Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Закрытые эпизоды » Пиндостан и Изгаиль на исламской прогулке всегда к месту


Пиндостан и Изгаиль на исламской прогулке всегда к месту

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Израиль, США;
Время, место: где-то в районе 2000-1Х-ых, где-то в арабском мире, косвенно что-то связанное с резиденцией ЛАГ или че-то в этом духе;
Суть: Стеб. Упоротость.

И СРАЗУ ПОСТ.

Нет такой азартной игры, где азарт не превратился бы в самые большие деньги или самое крупнокалиберное разочарование.
Но как сказал один виноградник: «Беда многих — половина утешения», так что утешьтесь, фолдеры, совершите ритуальное омовение очерненных валютой карманов – и, шнырь, в ближайшую забегаловку. Чай, в 21-ом веке, хватает мест, куда можно ненадолго забежать.
И, да, прошу заметить, что сегодняшний гость, чистосердечно «за» игру на американские доллары, израильские шекели, персидские дарики, греческие драхмы, португальские реалы… Короче, все предметы нумизматики в неприличных количествах даны людям исключительно во благо и на блага. Вот только разгуливая по каирским рынкам в одежде «не очень верного», Шмуэль детально обдумывал, как лучше всего воспользоваться прекрасным шансом найти самого слабого из братьев-арабьев и, со своевременной галантностью, протянуть руку помощи.
-  Мархаба! Маладой человек, вы не представляете, как вам повезло. Последний столик даром отдаю! Прекрасное место для знакомства с восточной культурой – Обтянутое мелкими морщинками лукавое лицо торговца горело неудержимым желанием всучить «туристу европейской внешности» билет в рай, ну, там, где грешников коптят, знаете.
- Мумкин букра, Иншалла…- Вейцман изобразил глубокомысленный байроновский жест, стараясь придать себе еще немного «европеоидности», но, на его глубочайшее удивление, толстощекий бородатый араб потер переносицу и уставился на замаскированного Израиля, как на Иуду, который почему-то, вместо гуманного повешенья, вдарился в религиозный экстремизм.
- Ась? Так это ты пятый?
- Я  таки у мамы первенец. Но если мой анда* опять решил проверить, смогу ли я добраться сюда живым, то давай пойдем и вместе его разочаруем – Парень в светлых джинсах, разрисованной обезьянами футболке, на которую был небрежно наброшен драповый пиджак, широко улыбнулся. Вот она какова, столица, которую я так недавно с любовью бомбил. Везде пароли и отвратительные протухшие морепродукты в виде русских туристов. Только бы Джонс не подвел, а там уже и…

- Ассаламу алейкум – выдавили из себя глотки четырех присутствующих государств. В сравнении с этим, звук щелкнувшего затвора на автомате серии Misr звучал бы слаще колыбели.
Мерно вздымалась трубка кальяна. Картежники почесывали пуза, рассматривая Шмуэля так, будто на нем не было ничего приличного, кроме собственных волос. В общем-то так и оно и было.
- Ва-алейкум ас-саля́м – Расстегивая пальто, правой рукой еврей еле заметно коснулся кобуры, а затем живо плюхнулся на предоставленный стул: - О, Иордания, когда ты успел постричься? Тебе идет. С тобой, Египет, я вчера на границе здоровался. Жарко было…Мдя. Сирия, ты садись, садись поближе. И передай своим пилотам, если это слово, конечно применимо к ним, пусть не роняют самолеты на моей границе. Пусть хотя бы до ближайшего мусорного ведра долетают. А где Палестина? Ей ООН еще карты в руки не дал? Эх, разговорился я что-то... – Кальян был хорош. Даже очень. Шмуэль конечно не был той никотиновой лошадью или лошадиной каплей, но в присутствии злейших друзей все любезности куда-то разбегались. Ничего не могу поделать с тем, что  я честен. А что может быть лучше щепотки честности перед игрой в покер?
Египет, возглавляющий Диван, кисло улыбался. Сирия, превратив глаза в щелки, уже дернулся было поговорить с Израилем в духе «ты чо, бессмертный?!», но выместил злобу на ни в чем пока не повинных игральных картах. Первым ответил Иордания:
- Да, вы, евреи, действительно избранный народ. Жопа во-он какая широкая, а мозг мелкий. Но здесь, окремя тебя, собрались люди мудрые. Так что не будем портить красивую мебель твоей кровушкой. Муха, раздавай. Первый кон – лучшие отели столицы. И да будет Аллах к тебе снисходителен.

Диван (в данном контексте) – высший орган исполнительной, законодательной или законосовещательной власти в ряде исламских государств
* анда – брат/клятвенный побратим у кочевых народовПиндостан и

+1

2

Мои бумажки блуждают по свету и пытаются приносить доход, но ведь я так много должен, а потому почти банкрот. А я копом мира промышляю, но все гадство в адрес свой известный получаю. Чую, всем охота бы меня порвать, на ассамблее ООН недобрым словом обозвать. Как, впрочем, мой прекрасен торс, а все твердят - жирный пиндос. А меня все это не е*ет. У всех на меня... встает? Бхм.

  Если вы скажите, что выше - бред, то будете не правы. Выше - бред для настоящих ценителей американского фило-бредостана. Обоснуй будет... бхм... после (хотя, заведомо утверждаю, что лучше бы вам его и не узнавать, господа хорошие).
  Пока родные земли заваливает снегом, разносит ураганами и скупается за китае-изначально-американские доллары, сам Альфред занимается крайне полезными вещами. И вообще, дома - слишком много иностранных рож и непонятных языков. А ведь Америка говорит только на одном языке, такая уж у них, американцев, особенность - гляди, так нарушит свою главную традицию и заговорит на пяти, а лет через пятьдесят, так изобретет мексикано-китае-арабищную спешл спикинг. Не, не айс, это он может увидеть и в других, Им забытых и захудалых местах. Кстати, о "забытых и захудалых местах"... таковых, которых вниманием еще не успел обласкать, было много. Да-а, у Штатов поле для игрушек и троллинга огромно, особенно повезло, как оказалось, миру арабскому - две высотки на родине взорвал, египтянину заплатил, и понеслось, хер остановишь. Вот последнее нехорошо - играть надо только с участием Джонса, а то без него выходят всякие там Октябрьские Революции да Крестовые походы. Ась, чагось? Похожее-с и похлеще при Штатах? Тщ, ведомые, вы ничаго не разумеете. У нас тут иллюминаты, еврейская верхушка и мексиканское мясо под боком. А еще мы со всеми дружим: для привлечения внимания наши флаги жгут, посольства громят и обещают новую холодную войну развязать, а мужское ненасытное достоинство повесить на вершину чего-то там высокого, - всем друзьям внимание уделить трудно, вот и завлекают, кто на что горазд.
  И, как вы поняли, наличие друзей во всей странах мира (кроме дерганного России и его отмороженных союзно-рабо-психо-соседей, там вечно своя смердящая атмосфера) в те самые моменты, когда домой ни-ни, является плюсом непередаваемым. Когда есть, к кому завалиться, а тебе будут рады (учитываем культурный колорит: три раза чуть не съели, другие сразу пушку к виску, третьи в ноги падают, а четвертые отпаивают чаем... кажется, с мышьяком). Сегодня, да и вообще как-то слишком часто за последнее время, пристанищем и страдающим (ибо излюбленным) местом Соединенных Штатов был Ближний и Средний Восток. Но, прежде, скажем, что повезло Альфреду в том числе и с соседями. Не считая той, что до жути нервная - Венесуэла. Ее вечно параноит, что Джонс ее хочет, притом хочет дико, хотя ему, на самом-то деле, от одной мысли тошно - у них там диктатура, коммунизм, и, как и в Рашке, на нефти выезжают. Фе, как недемократично.
А вот с ее соседкой, Колумбией, дела обстояли иначе. Она-то Штатики любила, как накаченные блондинки Тони Старка, всем, чем могла (и чем не могла тоже - вы недооцениваете мощь третьего мира; южная америка - это тоже Америка). Задержавшись у нее на две ночи случайно, типа проездом, в очередной раз, кстати, угостился местным кокаином (и не говорите, что это плохо - вы сами попробуйте, да еще и после двух прикольных ночей, вечеров и утро`в), как-то подумал, что беженцы за окном и дилеры с автоматами - невесело, этого и в Детройте, и на границе с Мексикой достаточно.
Айда в Афган, он всегда Америке рад, он всегда рад тем, кто прилетает с Америкой. А если речь о не очень официально одетой мулатке с неплохим размером... да, кстати, Колумбию он таки взял собой. Ну, типа компания, и мало ли, чего Лучшей в Мире Стране захочется. Вдруг.
Собственно, в Афгане приняли на душу еще [не]много опиоидного сырья, договорились, что Альфред за войну заплатит, построит дороги, и вообще, останется здесь и после 2014, и что президент нынче в Афгане крутой - верный путь к демократии, так и держать. Здесь американец с не леди протусили еще денек, но без мест для отжигу невесело. Прекрасно, время посетить новых друзей. Желательно, облетев при этом невменяемый Иран и дерганного Россию... окда, Пакистан, из Пакистана на свои вечно караулящие в Персидском заливе американские ВВС. А оттуда как-то... э.. где-то... э... оказался. Арабы, а уж дальше-то какая разница? Задницы чернорожие.. хотя нет, это ниже. Просто задницы. Их круто поджигать и стравливать, мол: "Не, не я, это все сосед. Как, я? Лол, религия, братаны", а потому крутые друзья.
  Впрочем, место не самое веселое, а даже унылое, а потому, раз уж у Соединенных Штатов отпуск, отрываемся, как можем. Где-то между утром и вечером, размявшись с Колумбией в очередной раз, Альфред сильна-сильна наширялся. Качественно, отборно, внутривенно. Типа, с местными надо на их языке же шпрехать, а раз американец только американский и знает, то будет косить под этих же местных, они неадекватные фрики, а он, типа, дипломат - под всех, со всеми, всегда, с радостью. А уж автомат за спиной и явно не арабская внешность, одежда и полу-прикрытая дама под рукой - не, не палевно.
Наверное, Альфред шастал долго, много, не в себе, пару раз отключался (ну, типа, вы же знаете, что не только от алкоголя впадают в сонный экстаз). Но немного включился, когда мобильный (о, чудо! его не украли, не забыл дома, здесь вообще ловит, в стране-то третьего мира-то!) напомнил, что, типа, там у него через пол часа что-то намечено, и даже место указано. А, еврей? А, точно, да, еврей!  Здесь его, определенно, не хватает.
  Спасибо не обдолбанной южноамериканской да и вообще исторической шлю... Колумбии, которая дивным образом промычала что-то нужное и, тыча на Западную рожу и майку Джонса с американским флагом, умудрилась добиться от местных адекватной реакции. Ну, типа, исламисты от такой наглости в шоке, но до места-таки довели. Автомат и "американец" пугают, да и за грудь большую нынче не бьют (странно, что история игнорировала наличие энной у Украины, выходит). Чувствуем себя как дома, в таком случае.
- Бровастые фрики, суток клевых, ибо я без понятия, типа, какое щас время, - Альфред бесцеремонно, нет, ну совсем бесцеремонно, завалился туда, куда не звали - или звал, но не араб? а, плевать, все равно все друзья и господа тупые, но хорошие - по-американски широко и самоуверенно завалился на какую-то мягкую херню, в то время как колумбийка устроилась в весьма... откровенной (даже не только для арабов) позе на коленках у Альфреда, в то время как тот, судя пов сему, все еще от нашпигованности не отойдет, но, типа, дурак не полный, тайком что-то даже соображает.
- Что-то рожи у вас, не могу не сказать, угрюмые. Типа, кто посмел наступить и, это самое... Все забываю, как правильно у вас тут виски призывать.
Альфред слегка заторможенно уложил щеку на грудь исторической шлю, мутненько, но все равно на манер: "Я еще в первом куплете сказал, что меня не е*ет, я зэ бэст, а кому чего - у меня тут автомат, санкции, и вообще, у вас зубы кривые и желтые". И замет-таки еврея. Как-то поздно, но... что тут вообще мутится? Делается? Альфред не знал-не знал, вот и забыл.
- О`еврееваешь не еврейское, ась? Вот же, падла, ни одного ООН на тебя нет. Обожаю.

+1

3

Из распахнутого окна веяло щебенкой, солнцем и виски, втертым в чью-то прокуренную рожу за неимением ароматических масел. В малёхонькой комнатушке, обкуренной весельем было «не то чтобы тесно, но не продохнуть». Муха, оголив бронзовое брюшко, сосредоточенно, сдвинув брови, всматривался в свою порцию игральных карт. Сириец тихо мычал сквозь кальян что-то из Омар Хаяма в интерпретации затейника-Курдистана.
То-то, старины Ливана не видно, опять твои грязные труселя в Средиземном море отмачивает. Бедолага. Ведь у Саудовской Аравии, если подумать, исподнее, пропитанное нефтяными пятнами и изодранное, словно на свадебном обряде, дяденьками-инвесторами держать в руках куда приятнее… Трусы? Тьфу! Ослиные бакенарды, о чем я только думаю!
- Ваш бет, иудейская морда – это шипит раздобревший на меридианном скотоводстве Иордания, и подает своей разукрашенной перстнями восточной лапищей («хмм, маникюрчик ничего так, не хуже чем у тель-авивских травести-див…стоп. Воу, атзор *, что с этим кальяном?.. И где мой самый близкий коше… самый родной, самый такой политический товарищ. Опять не то. Товарищ – это в советской России. Правильно – Фрэнд. Х`авэр**) поднос с фишками. В центре сложенная вчетверо салфетка, загадочно выпуклая. Темными, покрасневшими от дыма глазами, Израиль заприметил ее, решив, что на случай, немыслимый случай, собственного проигрыша, обязательно допытается у Мухаммеда о ее содержимом.
А часики, между тем, тикали. Игра шла вяло, так вяло, как поплескивает в артериолах и капиллярах кровь меж курдючного жира верблюда. Ибо главного героя «мальчишника» все еще не было.
- `Айна?*** Хде, спрашиваесся, твая американская подружка? – Палестина, подогнув под себя изящные ступни, легко, будто веером, поигрывала своей денежной долей.
- Таки, не имею ни малейшего представления, радость моя. Должно быть поехал справляться о здоровье Асада. Возможно кроет матом ЮАР-овские генномодиффикацированные бананы. А еще более вероятно, продвигает ваш гуталин кому-нибудь из своих близких и бедных знакомых. – Вейцману было немного неспокойно, но достаточно хорошо, чтобы подарить исламистке лучистую, правда немного обдолбанную, одесскую улыбку.
- Что, почетный герой холокоста, своего «гуталина» не раздобыл, так чужой судить взъерепенился? тебе хоть когда-нибудь хоть на что-нибудь будет фиолетово? – Египтянин подсел поближе к братцу, почти любовно приобняв того за плечо. Еврей было попытался отстраниться, но, сделав очередную затяжку, лишь лениво подбоченился, умело скрывая от арабских глаз жидовские картишки.
- Будет.
- На что же?
- Мне будет фиолетово если Финляндия подцепит глисты от своей экспортной рыбы. Ну, или таки если вас, опа, и не станет.
- И чо? Плакать не будешь?
- Л`о ***, закажу тризну, буду еще как, но в глубине души… - Шмуэль не закончил свою опасную тираду ( карты были хорошими, винтовка стояла неподалеку, за цветочным горшком, а чересчур крепкие объятья привели в действие стервозный механизм аки «Ландау против Сталина»).
- Бровастые фрики, суток клевых, ибо я без понятия, типа, какое щас время, -
Дверь распахнулась. Как в той старой сказке про страуса и яйцо, на пороге появился Герой.
Чувство, которое рождается на сморщенных старушечьих лицах при виде единственной гордости и опоры, чувство, с которым не одно поколение сионистов встречали в Тиранском проливе пассажирские суда со свежим «пушечным мясом» нельзя было передать словами. Однако, разомлевший Шмуэль хрипло крякнул вошедшему короткое и ясное:
- Где шлялся-то?
Арабские задницы лениво сделали рокировку, тем самым освободив пришедшим мягкий бархатный диван. Блондин, не долго думая, по-свойски разместился, приняв одну из тех раскованных мужских поз, убивающих любые нескромные фантазии одним своим зрелищем. Колумбийка с томным взглядом и упругой бархатистой попкой вызвала у сирийца горькую усмешку:
- Слава Аллаху, американский бизнес не оставил Южную Америку в одном белье, а то покер, лично для меня, утратил бы всякий смысл.
Израиль с видом «вот ЭТО сделает исламских террористов волонтерами правды, а афганские хлебоуборочные машины чудом техники» протянул Альфреду самый кальянистый кальян, который он когда-либо употреблял, будучи в натянутых отношениях со всеми своими семитскими родичами.
Интересно, мои шансы раскрутить ЛАГ на бабки все выше. Главное, не задевать самые болезненные темы а говорить о прошлом. И конечно, не впадать в пьяный угар и Палестину не лапать. Даже за  Изреэльскую долину

*атзор - "стоп", ивр.
** Хавер - "друг", ивр
*** Айна - "где", араб

+2


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Закрытые эпизоды » Пиндостан и Изгаиль на исламской прогулке всегда к месту


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC