Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Закрытые эпизоды » Посмотри глазами выхода, которого нет


Посмотри глазами выхода, которого нет

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Канада, США
Место, время: конец октября 2013, дом Джонса, о. Вашингтон, Кола(у)мбия, США.
Погода: День, облачно и ветренно, но в целом погоду не назвать плохой, ведь всего-то не светит солнце. Не холодно, учитывая климат.

http://s8.uploads.ru/dtZNX.jpg

Нужно уметь слушать других. Нужно уметь прощать. Нужно уметь держать себя в руках, иначе глупости достанутся даже самым боизким. А еще нужно искать выход. Всегда. Везде. Даже когда отчетливо и в корни его замечаешь. Как можешь, так и делай.

Внимание! Упоминается употребление наркотических веществ.

0

2

Поэтам бы определенно понравилось такое время года. Понравилось бы оно и заядлым писакам, так упорно прославляющим достоинства всякой смены погоды, и влюбленным парочкам, каждое время года для которых примерно равно весне с небольшими сезонными причудами, и продавцам магазинчиков, уже получивших поставки хеллоуинского стаффа, который скоро появится на полках и, соответственно, привлечет внимание покупателей и новую прибыль. Мечтателям, кстати, оно тоже нравится. Уже одним своим присутствие эта осенняя пора наталкивает на мысли о чем-то вечном и незыблемом, заставляет задумчиво рисовать загагулинки на запотевших окнах автобусов, слушать  Курта Кобейна и пить кофе с одной ложкой сахара. Она вынуждала надевать шарфы и куртки, на всякий случай брать с собой зонты и всерьез задумываться о покупке новой непромокающей обуви. И подобная атмосфера охватила весь город, да что там город, целую страну, правда, несколько ослабевая на окраинах. Осень вообще крайне заразна, особенно устоявшаяся. А был уже конец октября, поэтому, можно сказать, "золотая пора" уже вступила в свои права целиком и полностью. Так что людям не оставалась ничего, кроме как поддаться осенней депрессии и меланхолить.
Что самое странное, это действовало не только на простых смертных, но и на страны. Например, на Канаду. Привычный к низким температурам и прохладной погоде, он все равно зябко кутался в шарф, утыкался носом в воротник куртки, переместил пакет с продуктами (а в гости с пустыми руками не идут) на запястье и сунул руки в карманы. Было не холодно, но пальцы просто леденели. Настроение у него было... Никакое. Последние слухи, долетевшие до него крайним ухом через третьего собеседника второго подслушивающего, были весьма печальны и волнительны. Не сказать, что они относились напрямую к канадцу, но т.к. Америка был его ближайшим соседом и непосредственно братом, Мэттью это, безусловно, задевало. А еще почему он узнает новости далеко не первым и вообще непонятно откуда?! Т.е. оно и понятно, незаметность Канады во многом давала ответы на все вопросы, но тем не менее какого черта!..
Собственно, речь шла о договоре между Китаем и Америкой. Благодаря ему Альфред хоть и продолжал активную торговли, но его долг перед Яо продолжал неуклонно расти. Когда канадец это впервые услышал, своим ушам он верить отказался. Ибо на его взгляд в этом договоре смысл как таковой отсутствовал, неужели Америка сам этого не видит?.. А если и видит, то почему ничего не предпринимает? Вернее, предпринимает, но совершенно не в ту сторону, в какую следовало бы. Единственное, что радовало Мэттью, так это сомнительность подобных слухов. Все-таки вполне возможно, что он действительно что-то не так понял, информация искажена, такого  договора вообще не было. Hope is neverlost, воистину это так! Кроме тех случаев, когда надежда даже и не рождалась.
Собственно, именно поэтому всю дорогу до дома Альфреда канадец сохранял выражение лица в народе называемое "кирпичом". Обычно ему нравилась прогулка по Вашингтону до дома брата, зачастую сопровождаемая внутренними восторгами, радостным удивлением по поводу время от времени меняющейся обстановки, поисками новых различий между родной Оттавой и столицей Америки, а тут... Как-то и не особо круто даже. Ведь правда, что праздники люди создают себе сами. Нет настроения - нет праздника, все до боли просто и логично.
Когда оставалось пройти всего пару десятков метров и завернуть за угол, канадец резко остановился. Собственно, он что, так просто возьмет и придет к Альфреду с криками: "Хэй, братец, какого китайского хрена ты твориииишь"? Или даже "Тебя случайно не смущает надпись "Made in China""? А может быть и "Тебе не кажется, что долг должен все-таки уменьшаться, а не наоборот"? Ну, естественно, дальше мыслей Канады эти фразы вряд ли бы ушли, так как на подобные эмоционально-окрашенные выражения он не был способен. Вот на что-то тихое и обнадеживающее (самого канадца, разумеется) вполне. Но тем не менее мысль была очень даже верная, именно с этой причиной приезда Мэттью стоило бы поостеречься, но врать о каком-то другом намерении своему брату он не хотел. Поэтому почему бы не заняться поиском причины в себе и самокопанием прямо на улице, рядом  с этим замечательным фонарным столбом? Правда, много времени на это не ушло, канадец быстро признал, что все-таки он по брату соскучился. А потому эта причина, несомненно, важнее какого-то договора. Все-таки не злой по натуре Мэттью ставил родственные связи важнее договоров. Значит, его душа чиста и он может со спокойной совестью идти к Альфреду. А там уже заодно и про договор узнать...
Сдвинувшись с места, Канада быстро преодолел эти метры, разделявшие его и дом брата, и оказался рядом с запертой дверью. У канадца были ключи, но использовать их он не очень хотел, а правила приличия обязывали звонить. Мэттью был приличным (особенно днем), а потому нажал на кнопочку звонка. Он издал звук, напоминающий нечто среднее между сиреной гражданской обороны и звуком, который получается, если долго и упорно водить ногтями по стеклу. Канадцу он не нравился. Однако, даже спустя минуту его положение возле двери не изменилось, так как эту дверь, собственно, никто не открыл. В недоумении, Мэттью снова нажал на эту же кнопку и снова прослушал умопомрачительное звучание, мазохисты всего мира бы явно не  ход мыслей канадца. Но даже спустя еще пару минут (а Канада был довольно терпелив) так ожидаемого открытия Врат не случилось. Испытывая внутренние душевные волнения, Уильямсу пришлось спешно рыться в карманах в поисках ключа. Он таки нашелся, был вставлен в щель и дважды повернут. Замок приветливо щелкнул. Мэттью глубоко вздохнул и нажал на ручку двери, открывая ее и входя внутрь.
В доме стояла непривычная тишина. Даже нарушать ее было как-то стремно, поэтому канадец закрыл дверь осторожно и тихо. Он поставил пакет на пол, бутылки с колой и кленовым сиропом с соответствующим звуком дзинькнулись об пол.
- Ал?.. - таки решился нарушить тишину Канаду. Вернее, своим голосом он ее не особенно нарушил, но какое-то колебание воздуха произвел.
Однако, общее состояние это не изменило. С замирающем сердцем, Уильямс разулся, снял куртку и шарф, бросив их рядом с пакетом. Половицы напряженно скрипнули.
- Альфред? - уже чуть более громко и уверенно, с нажимом. Где-то в глубине дома послышался явный шорох. Канадец от неожиданности почти почувствовал, как сердце стукнулось о ребра. Но ведь бояться было нечего. Кто, кроме его брата, может находиться в этом доме? Разве что сам канадец!..

Отредактировано Canada (2014-02-28 23:53:19)

0

3

It was just a dream which comes and goes
As do the old seasons while the wind still blows

Не надо нервничать. Не надо страдать, не надо задаваться лишними вопросами. Просто расслабь мозги, Америка. Просто действу так, как ты делаешь это обычно – оно у тебя хорошо получается.  Как бы самоубийственно оно бы не выглядело, ты ведь выживаешь на этом, это твой хлеб и воздух, ты ходишь по острию лезвия, иногда оступаешься и пускаешь кровь, как это было в 30-ых, 2002-м и 2009-м, но все равно продолжаешь идти, понимая, что вне лезвия для тебя опоры уже и нет. Просто следуй тому, что сам простроил, и не думай, не думай меняться, не думай уходить. Прими стоически. Быть может, тогда тебе повезет и если лезвие когда-то кончится, что случится непременно, весьма скоро ты будешь падать, но все же почувствуешь под ногами новое, всего-то пустив еще крови. Чуть больше, чем обычно, оно станет тоньше и острее, но ты не меняйся, тогда непременно так и будет. А иначе – никак.

Доверяй - ты не такой как они.
В этой тьме мы с тобой огни.

Завтра он снова продаст какую-то часть будущего своего народа. Еще сотни человек совсем скоро обеднеют. А может даже тысячи. Но это неважно. Ведь на то воздухом и дышат. Зато этот хитрый и ненавистный до скрежета зубов китаец еще сильнее затянет оковы на своих руках, будучи вынужденным идти на основе того, что его государству необходимо производить и экспортировать, чтобы кормить своих миллиардных овец, давая им работу на заводах. Это уже стандартный действенный рычаг давления на Штаты, давно проставленная игла потребления, в то время как игла американца, ответно всаженная под кожу китайца, заключается в необходимости этого самого постоянного потребления со стороны китайца. Взаимная ловушка, которая когда-то заставит мир сломаться. Зато это сдерживает от войны. Делает новую Холодную не столь очевидной и хоть немного легитимной. Лишь бы не было войны. Не сейчас. Очень потом.

Но ведь это все равно больно, когда твои люди беднеют с каждым договором, заключенным властями и торговыми компаниями, потенциально уводящем в минус. Не хочется этого видеть, оно портит настроение. Так не думай же об этом, Америка! Не забивай голову, тебе завтра предстоит улыбаться, подписывать бумаги и всем своим видом подтверждать, что ты якобы способен еще нести свой статус высшей кредитоспособности и устойчивости экономики, ты же и вправду способен! Твой хлеб, лезвие и выживание, помнишь?
Бог, хранящий Соединенные Штаты, как же хорошо было в самоизоляции. Как хорошо было, когда они подобно мухам умирали. Почему нельзя продолжать также? Не суть. На переговоры нужно настроиться, а лучший для этого способ – отключить думалку и зарядиться так, как это делают все Западные губернаторы, да что там, как минимум 1\3 всего его прекрасной Американской нации.

Он выудил из ветровки пакетик с чистейшим героином – страна может позволить себе баловаться даже с дешевым крэком, но давайте создадим имитацию престижности и шика. Совсем не суть, что «Герр» - это скорее для русских, он же «дешевый и не престижный наркотик бедных». Американцы распробовали. Зато от него тепло и улетно, сонно, словно ты защищен и находишься в собственном вакууме, а энергия кокаина пригодится ему завтра – для улыбок, формальностей и уверений. А пока…

Он вполне удобно устроился на кухне. Порошок привычно быстро разварился до коричневой, словно карамельной смеси, можно откинуть ложку... куда-то; вены сначала пережимались, чтобы кровь не циркулировала, азатем наполнилась и смешалась с этой потрясающей карамельной жижей, которую, на самом-то деле, Джонс всей своей когда-то не проданной и честной душой ненавидел. Но вдумываться в свои поступки и «когда-то заканчивающееся лезвие» он ненавидел еще больше. Откинуть шприц тоже куда-то на стол и откинуться спиной к стене, с некоторым трудом удерживаясь на стуле…
И…

… ну черт возьми, какая глупая у Мэттью привычка! Иногда он конечно приходит вовремя, но черт возьми, как же редко это «вовремя» наступает! А почему сразу Мэттью? Да потому что! Но, на самом деле, не суть, ибо изначально звона американец услышал. А во второй раз он прозвучал как бы настолько далеко – помните про вакуум – что словно и вовсе показалось, далеко-далеко, зачем тогда вставать. Ведь кажется.

В этой тьме мы с тобой огни. Одни.

И когда звуки чужого присутствия разнеслись по квартире, Джонс их тоже не сразу услышал – все равно братец у него тихий, практически беззвучный, прямо как и его «независимая» внешняя политика, которой, упс, нет. Ха-ха, ха-ха, хороший юмор! Да и оклик, знаете, дело такое – иногда голоса в собственной голове Америки были так похожи, что… нет, на второй раз он все же что-то понял, умудрился не с первой попытки встать и поспешить на встречу брату, прибывая в весьма туманно-сонно-на-взводе состоянии, совершенно не палясь и, спасибо кондиционеру, пребывая в кофте с длинными рукавами, который также на автомате оттянул вниз, что как бы контору не палило. И совсем не заметил: то ли на все том же автомате выбросил шприц в мусорное ведро, то ли оставил на столе, то ли тот укатился и упал на пол... да какая разница, не до этого, не суть.

- Hey, my little northern bro! - он чуть ли не скользнул на носках по коридору, умудрившись затормозить и остановиться рядом с братом. И улыбнулся так, сразу видно, что получает удовольствие и тут своя, «североамериканская» атмосфера. Причина не нуждается в пояснении, у него ведь репутация эмоционального чувака, типа, мог и соскучиться. И глаза все же заметили пакеты, правда. Со значительным промедлением, правда. – Не с пустыми руками, это хорошо, да, что не с пустыми, но погода хорошая, значит ты не промок, - быстро затараторил, подхватив пакеты, пошатнувшись и также «поехав»  на кухню, правда, умудрившись споткнуться на пустом место и чуть не упасть, но не упасть в итоге. Ну, а канадец пускай следует позади, раз пришел.
Поспешно, максимально естественно запихнул в холодильник, правда банку уронил, но ничего, поднял, тоже запихнул. – А ты, собственно, это.. даже без звонка, это, случилось что-то, да? Я ничего не слышал, новости молчат. Ну, только это, хоккей там у тебя, снова губернатор балуется кокаином.

Put him the back of the paddy wagon,
Earl-eye in the morning!

0

4

Альфред появился внезапно ровно настолько, насколько и следовало ожидать. Со скоростью взрывной волны небольшой атомной бомбы он проехался по коридору на носках и тормознул прямо перед носом канадца. Для Мэттью подобное появление было далеко не первым, но от неожиданности он все равно вздрогнул и на автомате отступил на шаг назад, избегая столкновения, но т.к. этого не произошло, тихо вздохнул и расслабился, посмотрев на брата. Примерно на этом этапе в душу Уильямса закралась змея сомнений. Знаете, такая серая, гладкая и шипящая беспрерывно и монотонно, без перерыва на обед и ужин, ей только волю дай. Мэттью же был готов давать ее при каждом удобном случае, параноик он был тот еще. Но в этот раз глаза Альфреда его правда немного... Удивили? Суженные зрачки, фокус тормозит, взгляд вообще как из иного мира. Освещение шалит?
- I'm as little as you, Al, - канадец улыбнулся и чуть мотнул головой, отгоняя вздорные мысли. Пряди челки закрыли глаз, Мэттью поспешил их убрать. Все-таки он правда, наверно, зря беспокоится. Братец даже рад ему вроде бы как, даже слишком. Нельзя сказать, что видятся очень редко, близкие соседи, как никак. Но с другой стороны, почему он даже за небольшой срок не может соскучиться?....
– Не с пустыми руками, это хорошо, да, что не с пустыми, но погода хорошая, значит ты не промок.
А вот это уже странно, правда странно. Мэттью напрягся, чуть нахмурился, проследил взглядом за американцем. Все-таки братья - это близкое родство, что не говори. Поэтому кому, как не Уильямсу, было знать о таком увлечении своего братца, как наркота? Естественно, он об этом знал, не раз наблюдал,не раз пытался как-то повлиять на Альфреда, но, естественно, это было без толку. Томные одухотворенные тихие неуверенные увещевания Мэттью не способствовали нарушению упорного сна совести американца. Наставить на путь истинный так же не получилось, ибо практически любой аргумент Канады перекрывался фразой "Я же Америка!". Безусловно, судьба брата его волновала, радеть за нее он не переставал. Появляясь из ниоткуда, канадец старался остановить Америку еще до того, как он решит "податься в Нирвану", чуть ли не бегал вокруг с плакатом "окстись", но... Начать все-таки следовало с того, что Мэттью был ну ни разу не харизматичен и внутренний Демосфен в нем отсутствовал. Так что не стоило и говорить, что подобные попытки выглядели весьма наивно и наверняка даже веселили Альфреда. Может быть, будь у Уильямса хоть какая-то возможность оказать силовое давление, то... Ну, во-первых, он перестал бы быть Канадой, а во-вторых, точно смог бы избавить своего брата от этой пагубной привычки. Но тут слишком много "но", миссия невыполнима заведомо. Однако, это не значит, что канадец сдался.
Правда, был момент, когда он все-таки переусердствовал. Как-то раз, придя в гости к своему брату, канадец так же заметил его чрезвычайно веселое и невменяемое состояние. Тогда Альфред ничего не принимал, просто у него правда было хорошее расположение духа. Канада же из неосторожности обвинил его в принятии наркотических средств, чем, собственно, и обидел своего братца. А обижать кого-то Мэттью крайне не любил, поэтому, несмотря на то, что они очень быстро помирились, канадец старался быть осторожнее в этом вопросе.
Вот и теперь он 10 раз думал перед тем, как сказать. В принципе, он делал так всегда. Заодно чтобы не травмироваться о чужую твердолобость.
- Да, там кола и кленовый сироп, Ал. А еще блинчики и пара кусочков пирога, если я не забыл, конечно. А погода и правда хорошая,- за внешним спокойствием и такими обычными фразами шел упорный мыслительный процесс. Канадец проследил взглядом за своим братом, за его удачной попыткой не грохнуться на пустом месте, поспешным запихиванием содержимого пакета в холодильник, уроненной банкой... Все бы ничего, но запах в воздухе витал уж больно знакомый, напрягал знатно. Ситуация с каждой секундой нравилась канадцу все меньше и меньше, но он всего лишь со скромной улыбкой прислонился к косяку двери, продолжая осторожничать.
– А ты, собственно, это.. даже без звонка, это, случилось что-то, да? Я ничего не слышал, новости молчат. Ну, только это, хоккей там у тебя, снова губернатор балуется кокаином.
Канадец тихо вздохнул, так отрываясь от своего места и проходя на кухню, но не особо углубляясь внутрь и просто вставая у стены недалеко от входной двери. Взгляд прошелся по знакомому интерьеру и остановился на... столе? Точнее, на полу возле стола. Кончик шприца, судя по всему использованного, виднелся из-под немного съехавшей на пол скатерти. Но разглядывать пол было бы не тактично, поэтому Мэттью снял очки и начал их протирать низом своей толстовки.
- Так получилось, извини за неудобства. Просто хотелось узнать, как у тебя дела, да и повидаться, давно не виделись же, - Канада вернул очки на место и чуть скривил губы, - насчет губернатора уже давно знаю, но тут будет лучше разобраться без меня... А "Toronto Maple Leaves" и правда молодцы!..
Мэттью почти забылся на мгновение, поддавшись мысли о любимейшем хобби, но быстро сообразил, что эта тему его брату не особо интересно, да и сейчас не тот момент... Не тот момент. Всегда не тот момент! Но не пойман - не вор, верно ведь?
- Брать, я соскучился, - тихо выдохнул канадец, приблизившись к брату и слегка приобнимая его. Себе он в этот момент не нравился, уж слишком расчетливо это действие было, какого он вообще должен таким заниматься?!... Но Уильямс осторожно задрал рукав брата, который даже и не был сильно опущен, до локтя. Одной секунды было достаточно чтобы видеть и понять. Маленькое красное пятнышка. Fuck it!..
- Ал, какого хрена? - тон обиженный, непонимающий. Канада поднял глаза на брата, смотря в его суженные зрачки. Взгляд был подобен тону, с которым он говорил. Только еще и безмолвно осуждающий. Брат прекрасно знает, насколько Мэттью не любит эту его привычку, но все равно продолжает!.. Он же Америка, в конце концов.
Ну как это может не бесить?

Отредактировано Canada (2014-03-01 23:42:18)

0

5

Какой же все-таки Мэттью эмоциональный зануда. Вы не думайте что если он не умел ярко выражать свои эмоции, как это делал Альфред, то таковыми не обладает. Наверное даже наоборот: здесь в братьях в принципе наблюдалась диаметральная противоположность и, пожалуй, в этом и заключалась основная причина того, почему заметен именно Джонс, а не Уильямс.  Впрочем, остальные овер дофига причин стоит упустить. Просто если бы состояние американца позволяло бы, он закал бы глаза, имитируя порожденного своей же культурой Энтони Старка или какого-то другого прагматичного классного мэна, которые в его стране, если верить фильмам и сказка, опять-таки овер дофига.
Но состояние было не тем, и, предположим, понимая происходящее в больше степени, физически он даже умудрился не среагировать как на объятия брата, так и надо, что последовало далее. А то, что подобное было слишком очевидным – слишком очевидно, не находите?
Фред лишь шумно выдохнул, что впрочем, также вышло непроизвольно – его дыхание итак значительно потяжелело, и немного замедленно сделал пол шага назад, отдёргивая рукав обратно.
- Понесла-а-ась, стндтная процессия, - увел взгляд в сторону и, еще раз обведя кухню полу-стеклянным взглядом, остановился на стуле, где, собственно, до встречи брата и сидел.
Пришлось  с некоторым усилием откачнуться от Мэттью еще и благополучно дойти до ступа, рухнуть на него и прикрыт глаза. Нить разговора? Суть разговора? Нити суть? Сутья нить? О боги, как же канадец не вовремя, да еще и, видимо, чего-то ждет.  В очередной раз – зануда, нифига он понять не способен, нифига и не поймет, слишком повернет на своих драгоценных листочках и отстаивании того, что «Канада – это не Соединенные Штаты Америки».
Дыхание немного сбилось, а американец силой воли заставил себя на ходу не отключиться, все же разлепив глаза и, пускай и заторможенно и некоторым трудом, уставиться на гостя.
- Но вот хрен настал, ты пришел, вроде соскучился, и типа, what now? – блондин подпер лицо рукой, облокоченной о стол, дабы та была в относительно стабильном и не залипающем ситуации. – То, чт я обдлбн, не значит, что т мн сейсч все не выложишь.
Ну и, по сути, это факт. Америка обдолбан часто, и тут скорее вопрос, когда он вообще бывает в адеквате. Значит, его состояние ничего не мешает. Разве что героин - не кокаин, все же процессы разнын. Не суть.
Как же раздражало. Соскучился он, как же. Лекция, снова, что тут, что сейчас, что на этот раз?
"Ты все равно никогда меня не поймешь, Мэтт".

0

6

Давайте делать паузы в словах,
Произнося и умолкая снова,
Чтоб лучше отдавалось в головах
Значенье вышесказанного слова.

Весь внешний вид канадца выражал крайнюю степень внутренней борьбы и скрытой грусти: поджатые губы, прищуренные глаза, приподнятые брови, отстраненный взгляд. Мэттью скрестил руки на груди, опустил голову, шумно сглотнул. Ему было максимум не по себе. И ведь не в первый раз, подобное состояние сопровождало его всегда, когда он заставал брата в таком амплуа. Соответственно, случалось это часто, но иммунитет не вырабатывался, как ни странно. Канаде было все-так же рвотно-страшно. Отчего он и сам не знал.
По внешнему виду, однако, это не особо угадывалось, да и Альфред не в том состоянии был, чтобы замечать нечто подобное. Среагировав на шорох, канадец поднял глаза, невольно снова остановившись взглядом на сгибе локтя Америки, который, правда, уже был прикрыт рукавом.
- Понесла-а-ась, стндтная процессия, - на этих словах Мэттью заметно напрягся и прикусил губу. Свое моралфажество он признавал, но не любил, когда ему об этом напоминают, да и еще не в самых лестных тонах. Канадец же как лучше хочет, не более того.
Однако, он промолчал. Хотя бы потому, что процесс и правда был стандартный, уже, наверно, заученный Альфредом наизусть. И не было смысла повторять в очередной раз, ибо это было бы всего лишь ненужным колыханием воздуха и тратой нервов канадца.
Мэттью краем глаза наблюдал за своим братом, его нелегким путем до стула и стеклянным взглядом. Канаде не нравился этот взгляд. Ему вообще много чего не нравилось сейчас, в данный момент, всегда.
- Oh mon Dieu, Al, если бы ты только слышал себя со стороны, - произнес канадец на выдохе, прошел к столу и уперся в него руками, склонив голову. - Мне нечего выкладывать. И тем более мне нечего выкладывать тебе в обдолбанном состоянии.
Уильямс выпрямился, мотнул головой, возвращая челку на ее привычное место и посмотрел на своего брата. Во взгляде канадца не было ни осуждения, ни злости, ни присущей подобной ситуации растерянности, был только немой вопрос.
- И лекции не будет, правда. Это бесполезно, слишком долго и... Черт,
- очередной тяжелый вздох, опущенный взгляд, ладони сжимаются в кулаки и тут же разжимаются. Боль. - Просто ответь, зачем? Почему на этот раз? Просто так? Потому что захотелось? Потому что ты, черт возьми, Америка?... Сколько это еще будет продолжаться? Когда ты, наконец, перестанешь искать успокоение в наркотиках? Это все ложь, иллюзия, Альфред. И ты себя ими тешишь, хотя...
Мэттью заткнулся, осознав, что таки снова перешел на лекцию. Но что он мог еще сказать? А был ли вообще смысл говорить? А был ли вообще смысл?...
Почему ты не можешь меня понять? Почему ты думаешь только о себе?

И мы увидим в этой тишине
Как далеко мы были друг от друга,
Как думали, что мчимся на коне,
А сами просто бегали по кругу.

Отредактировано Canada (2014-03-03 22:23:35)

0

7

Ох уж этот канадец, всегда-то его агентура вплывала раньше, чем американская. А все поему? Да потому что он снова, не нарушая собственной традиции, сказал, что ему ничего не надо, но при этом сразу же выложил все, и сам того не заметив! И не надо говорить мне, что мол раз уж Альфред обдолбан, то этого не понимает. По сути-то как выходит: Альфред  реже в адеквате, чем в состоянии полета, потому… собственно, ни разу не палимся и сказали непонятно зачем. Таки отрава работает, таки делает свое дело.
«Ну вот снова», - с совершенно отрешенным видом подумалось американцу. Он буквально чувствовал, как его отрубает, как тело становится мягким и не совсем покорным, сознание с этим соглашалось, а вывод о том, что, кажется, на этот раз как-то странно переборщил сам напросился в  голову. И зачем он принял сегодня, а не завтра? Ладно, будет повод повторить и укрепить результат.
А Меттью между тем слишком очевидно выглядел подобно принцессе. Это точно Альфреду именно казалось и не являлось реальностью, однако в его понимании канадец звучал как-то толи пискляво, толи истерично, хотя мозг постарался скорректировать подобное восприятие и напомнить Америке о том, каким обычно образом Мэттью реагирует на подобное. Помогло.
«Просто слишком громко», - снова подметила первая экономика мира, взяв себя в руки и-таки раскрыв глаза, которые уже успели залипнуть и в потенциале долг не разлипать.
Медленно перевел взгляд на брата, продолжая подпирать лицо, слегка вздернув брови.
«А у самого-то в стране марихуана-то легализована. Вот же лицемер, эгоист», - сознание все продолжало что-то выдавать.
«Зачем ты под тихушника-то косишь, мамочка? Хотя мне так лучше: был бы голосистее, жизнь моя не была бы столь удобной и полной добрососедского взаимопонимания». 
Упс, американец, кажется, забыл, что за наезд только что выдал его брат. Тот вообще что-то говорил? Стоп, подождите, а он вообще умеет? Тот самый момент, когда Альфред просто напросто забыл и выпал из реальности. Кажется, там было что-то противоречивое? Или про то, что Ал козел? Или уже дошло до погоды?...
- Че те надо от меня, а? – наконец блондин что-то из себя выдавил. Вроде универсально и к любому контексту в тему. – У самого-то, а, что, лучше поди? Пф, пф, - потер глаза, увел взгляд куда-то в стену. Словно за стеной, отстранение. – Это назыетс  теневя экномка. Удобное срдство вншней политки… а, да хотя, откуда теб знать, чт эт такое, - ничего не делая, словно отмахнулся, усмехнувшись. И вправду, откуда Канаде знать, что такое самостоятельная внешняя политика? Раздираемый между Вашингтоном и Лондоном, используемый ими в качестве своеобразного «рычага», пожираемый тлеющим национализмом, который утверждает, что канадская нация существует, что она еще и величава. А для такого, знаете, флага и блинчиков как-то маловато. Иногда даже экономики и высокого уровня показателя развития человека. Тут не Азия с ее принципами, пока еще.
Что-то как сразу залипать, залипать. А внутри как-то беспокойно. Джонс игнорирует, но ведь сейчас наверняка что-то случится. И обдолбанные опиумные  небеса явно не сыграют на руку, будучи не в состоянии защитить .
Все это на самом-то деле просто напросто от … безысходности. Но вслух не скажет. Ни за что. Да?
«Зачем ты пришел, Мэттью? Мне бы на самом деле не хотелось, чтобы ты видел меня таким… снова. Ступай к своим оленям, тут просто… не надо», - где-то очень глубоко твердила заложенная в ломбарде за очередной кредит совесть.

0

8

Your lips move but I can't hear what you're sayin'

Не понимал и понимать не хотел, что-либо предпринимать тоже. Хотелось наконец-таки найти силы махнуть на все рукой, уйти и не возвращаться. Мэттью  ведь тоже уже устал от этого, неимоверно устал. Пусть слабовольный тихушник, застрявший в своем мирке с оленями и сиропом, пусть наивный инфантил, закрывающий глаза практически на все, пусть, в конце концов, не обладающий внешней политикой горе-дипломат, но ведь это правда не значит, что с его мнением совершенно не стоит считаться? Может быть, будь он чуть побойчее и менее похожим на одуванчика, все было бы по-другому. И Альфред бы от него не отмахивался при каждом удобном случае. И не смотрел бы так. Как на назойливую муху, летающую вокруг и упорно жужжащую, но ее нет возможности прихлопнуть, так как и тапок с ноги лень снимать и газета куда-то запропастилась. Поэтому приходится ждать, пока чертово насекомое не врежется в стену или хотя бы не вылетит через форточку. Примерно так же чувствовал себя Мэтт, когда в очередной раз пытался доказать своему брату ненадобность наркотиков, а тот на него смотрел. Может это была и обычная паранойя напополам с неловкостью, потому что канадец не привык никому доказывать, а если нет?  Но Канада просто не мог прекратить хотя бы наивных попыток убедить Альфреда, не мог и все. Его брат, его головная боль, от которой он не откажется, насколько бы сильно ему это не надоедало и не бесило, как бы он не злился и не злил братца, даже если американец  умудрится доколоться до последней стадии наркомании.  В конце концов, разве кто-то еще будет этим заниматься?..

Come on now
I hear you're feeling down

А сейчас Уильямс просто ждал, когда его брат закончит мысленные разговоры с самим собой (а в их наличии он не сомневался, ибо чем еще заниматься во время лекций канадца, кроме как внутренними словесными разглагольствованиями, пусть об их смысле Мэтту и не хотелось задумываться) и, наконец, обратит свои мутные очи на соседа и что-нибудь скажет. Скорей всего невнятное и с глубоким скрытым смыслом, как это обычно бывает. Просто потому что Ал, наверняка, даже и не запоминает реплики канадца, что уж там говорить о вслушивании и осознанном обдумывании, а потому высказывает то, что должно вроде_бы_как подходить по смыслу и удовлетворить своим значением Мэттью. По-крайней мере так думал Канада. На самом деле наркотиков помимо марихуаны он не пробовал, а потому не знал, как они действуют на мыслительный процесс, а эта его родная травушка так…для крайних случаев. Вызывает расслабленность, релаксацию, ну, немного галлюцинации. Но ближе к концу обычно накатывает жуткая безысходность, паника и депрессия, поэтому Уильямс не стремился часто употреблять сие вещество, хоть и подобные чувства быстро забывались. Так что сравнивать себя со своим братом он не собирался. Не детки же. Причем давно. Время упарываться сиропом от кашля прошло.
Но надо же, таки дождался.
- Че те надо от меня, а? У самого-то, а, что, лучше поди? Пф, пФ.  Это назыетс  теневя экномка. Удобное срдство вншней политки… а, да хотя, откуда теб знать, чт эт такое.

Практически удар ниже пояса.
А тебя не волнует, что частично моя внешняя политика отсутствует как раз-таки из-за твоей скромной американской персоны?!
У канадца в голове будто переключатель щелкнул. Ал прекрасно знал, какие разговоры злят или расстраивают Мэтта, не может быть, чтоб не знал. Столько лет почти под одной Североамериканской крышей. Разве что он специально давит на Мэттью, чтобы тот ушел поскорее, но это же еще один пример американского эгоизма, врено? «Оставь меня, высокодуховная дева, иди лучше поплачь на тему своей безысходной внешней политики, будущей независимости Квебека и моего такого незаметного влияния на тебя». Еще скажите, что здесь есть какой-то другой подтекст, Уильямс бы вряд ли поверил в его существование. По-крайней мере в данный момент, он был слишком не в себе.
А в такие периоды  мозг обычно чуть-чуть отключается, а руки сами делают все, что считают нужным.
С трудом, правда, сдерживая себя, Мэтт вдохнул и, делая акцент на ряде слов, безапелляционно, почти как приговор, выдал:
- Ты и так прекрасно знаешь, ЧТО и КАК мне от тебя надо. И знаешь, что у меня лучше, иначе бы не говорил подобных вещей. Один ответ – я НЕ первая по наркотрафику страна в мире, а тем более НЕ собираюсь ей быть.  Я НЕ считаю нужным пользоваться подобным путем для достижения экономических или внешнеполитических целей. В отличии от ТЕБЯ. Давай, великая постиндустриальная держава, вколи себе еще героина, твоя теневая экономика на высоте, есть повод гордиться. Ведь благодаря чему еще может свободно парить в небе гордый американский орел?... Хотя что с тобой говорить, ты все равно не понимаешь.

Пусть немного жестоко, но канадец свято верил, что его брат упарывается наркотиками по собственной прихоти, а не по причине моральных страданий или чего-то еще в таком духе. Разве Фред , его брат, который всегда и везде первый, раздающий пинки под зад всем, кто сам стремился это сделать, который поднялся так высоко за такое сравнительно небольшое время, который  был и остается примером для Мэттью, может правда впасть в безысходность? Да ни за что!
Уильямс мотнул головой, прогоняя наваждение, он не ожидал такого от себя, ему было правда стыдно. Но останавливаться на этом Мэтт не собирался, слишком далеко зашел, как никогда в жизни. Стоит хоть раз показать характер. Хотя бы. Один. Раз. Может и ценой дальнейшей ненависти и злости, он не знал, как поведет себя брат.
А потому даже не дав времени американцу осознать слова и как следует разозлиться/нанести удар/послать куда подальше,  Мэтт схватил того за шкирняк. Хватка у него была железная, можете поверить.  Леса сами собой не вырубаются, канадец тоже много и часто помогал, нравилось держать в руках топор. А потому он лишь с небольшим усилием сгреб брата со стула, даже как-то отметив легкость и ватность его тела, и спиной вперед потащил в ванную.
- Пошли, освежишься.


And I have become comfortably numb.

Канадец не переставал его тащить, даже чувствуя, как брат встречает носом стены, как пытается за них цепляться, как в полголоса и не очень матерится, как тормозит действия ногами, руками и всем, чем только можно, но в данной ситуации то, что тело Альфреда слушалось своего хозяина кое-как, играло Мэтту на руку. А потому, доперев американца до ванной комнаты, он с силой прижал его грудью к бортику ванны, включил холодный, нет, ледяной душ, и направил на голову брата, второй же рукой продолжая прижимать его руку к спине, чтобы не так сильно вырывался. Да, пусть и сам канадец чувствовал холодные капли, хоть и сам оказался наполовину мокрый из-за того, что Ал пытался хоть как-то вырваться, отпихнуть брата, может быть ударить,  хоть и в голове у него было пусто и туманно, как будто он не сам все это делает, но святой братский долг выполнен, а совесть чиста. Это классно.
Наверно, прошло около трех минут до того, как канадец выключил душ, отпустил Альфреда, кинул тому на голову махровое полотенце и вышел из ванной, тихо сползая по стеночке недалеко от двери. Он был слишком опустошен морально, чтобы предпринимать еще что-либо. Ну, скажет ему американец убираться, так Мэтт встанет и уйдет. А пока что он потратил слишком много сил, даже не физических.
Надо же. Даже из себя вышел.
Канадец
Вышел
Из
Себя.
И такое бывает.

Отредактировано Canada (2014-05-01 23:31:03)

+1

9

Руки-ноги дэнс, голова бом-бом бам
Мои мозги похожи на кусок бабл-гам
Можно жить так, но лучше ускориться
Я лично бухаю, а кто-то колется

Простите, но, это самое, что происходил? Что? Что уже произошло? Американец ровным счетом ничего не понял, все пропустил, смутно осознал, что канадец, видимо, психанул и теперь Джонс мокрый. В ванной. Эм, что, простите?
Мозг потребовал реплея. Хорошо, давайте попытаемся.
Брат долго (по крайней мере, так показалось Джонсу) что-то втирал, и если бы не состояние Альфреда, то он бы крайне удивился услышанному. Наивно было, впрочем, со стороны канадца надеяться, что это принесет толк и будет услышано. Так выходило всегда. Всегда он говорил подобное, когда Америка не был в полной мере в себе. Интересно, трусость ли это? А, черт знает. Факт в том, что Ал все равно не особенно понимал, чего от него элементарно хотят, а потому, когда брат куда-то его потянул, окончательно потерялся, растерялся, сбился. Не то чтобы американец был сильно против, сопротивлялся и что-то в этом духе. Просто на просто было непонятно, а поцелуи со стенами как-то сами по себе заставляли вытягивать руки и пытаться безуспешно твердо встать на ноги, что для самого Альфреда скорее выглядело как тяжелое испытание на круговой американской петле, т.е. горке.
Потом, как оказалось, к этому прибавилась вода, действительно, стало холодно. Здесь сознание запуталось окончательно, а потому силушка богатырская как-то улетучилась на то, чтобы выкрутить руки обратно, пришлось так и находиться в непоняке. Правда, блондин еще водички нахлебался, чуть не задохнулся, но мотанье головой помогает, оказывается.
И теперь вот резко все. Полотенце на голове, сумбур, сидит мокрый у ванной, сумбур, голова кружится, изображение тормозит, но сознание ясно, словно его слишком хорошо помыли, отбелили и еще раз помыли.
Вот такой вот реплей, мы вернулись туда, откуда и начинали.

"Что это только что было?" - кажется, нечто все же начало доходить. Американец осмотрелся. Ванная. Мокро. До чертиков тихо. Полотенце на голове. Снова осмотрелся. Минуты две посидел, подумал, попробовал осознать. Не совсем удачно. Со второй попытки умудрился встать, снова оценить, что весь верх мокрый, скинуть куда-то к чертям полотенце, взглянуть в зеркало. Потупить с отражения, насупить брови, заглянуть в глаза, далекие от адеквата. Медленно пройтись к выходу, встав на пороге. Снова посмотреть по сторонам.
Увидеть Канаду.
"Ублюдок, а, снова мы друг друга не поняли. А ты ведь не тупой, был, да. Да ли?", - он недовольно хмыкнул и подошел к Мэттью, присев на корточки напротив и, стараясь максимально сфокусировать взгляд, уставился прямо в лицо брату. Капли беззвучно скатываются с волос. Помолчал какое-то время, но потом все же решился заговорить, хотя язык слушался не с завидным рвением:
- Если сдувать с ребенка пылинки, то он вырастет эгоистом. Ты эгоист, Мэттью.
Даже сам не понял, когда успел взять брата за толстовку, почти такую же мокрую, как и его собственная кофта. А
капли все также скатываются и скатываются.
- Тебе стало легче, да? Ты думаешь, что все понял? Думаешь, наркомания меня успокаивает? - сильнее сжал, в то время как фокусироваться зрению было довольно тяжко. Хмыкнул. Наверное, если бы Америка был в ином состоянии, то и вел бы себя иначе. Ударил или выгнал, да черт еще знает как. Вернее, слишком очевидно, что повел бы себя иначе. Канадцу, впрочем, в данной ситуации от этого должно быть только лучше.
- Пошли, - резко встал, потянув брата за ткань собой. Потащил его, подняв на ноги, не особенно быстро, но все же резко, к себе в комнату.
Тормознул того где-то недалеко от кровати, пихнул, чтобы тот на сел, а сам поспешно, с некоторой агрессией, скрывать которую смысла не было, и несдержанностью вытащил из стола какую-то бумагу, с явной антипатией на нее уставился, залип на какое-то время.
- Сарказм - это конечно круто, - начал было Альфред после минутной тишины, которую и без того измотанный внутренне канадец нарушить не посмел. - Очень круто, - горький смешок. - А я просто не знаю, как иначе смогу подписывать все эти бумаги, - медленно сделал самолетик, временная тишина; кинул его в сторону брата. Снова продает китайцу часть своего мегаполиса, не имея возможности отказать этой хитрой твари. - Раз за разом, раз за разом... никто в здравом смысле не стал бы такое подписывать. Никто, - увел взгляд к двери, не заметив, как присел на стол. Хорошо, наверное, что все как во все, как в дымке. От этого даже силы откуда-то берутся, кажется игрой, которая скоро закончится, а Джонс всегда сможет переиграть. Он ведь сможет, сможет, об этом говорил Президент. А действие наркотиков как бы подтверждало, что, мол, Президент - не марионетка, правду несет, - кроме меня, "великой постиндустриальной державы, вкалывающей себе героин, благодаря чему еще может свободно парить в небе гордый американский орел", - вдох. Парить, всегда хочется парить.

  Мне бы в небо, мне бы в небо
Здесь я был, а там я не был

+1


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Закрытые эпизоды » Посмотри глазами выхода, которого нет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC