Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Вне официальной истории » Страна-Победитель, страна для и только победителей


Страна-Победитель, страна для и только победителей

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:  Россия (играет США), фем!Россия (Вьетнам)
Вселенная: Hetalia
Место: заМКАДье

В городе, где нет метро,
По утрам холодеет моё нутро.
По глазам быстро, мимо мелькают дни,
Запомни меня молодым, запомни меня живым.

[ava]http://s7.uploads.ru/jaN8d.jpg[/ava]
[NIC]Russia[/NIC]
[STA]красота красного круга[/STA]
[SGN]Россия - большая чёрная дыра.
Тут нет ни добра, ни зла,
Отчизна засасывает всех Наполеонов и фрицев.
[/SGN]

+1

2

И чего родственничку понадобилось ее навестить. Выбираться из насиженной богатенькой Москвы в ее глубинку? Лучше бы ее пригласил! Заодно сапоги бы ей новые купил. А то совсем зажрался, коренной москвич, его, так сказать, солидарная сторона в одном экземпляре только женского пола и в поношенных пятилетних сапогах. А впереди беспросветная тоска и серость однотипных хрущевок, разваливающихся, да все никак не развалившихся, они скалились на Аню исписанными неприличными надписями стенами и окурками, кинутыми возле дыры, в которой должна была стоять мусорка. Выть охота от таких видов сказочных. Ни мужа, ни нормального угла, скоротать чернуху русской бытности… Тоска одна и спившиеся гопники! Да и те женатые!
В этом плане Иваново было самым дальним ЗАМКАДьем какое существовало в России, живи Аня даже на Чукотке и обтирайся рыбьим жиром вместо освежителя служившим одеколоном, женихов среди местных чукч было бы у нее больше. На работе ее окружали одни женщины, на улице ее окружали одни женщины, в очереди за водкой (и той!) тоже были одни женщины. Город невест, к ядреной его матери. Уровень насилия со стороны прекрасного пола самый высокий в мире. Ага, был бы, если бы заявляли.
А так бы хотелось, чтобы встали перед ней на колени, читали стихи, глядели снизу вверх как на икону глазами полными искреннего обожания, какой-нибудь ну не Пушкин, хотя бы Пьер Безухов! На резонное «сама найди, рожей что ли не вышла?» Аня обводила взглядом улицу, встречаясь взглядом с голодными молодящимися кошками, облезлыми и потрепанными  лихой жизнью, так сказать еще с девяностых. Вторая категория женщин красноречиво плевала их в стороны «проститутками» и «шолавами», восседая на хлипких лавочках с такой грацией, что любая Волочкова позавидовала бы.
Она не заметила, как доплелась до дома, повернула замок, пнула для уверенности дверь, ожидая внутри горы грязной посуды и палку докторской колбасы. Грузная туча за ее спиной пошевелилась. Ага, колбасы видимо уже нет. В темноте обозначился шарф. Аня сползла по стене, напряглась, скидывая узкий сапог, по местной моде вытянутый лодочкой .
- Вань, а Вань, увези меня с собой в Москву, - с порога начала она, - хочешь, я губы себе накачаю. Ну, чтобы на москвичку походить, - второй сапог давался ей с трудом, она вся напряглась, мохнатая лисья шапка сползла на бок, - окать перестану. Только возьми. И прописку устрой.
Заметив выражение его лица, она на ходу, не досняв второй сапог гордо прошествовала мимо него и вытащила припрятанную между батареями бутылку водки. Бутылка была поставлена на стол. Анина тяжелая рука стояла между ней и Иваном.
- Знаю. Видала. Но давай обговорим. Или ты тут останешься. Наши невесты, ивановские, так легко добычу не отпускают.

[AVA]http://savepic.ru/9618785.png[/AVA]
[NIC]Russian Federation[/NIC]
[STA]непобедимая[/STA]

Отредактировано Vietnam (2016-05-02 12:18:57)

+1

3

   К сестре из Москвы Ваня как всегда добрался тихо, без лишнего шума и внимания. Настолько без внимания, что по старинке предпочел поезд автобусу, пускай тот и ехал на два часа дольше. А что, оно же это, хорошо даже. Семь часов в пути - не две недели до Владивостока, конечно, чепуха вообще, с широтами-то матушки-родины необъятной, но подобную задушевность русский хоть час, хоть пять, хоть вечность бы предпочитал. Свое, знаете, привычное; сердечное, с не малахольными проводницами. То на иномарке, за деньги конечно что народные, как у депутатов, в Иваново Ваня уже не ездил: несколько раз совершал такую ошибку, помнил, аж потеть начинал. Не-е-ет, в глубинки на машинах хороших нельзя; подожгут в лучшем случае. Ну а частный самолет, это, знаете ли, Владимира Владимировича  привилегия, на нее, на святую, Брагинский не посягал - правителю нужно лучшее, а он, как страна, вместе с народом-то будет готов бежать за поездом или в поле ногтями дороги рыть; ну вы знаете, Владимир Владимирович плохого сделать не скажет. Это еще Владимиру Владимировичу спасибо, что позволил из Москвы-то уехать, взять выходной, а не бдеть сутками над шпяонами из Госдепа и с биноклем в небо.
    Оно же как вообще вышло: пока в Кремле спокойно, за окном морозит, а депутаты думают о том, как бы им "туда, где тепленько", Брагинский может напялить свитер с ушанкой, набить несколько сумок продовольствием да подарками (ну и водкой, само собой, но да разве такое вообще нужно упоминать?), устроиться на верхней койке в плацкартном вагоне и двинуться. Из столицы за пределы МКАДа. В славный город Иваново. Город невест, каждый раз встречающий его слишком уж горячо. Потому отныне тихо, в ушанке, свитере, и на поезде. И главное не показывать, что это именно ты из поезда Москва-Иваново вышел, и что ты на деле ты высок-могуч, как настоящий москвич причесан, расчесан, щетиной не зарос, рожа от алкоголя цвета сирени еще не стала (не совсем пока что, ну); да лучше вообще не показывать, что ты мужик, даже если и алкаш захудалый, или подстроиться где-то недалеко от женщины какой-незнакомой, чтобы впечатление создать, что не один приехал, и вещи ей-то из столицы помогаешь переносить.  И нет, не думайте, что это все прикол или стеб какой. Увы, на Руси, да особенно за пределами топ-5 крупнейших городов, с этим действительно торба и все очень плохо. Вон, демография который год грустит, а кавказцев-то на всех не хватает.
  Вася Гнидов, он же дядя Вася, он же один из многочисленных водил у вокзала, Ивана уже из мильона бы узнал, и вообще как-то так получалось, что каждый раз встречал, что Брагинский в итоге только на его жигулике-то и катался. От вокзала и до сестры, от сестры и до вокзала. Вот и сейчас: торопливо загрузили сумки и поехали.

     
  Ваня честно не запомнил, о чем говорил с этим милейшим попивающим водилой. Не погоде в Москве, ну там над долларами посмеяться, над санъкционнымъи продуктами, про правильного Владимира Владимировича, ну и про женщин лютых тоже, и что конечно и жить можно было бы лучше, ну ничего, вот Иваново вечен, да и черт знает о чем еще. Брагинский так сразу и позабыл это все, видя перед собой только родные двери, холодильник и тишину. Вы ведь только представьте: они добрались всего-то за какие-то минут двадцать. Двадцать минут! Да в Москве даже с мигалками, хоть на чем добирайся, потеряешься в реках машин, шума и вот этого всего столичного.
   Одним махом взвалив на себя все сумки, Ванечка тихонько, чтобы никому на глаза не попадаться, подобрался к подъезду, а там на свой этаж. Ну, вернее ему бы хотелось, чтобы так. На деле же у подъезда даже в мороз сидело несколько возрастных стенд-аперов, сверлящих прибывшего русского таким взглядом, что отправить бы их вместо дипломатов на заседания СовБеза, чтобы они бы там за одну сессию всех бы сгноили, а если напротив Америки посадить, так вообще бы... В общем, вы поняли, что тут пройти так просто не получилось, и пришлось уныло поздороваться, обвешанным сумками, и вот этот вот их прищур с семками и:
- Что, к сестре приехал небось опять, из столицы-то?
  Похоже, его страна некоторыми своими элементами и в самом деле одинакова везде. Будь на Чукотке скамейки и подъезды, там бы тоже так сидели. Ваня их всех кончено любил, натура ведь у его страны такая, но... это самое, лучше любить на расстоянии.
   Говоря же о сестре, об Аннушке, Анюте, Аньке, то дома ее не оказалось. Это как так? Время-то уже не рабочее, или дела какие? Впрочем, это ничего, во всей стане женщины так.
  Мужчина занес сумки в комнату, часть оставил в коридоре, а сам скинул с себя верхнюю одежду и сразу на кухню: в поезде он конечно успел и выпить, и закусить, но вот это вот все голод очень нагоняло. Заодно и пару бутылок с водкой в холодильник запихнул.  Сделал бутерброд из ломтя хлеба и такого же ломтя колбасы, уже глазами принялся искать стопарик, заодно прикидывая, куда сестрица могла местную-то водочку запрятать... А тут и щелк замка.
   Ваня уже думал было обрадоваться, мол наконец-то мы собрались за семейным столом, в тишине, без всех этих столичных прибамбасов и понтов, как раньше, но Аня не была бы ней, если бы не заставила его буквально с порога перестать жевать свой бутерброд и недовольно запыхтеть.
- Эт-как ты брата после дороги встречаешь, с гостинцами-то, - в итоге все же пришлось проглотить откусанное, но настроении заметно подпортилось. Каждый раз она со своей Москвой, глаза бы его уже эту столицу не видели. - Знаешь же, что нельзя. У нас там политика, а политика - эт дело не женское, тяжелое, круглосуточное, - глаза следят за тем, что и как делает сестра, и в какой-то момент, проследив за ней, замирают на водке. - Не может вся страна в одном городе находиться, Владимир Владимирович только правду говорит, - глаза не мигая все смотрят на бутылку, и руки, в одной из которых остатки бутерброд, тянутся. Это же местная, заМКАДная, а не все те московские. - Он вообще обмолвился, что неплохо бы тебе куда-то дальше, на Дальний Восток или в Сибирь, чтобы, эт самое, от Европы-то подальше, и к народам братским поближе. А я так, в гости. И ты в гости. Может быть даже на самолете, если бюджет не урежут: мне новые ПВО нужны, Америка снова на нас, Ань, зубы точит, - сам же колбасой и подавился. - Но да это работа все, я же не за тем приехал, а ты мне сразу про прописку, как неродная.
[ava]http://s7.uploads.ru/jaN8d.jpg[/ava]
[NIC]Russia[/NIC]
[STA]красота красного круга[/STA]
[SGN]Россия - большая чёрная дыра.
Тут нет ни добра, ни зла,
Отчизна засасывает всех Наполеонов и фрицев.
[/SGN]

+1

4

Анна слушала и ее настроение, близкое  к непредсказуемой уральской весне (резкое потепление, потом похолодание, а под конец страшный гололед) уходило в резкий минус. Под минус сорок так. Погодка к слову сегодня выдалась та еще. Покраснев в лице Аня открыла рот. – Так, где моя норковая шуба в виде гостинца, а, братец? В приличное общество и показаться стыдно. А если ты думаешь, что я в Сибири не найду с кем собрать приличные международные посиделки, как бы тебе стыдно не стало. Вроде как приличная держава, а сестра в обносках ходит.
Всегда у них так, кричащий, почти до неприличия меховой тулуп, обсыпанный рубинами да брильянтами, а под ним последняя латанная-перелатанная рубашка. Шикарная внешняя политика, а внутренняя… нет, Анна Путина любила, как его не любить, когда по нему по телевизору столько хорошего говорят. Даже фильм сняли. Аня аж прослезилась. Как в песне поется… Такого как Путин, чтобы не пил! Еще бы больше внимания обращал на депрессивные районы своей, верной и необъятной.
Да и не Ванина это вина, сам весь какой-то малахольный, глазки так и бегают от ее руки к водке. Сбежал что ли из нерезиновой? В этом Аня его понять не могла, всю жизнь хотела жить в столице, там говорят и с ЖКХ условия лучше и с работой. И внимание мужское. Пусть они и прибывшие на работу представители союзных южных республик. А все равно внимание! То она скоро провинциальной пылью покроется.
- Ах значит не женское, у станка умирать с голодухи от последствий вашей политики значит женское, опускать в детей своих в могилку, значит, тоже женское дело, - со злобы у Анны даже глаза почернели и угрожающе зашаталась свободная рука с сапогам. Так бы и запустить в него, в политикана этакого, окаянного, сколько горя ей эта политика принесла. Вот и теперь, шлюха продажная, встала между ней и московской пропиской.
Проникновенные глаза, особенно правый, недовольно на нее посмотрели. Взгляд немного косил, значит, он успел принять где-то на стороне. С Гнидой чтоли?  Ну, он у меня еще попляшет, когда его жена узнает, где на каком километре у него прячется заначка. Брагинская не повела ухом, лишь нетерпеливо постучала кулаком по столу. Подошла ближе, понюхала. Точно выпил, разит за версту. Рот Вани возмущено запыхтел, дожевывая кусок колбасы. Нет Анне для брата конечно ничего не жалко и будь ситуация немного другая, обязательно бы наготовила ему и пирогов, и щи, и селедочки. Не приехал бы он к ней без предупреждения, без подарков, и так резко и заунывно обломав (в который раз!) ее большие планы на московскую прописку. Еще и выпить перед встречей решил. Видимо знал, какой приемчик его ожидает. Потому и заготовил увещательно-патриотичный монолог, знает, что ее проймет! Ибо сам такой.
Анна еще раз вздохнула, доставая как приличный человек, каким-то чудом убереженную чистую тарелку, парадную скатерть и банку прошлогодних шпрот.  - Вот именно, я должна быть рядом, а не где-то между Урюпинском и Засранском, кто как не я тебе поддержка и опора в это сложное время. Сам знаешь, кругом одни предатели, да продажные проститутки – доверять нельзя никому. – Она порылась в ящике для хлеба, ставя на стол две рюмки. – Мы как никогда должны быть сплочены, чтобы пятая колонна не вселила раздор в наших граждан, понимаешь? – она подтолкнула табуретку к его ногам, продолжив совсем другим тоном. – Вешалка где сам знаешь. Следы, что натоптал, чтобы вымыл потом. – Она повесила на него одну сумку с жрачкой, во вторую всучила свой сапог. Вот пусть хоть чуть поможет, раз приехал, пусть знает, что в Иваново значит женское дело! – В кладовке возьми банку огурчиков, то и пожрать толком нечего.
Это «нечего» сейчас висело на Ваниной руке груздьями пакетов с замороженными пельменями, чесночком и прочей снедью.
Брагинская налила себе первый стопарь, выпила не закусывая. У подъезда громко заматерились гопники, не поделив что-то между собой.

[AVA]http://savepic.ru/9618785.png[/AVA]
[NIC]Russian Federation[/NIC]
[STA]непобедимая[/STA]

Отредактировано Vietnam (2016-05-03 01:41:35)

+1


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Вне официальной истории » Страна-Победитель, страна для и только победителей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC