы к такому, хоть, в свое время, именно из-за них Империя потеряла Соединенные Штаты и Индию. Но не будет о них.
Уэльс. Маленькие, безобидные, но общая зараза проникла и на эти спокойные земли. Впрочем, сейчас к Уильяму было меньше всего претензий. Он чем-то напоминал невидимого Канаду. Наверное, пацифизмом. 
А эти совсем забывают про экономику, про внешнеполитический курс, про экономику. Да даже про Евросоюз. И как всегда не вовремя. С досадой отметил англичанин, сложив руки у лица и еще раз осмотрев присутствующих. И как так вышло, что все ка-кто дружно вышли из-под общего, законного контроля?  Слова же родственников просто непросто рассмешили. Желания? Устремления? Как будто у вас их кто-то отнимал. Забыли даже, что общее правительство.
- Прекрасно. Что же, я слушаю: чем вы недовольны? В чем вас всех дружно ущемляют? – англичанин усмехнулся. – Если вы думаете, что и мне нечего сказать и я всем доволен, то все это уже бессмысленно.
Хочется верить, что этот разговор пройдет впустую. Как и всегда.

0


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » У кого вопросы - очередь справа; кому независимость - выход слева


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC