Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » Как жаль, что воспитатель наш ослаб. Отпразднуем?


Как жаль, что воспитатель наш ослаб. Отпразднуем?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Ирландия, США
Время, место: 1949, посольство (пока еще формальное) США в Дублине;
http://s3.uploads.ru/NDATI.jpg
В 1949 была окончательно провозглашена Республика Ирландия, более не связанная ни Британским Содружеством, ни Великобританией.
  Ах, как печально смотреть на то, как сильнейшие постепенно распадаются, это ведь один из важнейших союзников Соединенных Штатов! С другой стороны, никто не говорил, что союзники должны любить друг-друга всем сердцем, а столь тяжелая война Ирландии за Независимость не напомнит нечто давнее, но в итоге такое же успешное. Что же, время отпраздновать свободу, верно? Или хотябы принять поздравления от того, кому она в свое время дала все. В конце-то концов, Европа все еще попахивает послевоенным положением, и полезно намекнуть на то, что и молодому государству неплохо бы воспользоваться щедростью победителей. А то, знаете, коммунизмом что-то в воздухе запахло...

+1

2

Всё когда-нибудь, рано или поздно, заканчивается. Старое сменяется новым, более выгодным и приспособительным. Политика, экономика и социум переживают свои ароморфозы, ведь это живой организм и ему присущи изменения, но стоит какой-нибудь одной его части лишь на пару мгновений замереть, как это может привести к неминуемому краху. Практически так всё и случилось. Сохраняющая нейтралитет, нежелающая вступать в войну и как в следствие притеснённая со стороны Великобритании Ирландия медленно шла ко дну подобно кораблю, угодившему в шторм. Ухудшившиеся отношения с Англией сказались на экономике: произошло сильное понижение промышленного производства и сокращение капиталовложений в экономику страны. А дальше как по наклонной и в 1941 уже приходилось думать о выживании чуть ли ни как в 1845-1849. Но даже «заманчивые» предложения объединения Ирландий лишь бы та потом вступила в войну и отдала Великобритании некогда ею покинутые военно-морские базы, несли в себе куда больше минусов, нежели плюсов; да и было ли это серьёзное предложение, а не пустые слова политиков? Наравне с экономическими трудностями появились и социальные. Добровольцев пожелавших участвовать в войне и вступивших в британскую армию считали дезертирами и позорными беглецами. С чего такая реакция спросите Вы? А всё дело было в нейтралитете, политика которого была следствием довоенной политики, той самой, что была направлена на повышение суверенитета. Это всё и повлекло за собой к увеличению национализма, что ассоциировалось с неучастием в военных действиях на стороне англичан. Но помимо «дезертиров» была ещё и пятая колонна в лице ИРА опирающейся на поддержку нацисткой Германии. Куда уже хуже для страны, что не участвует в войне?
Но всё проходит и нужно это лишь пережить. Вытащить экономику и общество из зыбких объятий послевоенного уныния. Привести всех в чувство, и наконец, расставить все точки на свои законные места. И, в конце концов, начать спокойно жить в свободном мире. Именно в свободном, потому что теперь Ирландия была полностью независима от Великобритании и Британского Содружества и могла наконец-то вспомнить, что же такое свободная жизнь без отчитывания о происходящем кому-то чужому, кому ты нужен, пока у тебя есть что забрать. Вот она, суровая реальность.
Республика находилась в лёгком оцепенении, которое щекотливым холодком скользило вдоль тела по рёбрам и плечам. В голове было пусто, и если утром она хотя бы воевала с собственными парадоксальными мыслями, то сейчас О'Эмэралд с абсолютно беспредметным взглядом и не менее беспредметной головой сидела в посольстве США в Дублине. Нельзя было сказать, что визит Штатов был уж совсем неожиданным, просто Морриган уже смирилась с некой изоляцией вызванной нейтралитетом во время войны, и данный визит был больше похож на бросок камня в пруд – вызывал волнения. Но сейчас, несмотря на умственный паралич, она была абсолютно спокойна, и если уж говорить честно, то с нетерпением ждала гостя. Да, что-то делала, чтобы встретить Джонса хотя бы не с пустыми руками, но совсем, не знала согласиться ли он выпить с ней чаю или куда проще будет сразу же уйти в Темпл-бар? На самом деле ирландка смутно понимала, что именно ей нужно делать и как себя вести в подобной ситуации. Эйре встала со стула, и уже неизвестно в который за день подошла к окну. Кинув короткий взгляд на улицу, и разочаровавшись от осознавания того, что там всё по-прежнему девушка вернулась на исходную позицию и, прикрыв глаза и откинувшись на спинку стула, погрузилась в свои немногочисленные мысли. Она как всегда решила довериться наитию, и поэтому ей нужно было лишь немного подождать, чтобы понять, что именно нужно делать.

Отредактировано Ireland (2013-06-06 22:50:55)

+1

3

Это так классно - быть одним из двух стран, которые пострадали от войны в наименьшей степени и вот теперь он, как сильнейший из этих двух (а Канада, будучи второй, перманентно слушался первую), совсем классный. Делай с миром, что хочешь. Правда, красная плесень и ее споры делу мешают, но это уже другое. Европа & Co не горит желанием перенимать красный цвет на себя, а он, Соединенные Штаты Америки, как локомотив всего свободного, демократического и капиталистического мира, не даст сему случится.
  Вот все эти европейские проблемы, конечно, первое время способствовали росту его потрясающей американской экономики, но оказались, как и предсказывалось, весьма неперспективными: без рынка сбыта, коим являлась в первую очередь Европа, американская промышленность не имеет никакой нужды и причин для роста. Значит, всех этих товарищей нужно вытаскивать, типа, чтобы могли покупать, правильно следовали свободной указке по доброй воле, и вообще чтобы все было классно. И для этого у Джонса уже  припасен просто невероятный, классный, гениальный план, за который, впрочем, подлый континент уже в 70-ых отплатит ему плевком в лицо и обвалит американскую валюту ко всем чертям. Но не о том речь.
Есть еще такая штука, как конфликты внутри самой Европы. И не то, чтобы Джонсу было правда интересно марать о них руки, влезать - начнем с того, что сейчас к нему приходили сами -, но вот учитывая всю послевоенную блевотину, слишком велика была опасность того, что, пользуясь антагонистическими настроями, новообразовавшиеся государства перейдут на сторону Красной Плесени, авторитет которого после Второй Мировой едва ли не перерос американский, а это.. о.. это, определенно, не то, чего  Альфреду хотелось. И имено потому соваться-таки приходилось, правда, своеобразными методами.
А тут еще и радость: Великобританию сильно обломали с ирландскими землями и теперь небольшой соседний островок - полноценное независимое государство. И, пожалуй, в любое другое время Альфред с иронией наблюдал бы за подобной картиной, за борьбой за свободу и независимость, не вмешиваясь, как это будет в последствии при двух десятилетиях падения колониальной системы, но... не тот случай. Он отнесся к этому событию со всей серьезностью и, более того, с интересом и некоторой симпатией. Ведь речь идет о Великобритании. Британской Империи на последнем издохе, которую, не смотря на всю свою заботу о бровастом, поддержку и прочие союзнические обязанности и подати, Джонс терпеть не мог всей душой ровно также, как и двести лет назад. Да как и триста. Это него, от британца, одной из немногих колониальных держав современности, отошла Ирландия. Это она с ним боролась за право на свою свободу практически тридцать лет, будучи в десятки раз слабее, меньше, бессильнее... Это до боли в сердце, еще не вырезанного и не замеренного механической альтернативой доллара, напоминало американцу кое-что из его собственной биографии. Его собственной великой истории. Его собственную кровь. Долгую борьбу. Разве что свою Свободу и Нацию Альфред не отделял во времена Мировых Войн и периоды между ними, но ведь это такая мелочь.
Ему хотелось взглянуть в глаза ирландке, как-то по-детскому и по-доброму, от чего, кажется, тот уже и вовсе отвык и разучился, подержать ее, прикоснуться. Словно это какая-то странная игра, в которой ему безумно хочется что-то доказать. Но так ведь Ирландия тоже хочет... доказать, верно? Аргх, это приятно пахнет, что, если бы Джонс был куда более эмоциональный, как и принято считать в мире, то у него наверняка бы тряслись коленки от подобной атмосферы.  Европа все еще лежит, все еще черна, сера, слаба и разрушена, все еще не забыла войну, выжимая проигравших, как лимон, раз за разом. Какая приятная дата для Дня Рождения Нового Государства, а еще начавшаяся в открытую Холодная Война! Стоя хлопать в ладоши.
  К слову, о Холодной Войне. Вспоминая антагонизм и прочие прелести, велика была вероятность того, пусть даже чисто в теории, что ирландка повернется лицом к красной плесени, демонстрируя свое отличие от британца. и тогда... Нет, ну мы ведь разумные страны, верно? Соединенные Штаты не допустят подобного, а Ирландия, хотелось верить, достаточно сообразительна для того, чтобы прочувствовать ситуацию. Такому маленькому государству иметь за спиной устойчивого и самого экономически развитого партнера - находка, а Альфреду - уверенность, что не придется выбрасывать очередной посев ненавистной плесени. К слову, это и есть еще один из важнейших, если не самый важный, повод для того, чтобы навестить Ирландию. Неофициально, но одним из самых первых. Что говорят боссы, кого поддерживают - не его заботы, Страна, Государство, хотят поздравить другу страну. У них своя, не оглашаемая прессой, политика.
 
Так уж вышло, что самолет задержался. Ну что же, бывает, бывает. Немного терпения, впереди еще куча времени. Сегодня Альфред в почти что хорошем и щедром расположении духа, сам визит обязывает.
Вещей собой, кроме типичного чемоданчика буржуя, не брал: самое приятное при себе, а для остального и существуют посольства. Может, задержаться было бы неплохо, к слову...
  О чем-то задумался, приятном, хотя только ему, Великой Державе, таким и являющимся, мимолетно рассматривая улицы незнакомой столицы. Это не Америка. Это совсем не Америка. Здесь необходима работа, как воздух. И деньги. Откликнулся же на внешний раздражитесь только тогда, когда машина остановилась у посольства, дверь открылась, а водитель объявил о прибытии. Что же, хорошо. Форд даже на ирландских улицах, даже вне промышленно развитых странах таковым остается, пока еще процветающий и вне немецкой или японской конкуренции.
Вышел, поправил галстук, ка-кто снова слишком официально затянутый, что нехорошо, и гордой походной, словно несущей себя миру, но не во имя мира, а для себя  впервую очередь, зашел в здание, игнорируя весьма... невеселую, чтоли, погоду. За минуту с ним ничего не случится, верно? Разве что плечи и волосы немного намокли, слишком долго доставать черный зонт, пускай останется на заднем сиденьи машины.

  А теперь двери одного из главным кабинетов открываются и.. Тадам! Сами Соединенные Штаты Америки, гордые, улыбающиеся и одном своим видом кричащие: "Доверьтесь мне, я крут, а еще при деньгах".
- The Republic of Ireland - you know, I like how it sounds, - он прошел, закрыл за собой дверь, подойдя к девушке и, попутно ее рассматривая, протянул руку. - Alfred F. Jones, glad to see you as an Independent Country.
Пожалуй, да. Называть американцев джентельменами - и в правду грех. Зато с порогу не будешь грузиться тем, как начать диалог, все в свои руки.
И ничего, что, как бы, вокруг напряжение, кризис, все дела. Америка пришел - все встали, улетучились, лишнее спрятали.

0

4

Многие бояться неизвестности. Куда проще находиться в ущемляющем, но стабильном сегодняшнем дне, нежели совершать что-то, что может перевернуть этот самый сегодняшний день вверх дном. Ведь там неизвестность, а тут стабильность. Временами ограничивающая, притупляющая, но стабильность. А любое стремление идти дальше, выше, несёт в себе риск чего? Правильно. Неизвестности. Но кому-то это стабильное сегодня встаёт поперёк горла. Вызывает раздражение и одно единственное желание – прекратить этот стабильный ужас. Наверное, наиболее часто это желание возникает у колоний – да и вообще стран – несогласных со своим положением.
Морриган была несогласна с самого начала. До скрежета в зубах, до разбитых в кровь рук. Её раздражали все приказы и капризы завоевателей, ведь, как правило, они уничтожали её истинное «Я» то самое, свободолюбивое гаэльское. Им не нравился её язык – слишком певучий и другой. Её музыка и танцы ведь они тоже другие. А религия? А религия станет самым главным яблоком раздора между двумя нациями ещё на очень долгие времена. У Ирландии не было инквизиции окравляющей улицы городов во время Реформации, у неё был Англия. Да и вообще эти нагло-саксы всегда были не прочь поглумиться над ней. Но время идёт, сменяя устаревшие устои и разрушая Империи. Кусочек, за кусочком отламывая от целого, казалось бы единого, всё больше частей.
Она была одна в кабинете. В посольстве были ещё люди, которых было слышно время от времени, но в большинстве случаев в воздухе царила безлюдная тишина. Мысли были слишком тяжёлыми, неподъёмными и прижатыми сонливостью. Сон – вот чего действительно не хватало О'Эмэралд в последнее время. Ах, новое государство… сколько дел и забот, надо же как-то выкарабкаться из трясины послевоенной совсем не имея личного опыта самостоятельной жизни в нынешней суровой реалии. Впрочем, а когда реалия не была жестокой?
А дел действительно было слишком много, а в сутках, к сожалению, было лишь двадцать четыре часа.
Помещение, что так редко посещалось, было выучено досконально. Каждый предмет, каждая тень, рефлексы… серые тени чего-то некогда реального в уставшем сознании ирландки пылью оседали на пол. Да, её субъективный мир очень часто трактовал свои правила, заставлял взглянуть на мир под другим, часто очень сумбурным углом. Но в этом ничего не было плохого. Особенно для Ирландии с её-то друзьями, которых и видели-то не все. Наверное, это стоит назвать сумасшествием или хотя бы его зачатками, но как не тронуться умом, смотря на то, что происходит в мире? Ведь мир уже давно тронулся умом.
То, что кто-то шёл в сторону кабинета, где она медленно мысленно тлела, то есть засыпала, девушка поняла практически сразу же. Слишком громко. Безлюдная тишина сменялась зачатками многоголосого шума. У Морриган в мыслях было не очень много вариантов того кто же мог зайти. Возможно, кто-то чтобы сказать, что самолёт задержался – хотя это было и так очевидно – и придётся ещё подождать. А быть может и сам Джонс, кто знает. Но в любом случае О'Эмэралд встала со стула и направилась в сторону дверей, дабы встретить собеседника. Двери открылись, и в кабинет вошёл не кто иной, как Альфред. Улыбающийся и какой-то слишком важный. Это Ирландия поняла, лишь взглянув на него. Она была обескуражена.
- Hello USA, - Морриган ответила на рукопожатие и немного смущённо, но всё же по-детски наивно улыбнулась. – Thank you, - девушка снова смутилась. Независимая страна… - I’m glad to see you too. What do you say to a cup of tea or coffee? – спросила Республика, указывая в сторону стола тем самым приглашая американца присесть.
По спине у неё снова прошёлся холодок перед неизвестностью. Но в отличие от того большинства неизвестности она не боялась.

0

5

Может быть, даже лучше так - как знать,
Привидениями на восток.
Выжигать и давить мосты опять,
Значит, нам остается ждать весны.

Молодых нужно направлять! Это, должно быть, странно - в один прекрасный день получать свободу. И вроде как все в твоих руках, все дается, рычаги - дергай, сколько угодно, ломай, ищи новые, прикрывайся чужими. Да вот только сразу всплывает ряд вопросов, которые как-то раньше замечались. Что-то лежало на плечах тех, от кого ушел, чего-то не было изначально, другое просто лишалось источников финансирования. Если у Альфреда было иначе - он и ушел потому, что четко знал, что да как, была видимая цель - ненавидеть Британскую Империю, укрепляться и расти, опять же, не подпуская к себе никого лишнего в своей странной изоляции, то у Ирландии дела обстояли иначе. Уже, как минимум, не средневековье, а географические размеры и параметры ну никак не позволяли ей пойти по американскому пути. И даже хорошо, США же такой уникальный. Именно поэтому, но не только поэтому, девушку стоит подтолкнуть в нужном направлении.
Не будем скромничать, ибо сие не про блондинистого: сейчас Америка по большому счету тем и занимался, что делал благие дела. Ну там Европа, Япония, спастись от красной плесени совково-китайского толку... Ирландия, пожалуй, прекрасно вписывалась в эту компанию, а потому кому, как не Королю Капитализма и Отцу Демократии,  стоит взять этого птенчика под крылышко. Или под... бхм... что-то другое. Но не суть.
Итого, процесс осмотра начался. Что можно получить самому, что в минимуме и максимуме  можно предложить, что будет весьма красиво, что без просу взять, а на чем и сойтись в долгосрочном порядке. Да, Холодная Война, пока США является единственной ядерной державой, еще не встала на дыбы окончательно, но что-то подсказывало, что сие явление временное. Значит, долгосрочные интересы и процветание тех, кого под каблук или на горб взвалил соотвествует понятию американских интересов. В плане, дайте попускать пафосу в воздух, чтобы не воняло амбициями и прочими ароматами Сверх. Таких-то единицы, а вот убранство, обстановка, возможности всех тех (стран), кто оказался менее везучим и воевал, и воздерживался, но все равно пострадал... Много работы, на самом деле и, о, какая ирония, в подобной обстановке говорят о мире? Хах, давайте вместе поржем, как ослы из республиканской партии.
  Ок, значит, подстроить атмосферу под себя, учитывая существующую обстановку.
  А ирландка, видимо, все же растеряна. Нет, оно и понятно, логично, было бы странно, если вдруг наоборот. Да и Штаты - гость непростой. Хотя, кончено, не совсем это хорошо: может и протормозить. Опять же, смотря с другой стороны, тормозят не вечно, и что-то, располагающееся где-то в мозгу Джонса, подсказывало, что это именно тот случай, а Ирландия не дуб. Nice.
- Good idea, but. You know, today is a special date. Maybe... vine or champaign? - скорее выдвинул альтернативу, уточняя, что-где-как и зачем настроена ирландка, нежели ставя условие, попутно не без статусности усаживаясь туда, куда указала хозяйка сего места (хотя, юридически, посольство США = территория США), закинув ногу на ногу. Нет, что вы, это такая мелочь, у него нет ни малейшего повода давить. Только, может, указать на то, что предпочтительнее. Девушке неплохо бы чувствовать себя раскованнее - иначе ей просто будет тяжело на переговорах в дальнейшем. Забота и благо прежде всего. И пусть не беспокоится, что на дворе 1948, вино, шампанское, прочая роскошь на улице не валяется. Такая мелочь! На самом-то деле, об этом-то американец с набитыми карманами позаботился еще до того, как сюда прибыть лично. - And I have a little present for you. Just a small symbolic gift, - легким движением он уложил себе на колени кейс, еще не успев придвинуться к слоту, открыл его и достал нечто забавное. Ну, знаете. Дипломатия и все эти подарки - дело тонкое, но на этот раз реально почти от души. Просто так захотелось, так сказать.
Он с располагающей к себе белоснежной улыбкой, но не слишком навязчивой, положил перед ирландкой позолоченное настенное украшение, местами со вставками из весьма представительного дерева. Ну там две пожимающие друг друга руки, мир, типа тканевых флагов Ирландии и Соединенных Штатов. Ну, знаете, символика. Мелочь, а вообще очень приятно. По крайней мере, так казалось американцу. По крайней мере, он не был слишком расточителен на подарки, потому это можно было характеризовать, как некоторое желание проявить немного больше доверия и сотрудничества, чем обычно. Опять же: дипломатия - дело тонкое.
  Не переставая улыбаться, он перевел взгляд на Ирландию, чуть вздернув одну бровь, мол: "Ну, что скажешь? Я  про напиток, разумеется, а это - мелочь".
  И вот непонятно, толи он очень гордый и от себя прется, вея своей силой, толи реально доброжелательный, а остальное - само собой, как бы хвостом волочится. Очень хотелось верить во второе, ибо, блин, ну, особенный случай же!
- And, please, relax. Everything is fine. Or, no! Everything is great, - он слегка наклонил голову, устроив руки на колене, чуть покачивая ногой, точнее, кончиком правого ботинка. Нет, не от нервов. Скорее, от хорошего настроения, мелодии в голове или чего-то в этом духе.

0

6

Республика смотрела на Штаты выжидающе. Бежать уже было некуда, все мосты сожжены. Сожжены они были ещё в тот момент, когда она узнала, что Джонс решил её посетить. Сказать, что Ирландия была удивлена – ничего не сказать. Она уже давно свыклась с мыслью, что всем на неё наплевать. Нет, это не обиженные рассуждения маленькой страны на такой большой и жестокий мир нежелающий помогать и принимать желающих стать независимыми – это самые обыкновенные рассуждения вызванные реалиями. Она ведь такое мелкое государство… а какой у неё сосед! Просто сказка. Правильно, зачем кому-то ввязываться в эти странные взаимоотношения? Проще закрыть глаза, даже в тот момент, когда просят о помощи уже в открытую. Всегда проще сделать вид, что ничего не происходит.
Но сейчас Морриган не волновалась. Она знала о целях визита ровно столько, сколько ей сообщили, и не видела – да и не хотела – пока что в этом никакого подвоха. Хотелось ли ей знать о возможных подводных камнях? Кто знает. Но ей точно хотелось пустить всё на самотёк, действовать по ситуации, осторожно пробираясь вперёд к неизвестности, желательно не задевая те самые возможные подводные камни, но кто же знает, что произойдёт и как повернётся ситуация. Однако вопрос о выпивке уже поставил Морриган в тупик. Она, конечно же, сама подумывала о чём-нибудь более крепком, чем чай или кофе, но чтобы вот так в лоб, практически с порога… это заставило ирландку немного удивлённо посмотреть на американца. Но с другой стороны… ему явно было виднее. А она ни йоты, ни бельмеса не разбиралась в вине, имея совсем уж поверхностные познания о нём. Немного в идеалистическом понимании Эйре, вино было чем-то ужасно изысканным, что само собой разумеется, не вписывалось в её жизнь; всё же и сама девушка считала себя деревней, по сравнению с соседями уж точно. Да и зачем О'Эмэралд оно, это вино, когда рядом есть привычное пиво или же виски? Да, это были две крайности для головы – либо лёгкое, либо тяжёлое – даже если она и не злоупотребляла выпивкой. А если и злоупотребляла, пытаясь забыться, то это обычно обещало, что утро будет тяжёлым.
- Well, if you think it’s a special date… I'll drink the wine, if you don’t mind, - улыбнулась Республика. Она полагала, что раз уж США завёл подобный разговор предоставляя подобный выбор, то, значит, что этим всем располагает посольство, ибо сама О’Эмэралд подобным не располагала и он наверняка об этом знал. Для неё это была непозволительная, да и если честно, ненужная роскошь. У неё были уже давно привычные и любимые пиво и виски, а всё остальное казалось не тем и совсем не к месту. Да и, в конце концов, она была на его территории и в какой-то степени уже играла по его правилам. Морриган хотела обратиться к кому-нибудь по поводу выпивки, надеясь, что это не будет выглядеть слишком нагло, но дальнейшие действия со стороны Штатов заставили её опереться о стол и непроизвольно ойкнуть. Она рефлекторно прикрыла рот рукой от нахлынувшего на неё удивления и медленно сползла на ближайший стул. - Thank you very much. This is… unexpectedly. Please, don’t pay any attention to my reaction, - рассеянно улыбнулась Ирландия пытаясь не выглядеть уж совсем смущённой и сбитой с толку. Да, подарки были редкостью и вызывали поистине детское удивление, но сейчас это вызывало зачатки насторожённости. С ней такое бывало, а сейчас особенно обострилось из-за появившейся независимости. Нельзя было точно знать, кому стоит доверять, а кому нет. Нет, что Вы… Эйре не относилась ко всем враждебно, в штыки, напротив, она всегда была дружелюбна и по максимум, как позволял характер, открыта ко всем. Но осторожность в любом случае не помещает, дабы не совершать старых ошибок. Всё же дважды на одни и те же грабли наступать ей не хотелось. – Very beautiful thing… - а потом внутри у неё стало пусто от понимания того, что ей нечего дать взамен. Совсем нечего. И поэтому О'Эмэралд стало не по себе. – And you right, everything is great, - снова улыбнулась ирландка отгоняя смятение, но окончательно забывая о том, что хотела сделать до этого всего.

0

7

Разумеется, Ирландия немного озадачена, немного растеряна, может быть сбита с толку и прочие схожие состояния. Ну и прекрасно: хуже, когда подарки, да и вообще что угодно, в свой адрес считают должным. Будучи именно из этой серии, других себе подобных Альфред не переноси, а потому... с противоположностями работаем, господа! Типа, если вы не Америка & великодержавная Cо, то с самооценкой у вас все в порядке, ситуацию о своем состоянии (мизерном или же где-то между "мизерное и еще мизернее") вы понимаете, с вами можно договориться на хороших условиях. По крайней мере, в конечном счете именно в этом заключалась цель визита. Политика - хорошие отношения, единый курс, дружба наций и прочее милости - это классно, но когда нечто политическое имеет под собой еще и финансовую, так сказать, осязаемую и ощутимую основу, то гарантии и долгой дружбе, подчинении и молчке в стороне становятся куда более надежными. В конечном-то счете, это и есть жизнь! Если мы вас не грабим, то вы должны молчать по поводу того, что мы грабим других. В случае Ирландии, конечно же, дела обстояли немного да другим образом. К примеру, в нее Альфред реально расчитывал вкладывать. Да-да, выгода американским акционерам, кредиторам, бла-бла, бла-бла, но так это любой, даже самой невыгодной сделке свойственно! Ничего подлого или вопиющего, просто даже в супружеских отношениях экономическая модель и стратегия работает сама по себе, по стандартным законам, как бы сильно избегать такой бы не хотелось. От части, ирландке нечего дать ему сейчас, но, о, Джонс уже чуял, сколько даст она ему совсем скоро. Такая мелочь, право слово.
Будучи страной прямолинейной и имея весьма своеобразную, но самую обширную в мире дипломатию, Джонс был намерен немного подтолкнуть собеседницу... хоть к чему-то. Это, знаете, так давит, вот так просто сидеть и разговаривать. Конечно, послевоенное время, атмосфера, сам день и ситуация создавали нужный антураж, гордость и настрой, но вы объясните это молодому и богатому Фреду, привыкшего  подолгу сидеть разве что в шикарном кабинете Белого Дома с секретаршей в очень интересном месте, так что... ну вы поняли, да, о чем я? Поняли, коли не дураки. Потому и с Ирландией, оказавшейся крайне симпатичной и необычной по американским стандартам девушкой, посиделки растягивать не стоит. Уж лучше о делах, ибо долго любоваться женской красотой в подобных удобных условиях... ну вы поняли, в общем-то.
Вино, окау. К слову, в нем Альфред не разбирался вообще. Да и в шампанском тоже. Я уже наверняка говорил это, да? У него там, в Америке, элита другая, и народный алкоголь тоже другой. Зато в таковом прекрасно разбираются его дипломаты, специально для этого и нанятые, и заранее подготовившее соответствующий событию напиток.
Американец встал, чуть улыбаясь, покосился а ирландку, а затем прошел к небольшому шкафу в углу. Или как оно там называется, ага. На средней полке, такой прямо закрытой, со встроенным мини-баром или типа того, в плане, знаете, престижное хранение нескольких престижных бутылок, он выудил одну из тех самых бутылок, которых сейчас-то было всего три, а на полку выше - стянул два бокала, прихлопнул дверки шкафа и вернулся к столику, не садясь устроил бокалы и разлил в них вино, после чего, наконец, сел, устроив бутылку поодаль от бокалов.
- So! - не без гордости в глазах и жестах, что само собой разумеющееся, блондин взял бокал в руку. - Let`s drink  to your freedom and beginning of our countries partnership! - улыбнулся, подняв бокал. - И, разумеется, за свершение твоих светлых планов! Они ведь у тебя имеются, верно? - и вот здесь как бы так знаете, вот и тост вроде, а, с другой стороны, призыв к дальнейшим действиям. Ибо все это чертовски круто, несомненно, но уж очень хотелось бы как минимум узнать, что Ирландия намерена делать дальше. Возможно, на этот раз обойдется и без тяжелой артиллерии.

0


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » Как жаль, что воспитатель наш ослаб. Отпразднуем?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC