Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Закрытые эпизоды » Союзы в моде, станем едины, вместе мы непобедимы. Мне повторить?..


Союзы в моде, станем едины, вместе мы непобедимы. Мне повторить?..

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: США, Канада, Мексика
Время, место: Государственный департамент США, Вашингтон, округ Колумбия, США; 3 апреля 2023
Погода:  +7, небо ясное, погода типичная.

http://s9.uploads.ru/jiucF.jpg
Сейчас так модно проводить референдумы, спасибо "эстафете независимости", начатой в Европе. Так модно становиться маленькими национальными ничего не решающими государствами. Бесполезными, слабыми, но гордыми. Так модно бороться за права коренных жителей и национальных меньшинств. Так модно, что ЕС, кжается, и не замечает, уже ступил одной ногой в пропасть, Арабский мир разрывается радикалами, мечтая о своем халифате, а Африка все также воюет племенами. Не замечается, никто не видит, как расширяется Таможенный Союз, как Азия пытается стать единой под силовым и экономическим натиском Китая... Но вы, ребята, не парьтесь. У нас есть НАФТА. Помните, да, как мы думали: нам никто больше не нужен, нитко не нужен, никто... А Союзы нынче в моде. Верно, да ведь мы тоже модные. Будем еще моднее? Давайте воплотим мысли жителей США 1900-ых годов о том, что и мы тоже едины.
В конце-то концов, у нас просто нет выбора. Или, быть может, я вам его не оставил.

+1

2

Вновь у судьбы меняются планы,
С неба вернулся брошенный камень,
Было одним – стало другим.

В прошлом можно было понадеяться на то, что в будущем непременно будет лучше. В 90-х стоило поверить, что наступил конец социализма, «конец истории», как писал об этом Фукуяма. Мир стал однополярным, теперь у него есть полицейский и смотритель, все могут быть счастливы – только протяни руку и захоти этого. И расцвет анимации, технологический бум, скачек в европейском и японском автопроме, отбросивший американские автомобили на второй, третий, а может и сразу на четвертый план – посмотрите, без Империи Зла миру и вправду стало лучше, сколько возможностей!
Тем не менее, от чего-то пришлось разбомбить Югославию. От чего-то рухнули Башни-близнецы, почти на 15 лет затянулась война в Афганистане, прошло три операции в Ираке, была разбита и раздроблена Ливия, Иран и Сирия выделены в категорию «потенциального зла», славянские страны смотрят друг на друга не как на братские народы, а миграция обещает стереть Белую Западную цивилизацию с лица земли менее, чем за 70 лет. Посмотрите на Европу, посмотрите на Америку – венец творения Господа, цивилизацию, готовую интегрироваться и двигаться вперед, принимая все с распростёртыми объятиями и толерантностью. Здесь ценна каждая жизнь. Каждое право. Взгляните! Взгляните, как подобно Риму, она крошится и рушится из-за того, что добро всегда проигрывает. Из-за того, что Косово оказалось куда важнее внутренней неурядицы, а «страдающие» мигранты из Африки в Америке, конечно же, очень нужны этой стране. Смотрите, смотрите, любуйтесь, изучайте.
В долгой цепи замыкаются звенья
Каждый звонок, как состав преступленья,
Что-то снова случилось в Раю.

Только не думайте смотреть на Азию, иначе на ваших глазах навернутся слезы. Не думайте думать, что когда-то вы объявили главной мировой опасностью Россию, совершенно упустив Азию, на протяжении трех ста лет разбитую, униженную, подчиненную вам, белые люди. Вы даже не заметили, как с покорёнными лицами они постепенно выкупили ваши города, дома, страны; повязали на себе ваше будущее и, о боже, кажется, что у вас его больше нет.
Хэй, Фукуяма, спасибо тебе за «конец истории»! Это и вправду конец, только жаль, что не совсем тот, о котором ты так благостно расписывал, восхваляя американскую нацию. Миру не обязательно знать, что в 2010-ых ты признал, что ошибся, обозначив конечной точной Восток. Ведь иначе твоя жизнь резко оказалась бы пустой.
Плевать, что теперь плохо Европе: у той всегда были внутренние терки и нулевая заинтересованность во внешнем мире. Теперь пускай экономически стонут, винят во всем Китай, США, Россию. Америке отныне плевать. Пускай Азия, гордая внешне, но изнутри всю свою жизнь  пропагандирующая смирение и подчинение,  тоже стонет, страдает, терпит. Даст Будда, когда-то взорвется, устав от социального неравенства и реальности в стиле Оруэлла.   Россия? Этот параноидальный вечный союз все еще слаб, но в отличие от ЕС, готов сделать вид, что дает хоть что-то. Его страны слишком разные, чтобы возрождать новый СССР, потому давайте забьем на этих несчастных, привыкших к диктату. Джонсу уже откровенно не интересно. В конце-то концов, Таможенный забрал к себе Израиль и, хоть это и единственная страна, которую Штаты действительно любили, теперь можно вздохнуть с облегчением, полностью уйти с Ближнего Востока, экономя десятки, если не сотни миллиардов и без того не слишком дорогих долларов, не слушая более израильское лобби и не учитывая их интересы.

Ровно дыши, капитан моей  распущенной души,
В этом городе так странно звучит
Безвоздушная тревога.

Но больше всего страдал США. Плевать на Третий Мир: тот всегда служил подстилкой то для одних, то для других. Касаемо остальных мы также уже сказали. А вот Америка не привык покоряться, не привык зависеть от кого бы то ни было, хоть его экономика и внешняя политика чаще всего и служили чужим интересам. Не привык быть на втором плане, не хотел быть игнорируемым, терпеть не мог быть слабым. Не собирался сдаваться, не собирался опускать руки, не желал отказываться от собственного избранного пути. Ведь дело-то в том, понимаете, что Бог все еще bless America. Иначе как объяснить то, что он все еще независим, не развалился на Штаты? На то, что, не смотря на все предсказания, Обама не стал последним его президентом, в стране все еще наблюдался какой-никакой экономический рост, а мексиканцы и негры,  пускай и портили его страну изнутри, все же постепенно начинали со скоростью улитки и редкими просветами осознавать американские ценности, совмещая их со своей культурой? Католики, протестанты, англоговорящие и испаноязычные, не важно - все они продолжали ходить в церковь, так или иначе веря в Создателя и надеясь на то, что он по-прежнему их не забыл. А новые города-призраки по типу Детройта, знаете, это просто темная сторона, как и сотни других аргументов. Джонсу надоело на них смотреть, только тряпки всегда смотрят на черное и не получают от этого цвета никакого удовольствия. Соединенные Штаты любили черное – это как минимум цвет кожи 35% его населения.
Это все говорит о том, что никто не дождется опущенных рук. Новыми странными и нетипичными доктринами, но США будут двигаться вперед, у них все еще есть Запад. И сегодня, собрав всю свою решимость в кулак, Америка поставит все точки, закрутит гайки и, если понадобится, будет действовать максимально жестко.
Альфред  лично пронаблюдал за тем, как его президент по телефону разговаривал в лидерами Канады и Мексики, а потом и сам провел с ними беседу. Лично следил за всеми дипломатическими посланиями, не обращая внимания на этикет. Ему надо знать все, он полон решительности, и ни одна падла, даже если она окажется целой страной, ему не помешает. За десять лет военный бюджет США сократился почти что на 80%, однако на фоне других Западных стран, которые, в отличие от Китая и России, также стремительно его уменьшали, его мощь все еще была более чем весомым аргументом. Особенно в разговоре с этими двумя.
Настояв на том, чтобы лидеры стран промыли своим нациям мозги лично, убедив тех в необходимости действовать под эгидой США, поскольку «если не сейчас, то никогда. Это наш последний шанс», Фред позже лично по телефону констатировал своим соседям тот факт, что другие их дела его не беспокоят, в назначенное время в назначенном месте они быть обязаны. И если с Канадой никаких проблем не возникло, то с Мексикой, как и всегда, приходилось быть более резким да строгим. Полноценно найти с ней общий язык до доверительного уровня за все эти годы так и не удалось, все вытягивалось лишь собственной привлекательностью и силой, экономической и военной.
 
Джонс пердварительно прогулялся по Вашингтону. Вернее, по центральной его части. Дальше – ничего нет. Дальше, спустя всего 2 километра от Белого Дома, начинаются темные трущобы, куда белым не то чтобы соваться запрещено… но не особенно рекомендуется.  Минутку, кстати, можно посмеяться: быстрые демографические изменения внутри страны не могли не отражаться и на Альфреде. Так, к примеру, он заметил, что когда-то светлые волосы постепенно становятся темным блондом, не теряя тенденции к дальнейшему потемнению, а кожа уже давно не отдавала белизной чопорных, но грязных англичан, прибывших сюда в 16-ом веке. Какая ирония – темнеющий Запад есть лидер Белых людей.  И... Не суть. Посольский квартал всегда выглядел круто, как, впрочем и вообще вся историческая часть города. О, а его стоит один только Линкольн!  Любил он все эти улочки, эх. Храни их всевышний если не вечность, то  хоть половину вечности. По дороге выпил чашечку крепкого кофе в одном из кафе.
  В МИД пришел как на работу, что по больше части было так. Зашел в кабинет, отведенный для переговоров,  поставил у стола в форме буквы Т еще два кресла-стула для того, чтобы подчеркнуть деловитость обстановки. Проверил наличие кофе, бумаг. Все работает, хорошо. Затем спустился на первый этаж, на этот раз взял кофе из автомата, поговорил с дипломатами, пофлиртовал с секретаршей из отдела Балканских стран, вернулся обратно в кабинет с кофе в руках. Все как всегда, почувствуй себя Стивом Джобсом в официальном костюме на презентации.
И все же будет сегодня много особенного. Если внешне Фред смотрелся совершенно спокойным, то внутри него кипела работа, а в голове крутилось невообразимое количество мыслей, смешанных с каким-то искривленным подобием волнения.
«Может быть, стоило устроить официальный прием государственного масштаба? Впрочем, о чем это я. Делегации и так будут встречены со всеми почестями, СМИ и официозом. Мы же лишь страны, нам светиться не положено. По крайней мере, в подобных вопросах и в нынешней ситуации», - сделал глоток кофе, став у окна и устроив вторую руку в кармане. Глаза смотрят на улицу, наблюдая за всем, что происходит за окном.

Канада. Не сказать, что в этой стране что-то действительно изменилось. Так уж выходит, что во внутреннем устройстве канадцы уже давно находятся в некоторой консервации, периодически вводя инновации и совершая некоторые открытия. Квебек стал более шумным, ну и черт с ним. Внешняя политика более радикальной, но только потому, что того требовали Вашингтон и Лондон, а политике главных союзников и партнеров необходимо следовать. Ну да, лет пять у него все было хорошо с экономикой. Однако, освоение русскими Северного Полюса и слишком быстро и глупо увеличивающийся дефицит во внешней торговле с Китаем и рядом других стран, часто взаимный,  явно ни о чем хорошем не говорили. Стабильность – это здорово, однако отсечение Великобритании и США от Европы явно говорило о том, что пора выбирать свой путь. Окончательно, точно, кооперироваться. Просто для того, чтобы иметь аргументы, весомость  и поддержку. Общие земли, общее устройство, общая ответственность. Мэттью это прекрасно понимал, американец точно знал. И пускай в нем и скрывался некоторый протест и неусмирённая бунтарская сущность, все эти годы Канада показывал свое понимание. Поймет и сейчас. Ему же лучше понять. Общая и пока еще англо-саксонская цивилизация.

Мексика.  Представитель не до-нации, однако ее жителей в США уже столько,  что лет через 50 в его стране будет два языка. Это плюс, ибо новый рычаг давления на нее, а также повод не стремиться искать нового вектора развития в виде Южной Америки и Азии. Последняя, впрочем, уже проникла везде, куда нельзя и куда можно, в то время как Латинский мир совершал какие-то непонятные шевеления, на фоне которых США даже чисто в географическом плане более желанны и целесообразны в сотрудничестве. В отношении же что политики, что экономики: в глобальном смысле Мексика не сделала ни одного действительно крупного шага, зарабатывая все тем же и все также, разве что население у нее выросло еще сильнее, мигранты начали уезжать не только в США, а крупные города и столица стали местами даже выглядеть современно.  В то же время Мексика обладала болезненным чувством собственности, все еще помнила свои обиды на Фреда и, что не менее важно, ее отношения с Канадой трудно было назвать гладкими (Канада, как и США, довольно долго сомневался и тормозил создание НАФТА с участием Мексики в нем). Впрочем, этой мадаме наверняка надоело топтаться на месте, перенаселение во все дыры давит, социалка на нуле, наркотики не ушли, и ей срочно нужно это все как-то решать. Кто как не амбициозный и дерзкий Альфред может это исправить? Полицейская система и законодательство США явно дают надежды. Хоть на что-то. В конце-то концов, она всегда может думать (наивно), что "в любой подходящий момент сможет  уйти".

«Думал ли я когда-то, что буду настаивать на создании прототипа Советского Союза? Тем более ради того, чтобы остаться на плаву…», - Джонс хмыкнул. Эта мысль ему явно не нравилась. Достав из кармана небольшую упаковку с колесами, которые для него служили почти что заменителем успокоительного и вообще любых других медикаментов, он кинул несколько в кофе. Плевать, что нельзя, все выдержит, так даже круче. И сделал еще глоток, продолжая смотреть в окно.
Вот уже и первая машина подъехала. Значит скоро начало. Welcome to the future.

Жить не спеши, не сдавайся, не меняй на гроши.
Разгорится и погаснет в ночи
Безвоздушная тревога.

0

3

Wot's... Uh, the deal?

Мэттью Уильямс поправил галстук, опустил взгляд на наручные часы с маленьким кленовым листочком посередине циферблата, еще раз поправил галстук. Он не опаздывал, даже, скорей всего, приедет чуть раньше нужного, а зачем смотрел на время - одному Богу известно. На лице канадца не было ни  единой эмоции, руки не дрожали, как это обычно бывает, взгляд не бегал по салону казенного автомобиля. Нервозность в нем выдавало лишь то, что Канада постоянно что-то делал, не в силах спокойно усидеть на месте. Наконец, он мысленно приказал себе успокоиться, выпрямил спину, сложил руки на кейсе, лежавшем на коленях,  и сидел так весь оставшийся путь до Государственного департамента США.
Канада слишком хорошо понимал, по каким причинам он сейчас находится в Вашингтоне, почему едет «в гости» к своему брату и зачем вообще члены НАФТА вновь собираются в уютном конференц-зале. Эта мысль начала приходить в голову Мэтта еще лет  10 назад, постепенно укрепляясь  и становясь более осознанной.  И вот теперь, когда Джонсу это стало наиболее удобно и выгодно – свершилось, хей! Механизм запустился, когда премьер-министр Канады однажды днем ответил на звонок. Быстро поняв, о чем речь, он прогнал Мэттью из кабинета и долго не впускал обратно. Тогда Уильямс и понял, что началось. Грядут перемены, от которых, к сожалению, будет невозможно вернуться. Или вернуться, но ценой огромных усилий и потерь, к которым канадец пока что даже не был готов. Хотя о чем это он, брат не даст ему это сделать.
Свою экономику Канада считал чем-то вроде Великой Китайской Стены: со временем появятся трещинки, облупится, может быть, местами покосится и рухнет, потеряет свой цвет и величие, но стоять будет долго. По-крайней мере стабильность – это то, на что опирался Мэтт. Даже за много лет в его стране практически ничего не изменилось, за исключением мелких деталей, вроде улучшения инфраструктуры, введения в производство новых технологий, да чуть большего процента урбанизации, но это ведь не в счет. С другой стороны, с внешней политикой как обстояли дела не очень, так и оставались не очень.  Канада по-прежнему сильно зависел от Британии и США, слишком сильно. Уильямс давно уже понимал, что долго подобное продолжаться не может, что стоит, наконец, выбраться из монархии, вывести куда больший процент своего экспорта на страны, помимо США, прекратить оставаться с мыслью, что все это надежно и продлится долго и всем будет хорошо, а ему особенно. Не будет. Особенно теперь. Возможно, он уже упустил свой шанс и единственное, что ему оставалось – это объединение со Штатами, чтобы снова зажить со своей стабильностью.  Черт, это даже звучит жалко.

Now life devalues day by day
As friends and neighbours turn away
And there's a change that, even with regret,
cannot be undone

После телефонного разговора с Джонсом (а это был он, Канада уверен в этом) премьер долго промывал Мэттью мозги на ту тему, о которой как раз таки канадцу и думать не хотелось,  тошно.  Он даже слушал в пол-уха, не видя смысла вникать в свои слова, навязанные министру его братом. Главное – суть, ее он уже понял. Осталось перетерпеть весь этот словесный пафосный понос и идти готовиться к встрече. Его мнение уже ничего не решало, в этом он тоже не сомневался.
- Ты же не хочешь, чтобы наши отношения с США ухудшились еще больше?

Разумеется, не хочу.
Вопрос был риторическим, но мысли канадца выдали заученный ответ, которого от него и ждали. Вот так вот почти всегда. Мэттью и так уже несколько раз отличился в своих отношениях с братом, например, отказавшись поддерживать его  военную операцию в Ираке, да еще и осудил его за это. Верхом цинизма стал момент  торжественного зачитывания в Парламенте заявления о неучастии канадских войск. Уильямс помнил, что они с Альфредом тогда сильно поссорились, ну и пусть. А потом канадец отказался вступать в ПРО, посчитав, что имеет куда как более конструктивную точку зрения, чем у США. Дошло это практически до партнерских отношений в стиле «импорт-экспорт», ибо Америке не хотелось терять более  20% своих капиталовложений, оно и понятно. Но в последнее время вроде все наладилось, обустроилось, даже особых конфликтов не было, потому что Мэттью приходилось считаться с внешней политикой своих союзников. Теперь, видимо, придется быть согласным абсолютно во всем.
- Это наш единственно-верный путь, которому стоит следовать безукоризненно.

Конечно, потому что не осталось других.
Черт возьми, Джонс, как  у тебя так отлично получается навязывать людям свое мнение? Единственно-верное и правильное, одностороннее, но правильное. Настолько четко аргументированное, что и возразить сложно,  аж противопоставить нечего. Канадец знал, что его премьер дорожит свободой и независимостью страны не меньше, чем он сам. «The True North strong and free», не просто так же.  Пусть свобода слишком субъективное понятие, а независимость Канады крайне сравнительна, тем не менее, хотя бы формально это указано. Но теперь после всего одного звонка министр согласен сделать что угодно, лишь бы «и сам гам, и Штатам нарм». Вот во что теперь верить?
Во время разговора Мэтт понял, что звонка было все-таки два, но особой разницы не почувствовал.
-  Пообещай мне, что будешь всячески содействовать США и избегать конфликтов. В конце концов, так будет лучше всем, это общее благо. «Канада в мире», помнишь? Защита нашей безопасности в рамках международной стабильности. Мы не идем против своих принципов, мы просто расширяем сферу нашей деятельности. Поэтому союз – это лучшее решение из всех возможных. Ты понял?
Попробуй тут не понять.
Уильямс запоздало понял, что этот вопрос не риторический, и поспешил выпрямиться и кивнуть:
- Да, конечно.
Как будто он мог ответить что-то еще.

Чуть позже ему позвонил сам Альфред, чтобы сообщить о месте и времени встречи и ее крайней обязательности. Канадец не собирался препятствовать, просто записал нужные данные в ежедневник, чтобы не забыть, и сказал, что будет вовремя. И только положив трубку, Мэттью глубоко вздохнул, внезапно полностью осознав, насколько тяжелое решение было принято в такие короткие сроки. События не должны развиваться так быстро, даже не давая времени на раздумия. Обычно подобные действия чреваты долгими переговорами, референдумами, голосованиями, возможно,  войной, конфликтами, столкновениями, а не «Джонс сказал, все побежали». Что, черт возьми, с этим миром не так?!

Now frontiers shift like desert sands
While nations wash their bloodied hands
Of loyalty, of history, in shades of grey

Даже не заметив, как ушел в свои мысли, Мэттью тихо напевал «O Canada», смотря в окно автомобиля. За окном проплывали знакомые картины Вашингтона, которые канадцу уже доводилось видеть во время предыдущих приездов в США. Этот город был все тем же. Что-то должно оставаться неизменным, кроме экономики Канады. Но и он сейчас казался Уильямсу чем-то вроде иллюзорной оболочки. Центр Вашингтона и правда был красив и официален, аж глаз радуется, но стоит отъехать дальше, как красота испаряется, уступив место совсем иным районам города. Темным, затхлым отстойникам. Но ведь на это никто не собирается обращать внимания, всех интересует только красота, выставленная напоказ. А по сути противоположности куда как больше. Почему-то в этом Уильямс частично видел политику Штатов: вроде красиво, аккуратно, дипломатично, официальненько так, а на деле все куда грязнее и темнее. Один наркотрафик чего стоит.
Машина затормозила у входу в МИД. Водитель вышел из  нее и услужливо открыл перед Мэттом дверцу автомобиля. Кивнув в знак благодарности, канадец вылез из машины и зашел внутрь здания, где его уже встретили служащие, чтобы проводить к нужному кабинету заседаний. От официальности всего этого действа Уильямсу было тоскливо. Все и так уже решено, осталось обговорить детали, послушать аргументные аргументы Мексики (которую он, откровенно говоря, недолюбливал, хоть она и входила в часть его импортеров), поставить свою подпись на документах и благополучно уйти.  Но не хотелось так просто сдаваться,  чувство гордости за страну не позволяло. Канадец был большим патриотом, а потому решил, что если у него появится возможность хоть как-то поспорить и изменить решение в свою пользу – он им воспользуется. «Hanging on in quiet desperation in the English way» - что-то в таком духе. И пусть премьер его потом хоть закопает, какая, в общем-то, разница.
Достаточно громко постучавшись в кабинет, чтобы быть услышанным, Мэттью открыл дверь и вошел внутрь. Альфред стоял к нему спиной у окна, но тут же обернулся, когда вошел канадец. Невольно Уильямс вздрогнул, не узнав сразу своего брата. Они явно слишком давно не виделись. Волосы и кожа Джонса стали темнее, гораздо, да и сам он изменился. Это легко угадывалось в чертах лица и взгляде. Он стал другим. Cannot be undone.
Разве можно после этого говорить, что десять лет – ничто для страны?
Тихо кашлянув в кулак, чтобы скрыть свое удивление, канадец снова поднял взгляд и встретил своего брата немного усталой улыбкой:
- Доброго дня, Альфред.

Нельзя сказать, что улыбка была неискренней: у Мэтта нет причин не любить или ненавидеть Фреда. Все-таки он его единственный брат, а то, что будет на переговорах – всего лишь дела внешней политики. Человеческое отношение Уильямса не изменится в любом случае,  даже если ему придется потерять свою независимость и свободу.
Канада прошел к столу и занял место в одном из двух кресел, явно поставленных для него и Мексики. Он раскрыл кейс и выложил необходимые бумаги на стол, а после спокойно скрепил руки в замок и принялся ждать последнего делегата.
Единственное, что для Мэттью было сейчас важно – это сделать все, что в его силах. Что бы это ни значило.
And nothing else matters.

Отредактировано Canada (2014-05-06 15:44:42)

+1

4

Пять лет. Пять чертовых лет понадобилось людям, чтобы ввергнуть страну в пучину хаоса и анархии. И без того ставший нормой беспредел за последние годы перерос в нечто и вовсе неконтролируемое. Власти просто в какой-то момент отказались от своих обязанностей, от своей страны, сгребли оставшиеся деньги и сбежали куда-то. Куда-то. Быть может в другое время их и стали бы разыскивать, да вот только населению было не до этого. Голод, разруха, нищета. Даже гребанные наркотики почти исчезли из этой проклятой Диосом страны. Хах, смешно. Мексика так хотела избавиться от этой грязи, а вот теперь, освободившись, отчего-то не рада. От чего же ты не рада, Мексика?
Santa María, perdóname a sus hijos. *
В апреле 2018 года Мексиканские Соединенные Штаты охватила гражданская война. Так напишут в учебниках истории, это будут с ленцой проходить дети на уроках в школе. Всего лишь очередной эпизод из жизни страны. Всего лишь факт, которой сейчас оседает пеплом на губах, острой резью в сердце и несет в себе отчетливый запах оруженой смазки. Сколько смен династий ты, Селия, видела?
При подписании договора с Америкой в две тысячи семнадцатом она слабо представляла, во что все это выльется. Синаола, чья сфера влияния распространялась практически на половину территории Мексики, выступили против присоединения к Штатам. Хуарес и Залива, фактически управлявшие второй половиной страны, - за. Президент, заваривший всю эту кашу, слился с деньгами. Выборы не состоялись. Такие привычные для этой страны песни, танцы и карнавалы сменились свистом пуль и звуками взрывов, стонами умирающих и плачем детей. Раньше креолы шли с оружием против метисов и гачупинов из-за разного процента испанского ДНК в крови. Сейчас же мексиканцы убивали мексиканцев, чтобы мексиканцы могли жить спокойно. Ты этого хотела для своего народа, заключая сделку с Дьяволом?
В Вашингтон Селия приехала с фронта - ни больше, ни меньше. Все же за все свои поступки нужно платить, равно как и за подписанные, заверенные всем чем только можно и проштампованные хлеще суд экспертизы, бумаги. Сейчас, в две тысячи двадцать третьем она проклинала тот день, когда поддалась на доводы Джонса. Доводы, надо сказать, были убедительны, а слова и аргументы сладки и неоспоримы, но это никак не освобождало Альфреда от ответственности за последствия. Захотел Мескиканские Соединенные Штаты в свой состав? Получи, распишись, они горяченькие, подогретые гражданской войной и кровью невинных людей, все как ты любишь. Зато с избытком населения и наркотиками проблемы решены, радуйся, Мексика.
Граница, территория США, Вашингтон, МИД, коридоры - вся дорога смазалась и не планировала откладываться в памяти больше, чем на полчаса. Гораздо сильнее волновало то, что трещина в ребре не давала сделать нормального вздоха полной грудью, бинт на предплечье явно пропитывался кровью, а в крови ращиплялась очередная доза морфия (на дорогие и качественные обезболивающие элементарно не было денег). Благо, внешне состояние девушки было почти не заметно, бледность и уставший вид можно было списать на дорогу или... А толку. Америка не может не знать, что происходит у его соседа, даже сама мысль о подобном обсурдна. Ручка повернулась, мексиканка без стука вошла к кабинет. Добро пожаловать в Ад, Селия.
- Добрый день. Извините за опоздание: жуткие пробки, - и с привычной насмешливой улыбкой она прошла на свое место, садясь. Словно у нее в стране все нормально.

* Святая Мария, прости детей своих. (исп.)

Отредактировано United Mexican States (2014-07-07 13:40:47)

0

5

Америка замечал те изменения, что происходили с его страной, с его людьми, с ним самим. Хорошо это или плохо - он мог судить, но как-то недавно решил, что будет. Фред может повлиять на экономику, ввести санкции, устроить миротворческую бомбежку в неугодной ему стране, потому что он все еще мощь, все еще первый в военке, второй в экономике и единственный особенный на Западе. Но это все - другое. Миграция, язык - не то, что можно контролировать с применением жесткой силы и ограничении, поскольку это противоречит его собственным словам, принципам и, что главное, Конституции. Этот небольшой документ по-прежнему, не смотря на амбиции и коррупцию, формально или нет, но остается для его страны маяком. Так должно быть каждом государстве. Так было и в его. Конституция, основанная на Справедливости, Свободе и приемлющая изменения. Они и проходили. В конце-то концов, знаете, мулаты и метисты ведь очень красивые, вы присмотритесь. Чего плохого в том, чтобы стать не таким "чистым  арийцем", но еще более красивым, хах? По крайней мере, это сближает с Южной и Центральной Америками, которые сейчас ой как нужны ему в его лагере.
  Канада конечно же это быстро поймет и примет. Сие также очевидно, как и его удивление, хотя, глобально говоря, изменения эти были совершенно незначительны для простого человека, который словно побывал на курорте, но конечно же более глобальные в рамках целой страны, да еще и столь значимой. Но не суть. Фред проигнорирует эту естественную реакцию, в его крови сейчас происходит нечто более интересное, впрыскивается в нервные клетки мозга.
  Стоило брату войти, как обостренная, а оттого и особенно быстрая реакция дала о себе знать, Альфред тут же повернулся, растянувшись в ответной улыбке. Не сказать, что его глаза горели пламенем радости. Не смотря на в целом благопристойный и явно настроенный на работу вид, все же некоторая усталость читалась по мелочам. Впрочем, нормальное для сверхдержавы состояние, верно? Это не суть важно, это хорошо. Зато брат выглядел... так же. Они не виделись уже несколько лет, и вот сейчас Джонс готов зуб дать за то, что канадец совершенно не изменился. А, и здесь плевать на то, хорошо ли это. Настал тот период, когда пора искать плюсы во всем. Но что же касаемо взаимоотношений?
  Фред точно знал, как Мэттью к нему относится. В то время как принято смеяться над отношениями между США и Канадой, Америка на самом деле относится к брату иначе. Да, тот более слабый. Да, он - не сверхдержава с крайне ограниченной внешней политикой. И... что? Тем лучше. Это не мешало Канаде входить в G7 и иметь ряд социальных и внутренних преимуществ по сравнению со своим великим соседом. Как мог, как ему позволял характер и звание сраны, сверхдержавы и лидера, Америка любит брата. И, пожалуй, Канада и Великобритания относились к тем немногим странам, к советам которых американец и в самом деле прислушивался. Не просто так появился американо-канадских союз, не просто так появился НАФТА, все это делалось не одними силами и желаниями Соединенных Штатов. В конце-то концов, канадец не был абсолютным пацифистом, но куда большим, при этом, чем Америка, что часто помогало Альфреду предугадывать реакцию мировой общественности на свои действия. Они были действительно близки, не смотря на амбиции прочие факторы, и, что наиболее важно, Джонс это ценил. Потому, не смотря на свой грубеющий и изменяющийся со временем характер, был рад видеть Мэттью. Не важен предлог, хотя стоило бы как раз-таки думать наоборот, просто рад. И виной тому не вещества в крови и гормон счастья в мозгу, поверьте.
   
Ты можешь помолчать,
Ты можешь петь.
Стоять или бежать,
Но все равно гореть.

Сначала даже захотелось подойти и обнять, потому что, потому что... Но ведь это встреча. Будет странно обнять брата сейчас, а затем сказать то, что планировалось. Нет, это официоз. Сантименты будут после, если у кого-то останется желание на таковые.
- Доброго дня, Мэттью. Рад тебя видеть. Как дела? - все та же легкая улыбка, ради этикета, ведь все знают, как у них дела. Америка даже слишком хорошо. У него, у них, у всего мира, потому-то они сегодня и собраны по его "диктаторской", ха-ха, воле. Но ведь все знают, что сие лишь стандартная, ничего не значащая фраза приветствия, верно?

Фред не спешил отходить от окна, словно в чем-то убеждаясь, для себя. Потом все же подошел к брату и пожал тому руку, не переставая улыбаться. И радостно, и грустно, и серьезно, и предвкушающе, но только не со страхом, нет. НАФТА - не то, чего стоит бояться, это спасение. Если будет боятся США, то все кончено. Понимают ли они, Канада и Мексика, это самое? Нет, быть может только немного, но сейчас Соединенные Штаты явно не выглядят для них как спаситель, а скорее как.... а, к черту об этом думать.
  Американец допил кофе и выкинул его в мусорку, занимая свое место. Еще раз проверил, все ли на месте. На самом деле все на месте, да и даже если нет - \исправит, не нужны эти бумаги вовсе, простая формальность. Формальность, чтобы имитировать что-то нерешенное, диалог, скрасить время. Не думайте, сегодня он намерен слушать. Основной вопрос выглядит решенным, однако Джонс прекрасно понимает, что только своими силами и решениями не сможет вытянуть ни Канаду, ни Мексику, их всех. Союз Нерушимых Республик Свободных... Европейский Союз партнеров, отдавших часть своей независимости общему органу во имя общего выживания, сохранения и развития... Когда-то и эти двое поймут. Не сегодня, потому что дойти должно до народа, но когда-то... хочется верить, что когда не наступит слишком поздно.
- Я знаю, Уильямс, что со временем ты полностью поймешь меня. Верю, что и сегодня мы сможем сделать несколько шагов вперед. В сложившихся условиях, полагаю, у нас нет иного выбора, - сначала он не смотрел на брата, нарушив сложившуюся тишину, а затем все же перевел на него взгляд неизменно голубых глаз. Ни капли дипломатии, ни капли лжи. Америка и правду верит в сказанное. Можно ведь, да? Затем посмотрел на часы, прочитал пришедшее на нручный гаджет уведомление. В районе трех минут, значит, опоздает... Девушек можно ждать и дольше. Да еще и с... войны.
  Он хмыкнул своим мыслям, поправив галстук. Три минуты пролетели быстро: у каждого из братьев были свои мысли и своя волна, которая подготавливала их к грядущим изменениям.  Им не обязательно разговаривать, чтобы понимать дуг-друга.

  Опоздала на 4. Ничего, бывает. Кивнул в знак приветствия, вновь слегка улыбнувшись.
- Все в порядке, мы бы не начали без тебя в любом случае, - нет, Америка не будет рассматривать, всматриваться. Он слишком хорошо знает, что происходит с Селией, в отличие от Канады, чтобы пытаться ее разглядеть. Потокам беженцев ведь нужно куда-то бежать из горящего дома, да? Нужно. США не резиновые, но не могут игнорировать всех. И расстреливать на границе - тоже. Он уже ввязался в приграничные бои, чтобы все это сдерживать, но... Забавная у Штатов манера вести все эти цветные революции. Не то чтобы он действительно был замешан  в том, что происходит у его соседки, но подписанная годами ранее бумага требовала определённых действий. Все зашло слишком далеко? Бывает. Американец тоже пострадал, их отношения тоже пострадали, ну а с другой стороны - идеальный повод для Соединеннх Штатов сделать шаг, запланированный еще тогда. Но только для этого нужно делать вид, что с мексиканкой все в порядке, что под одеждой она не истекает кровью, что ей не больно. Это встреча, судьбоносная, понимаете? Первое время нездоровье Мексики стоит игнорировать, не волнуйтесь, он еще вспомнит о ней.
"И нет, Хименес, Уильямс, не смотрите на меня так осуждающе, словно я виноват. Это не я, это жизнь такая (с)". На ней он отдельно остановится позже, у него есть план, пока же - снова не важно.

Пора. Господь, храни. Могу. Я могу.

- Вы знаете, зачем я сегодня вас собрал. Не буду ходить вокруг да около и сразу ск делу: я считаю, что настало время реализовывать подписанные с вами ранее документы и объединяться. Далее тянуть нельзя, если мы не скопируемся сейчас, то позже не может быть, а будет, уже поздно...

Воодушевляющее начало. Все настолько плохо, а, Соединенные Штаты Америки?

- ... Я прекрасно знаю, что вы об этом думаете и как себя ощущаете. Но суть заключается в том, что ради не просто выживания, но и развития, приходится чем-то жертвовать. Когда-то это понял Россия, но сколотил свой Союз на трупах и невозможной основе, теперь пытаясь воссоздать тоже самое, не осознав своих ошибок. Затем его опыт повторила Европа, двинувшись дальше и, хочу отметить, весьма успешно. Я же хочу, чтобы мы пошли еще дальше и объединили не только имеющийся у мира опыт, но и наше особенное положение. Единый Североамериканский континент - это не потапливаемый  корабль, который, если мы сможем залатать его дыры, не потонет если не вечность, то как минимум половину ее. То, на что способны мы, объединив свои силы, совершенно невообразимо, хотя я понимаю, что подобный план не только безумен, но также опасен и трудно-реализуем. Потому я хочу, чтобы сейчас мы представили, что объединение в единую экономическую, военную и политическую зону уже произошло, и теперь нам стоит найти способы решения для всех тех проблем, что в той или иной степени рухнули после этого на наши плечи...

Как пусто в душе без миражей, без волшебства.

0


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Закрытые эпизоды » Союзы в моде, станем едины, вместе мы непобедимы. Мне повторить?..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC