Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » И все как в том старом анекдоте - нужно только нам (США, члены НАТО)


И все как в том старом анекдоте - нужно только нам (США, члены НАТО)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место, время:  2 июня 2012, Брюссель
Погода: +28, настоящая летняя погода. Ветер практически не дует, от чего температура неприятно давит.
Участники: Германия, Америка, возможно последующее присоединение Великобритании или других участников НАТО
http://s3.uploads.ru/dCZw6.jpg
Суть: Весеннее обращение Австралии и Японии в НАТО за поддержкой для защиты от КНР прошло не один «политический фильтр» и, наконец, наступило решающее заседание основных игроков Североатлантического Союза, коими являются США, Германия, Великобритания и Франция. Последний, однако же, отказался участвовать в заседании, опираясь на положение свой страны, от чего союзникам приходится за всех решать «как же поступать дальше». Англия же, и без того загружен внутренними проблемами, явно не особенно заинтересован в решении данного вопроса, как и большая часть других участников союза. И ничего, что НАТО называют «сапогом», во главе которых стоят Штаты – эта «элитная и честная» организация должна действовать сообща. И, все же, чем и, главное, как они могут помочь Японии и Австралии? А ведь Иранский Вопрос также успел обостриться, что, несомненно, следует обсудить. И не слишком ли это напоминает типичное собрание стран ЕС, когда присутствует лишь «верхушка»?


Итог:

+1

2

Сказать честно - у Америки давно чесались руки. Притом как в прямом, так и переносном значении этой  фразы. Джонс прекрасно помнил свой разговор с Японией, по ходу которого мягко подтолкнул Кику к активным действиям. Кончено же, азиат несомненно понял, "насколько ему необходима помощь НАТО", а потому практически сразу после того, как Альфред уехал, исполнил настоятельный совет своего лучшего и единственно верного друга. И вот теперь, когда о подобном заявлении узнал весь мир, пусть эта тема старалась не освещаться СМИ, обсуждали политики и спорили аналитики, Штаты имеет прекрасный шанс укрепиться на Востоке. Только во имя демократии и предотвращения давления на Японские острова - и никак иначе! По крайней мере, именно об этом Япония деликатно попросила в своем послании, которое, будучи главой НАТО, Ал не мог позволить себе проигнорировать.
Он уже рассчитал, все предрешено, знал, как развернуться события, будучи одним из тех главных пекарей, что замесили это самое тесто, но... Джонс также прекрасно понимал, что в этой игре ему придется сделать вид, что и другие игроки также могут решать. Командное дело, обязательства, этика и все такое, на что обычно хотелось плюнуть, в этот раз были обязательно к использованию. Для укрепления. Для более успешной следующей партии. Альфред видел, какое "имя" приобрела его страна в мире, а отмывать замаравшийся статус Сверхдержавы ох как непросто. Теперь, кажется, пришло самое время для этого. К тому же, надвигалось куда массовое событие, о котором так давно трезвонит общественность и которое Америка решился осуществить. Видать, люди действительно верили в Иранскую проблему настолько сильно, что Герой вот так просто взял и в скором времени приведет ее в действие.
Но вновь: в одиночку не справиться. НАТО показал себя в Египте, показал себя в Ливии, дружно сотрудничал в Сирийском вопросе и теперь, после относительно спокойных "после-холодных времен", им предстояло объединить свои силы для противостояния новой угрозе. Разумеется, мирового масштаба. Разумеется, под его руководством. Ресурсы вовсе не причем, как же можно! Они, наверное, "случайно" оказались в опасной стране.
И, как ни крути, а тема Японии на данный момент была куда более актуальна. По крайней мере для обсуждения в кругу НАТО.

Альфред не рассчитывал застать всех участников в сборе. Случись подобное, его эгоизм и понимание значимости происходящего, несомненно, возросло бы, однако.. Америка уже успел заметно разочароваться в европейцах.
Боже ты мой - кризис у них. Ленивые задницы поднимать не хотят, чтобы сделать с этим хоть что нибудь. И до этого были ленивыми, а теперь.. Пф. Блондин поправил очки и, уверенно открыв дверь, своей привычной походкой прошел в зал. Уж больно зачастил он в Брюссель, это наводит на странные мысли. Можно подумать, у меня нет кризиса. Сам сделал - сам и исправил, а эти...
Какая ирония. В зале оказался один лишь Германия.
Пунктуален, как всегда. Отметил про себя Джонс, занимая свободное место у круглого стола напротив Людвига. Так удобнее. И ведь смотрится как пафосно! Американец даже стул отодвигал как-то самоуверенно. Сразу видно - Герой садится! Властитель Мира! "Создатель" кризиса, экономический гений... Которому почему-то неплохо так досталось от собственного же экономического творения.
- Здравствуй, Людвиг. Прекрасная погода! - наконец, он поздоровался, удобно устроившись за столом, положил рядом с собой папку с документами. Выглядит уверенно и беззаботно. Нет причин для беспокойства, все отлично.  Как всегда улыбается. - Я так понимаю, нас будет двое, - улыбка отдала странные, словно ироничные нотки - Германия наверняка привык быть чуть ли не единственным постоянным участником всех без исключения конференций ЕС. Он, Франциск, кто-то из южан, если повезет, или Англия. С Североатлантическим альянсом же такое происходило... чуть ли не впервые, что, признаться, разочаровывало. Легко сказать, кто решал главные вопросы и предлагал "планы" по развитию дальнейших событий, но так хотя бы своим присутствием радовали...
Такие слабые. Раздражает. Вновь навязчивая идея. Вот и славно. Он.. они решат все сами. Америка - "папа" сапога. Германия - папа Еврозоны и участник сапога. То, что решат эти двое - примут все. А Альфред все решил заранее - оставалось лишь правильно преподнести это Людвигу. "Япония действительно нуждается в помощи".

+1

3

Немец посмотрел на часы. До встречи с Альфредом ещё было достаточно времени. Людвиг как всегда приходил первым, и никого здесь не заставал. Так что своё времяпровождение на месте сбора он проводил в одиночестве, оставаясь наедине со своими мыслями.
О чём он думал? О многом.
Мысли иногда сбивались в кучу. Это причиняло сильные головные боли. Но не думать просто не возможно. Он не знал, как долго  выдержал бы он это. Ему тревожно – паника…  И вот опять, отпустило. Всё вернулось на свои места. Теперь он вновь прежний Людвиг Мюллер, который стоит у окна в душном помещении и ждёт.
Юноша мотнул головой, прогоняя навязчивые мысли о кризисе. Всё не так, как думают другие. Не так как хотели думать. Всё не так, как хочет этого он. За него и за всех уже всё решили. Он это понимал. Понимал, что Америка – голова, а остальные – тело. Людвиг же являлся шей. По крайней мере, он сам считал себя таковым. Возможно, если бы Мюллер не участвовал во всей этой каше… Но нет. Германия является глазами и ушами НАТО, и, чёрт побери, уходить без веских причин он не собирался.
Немец всё так же стоял у окна и смотрел на улицу. Вид на бульвар, открывающийся из окна, был во истину каким-то издевательским. Людвиг, как и любой практичный немец, не мог приходить «на работу» в футболке и в шортах. Он был одет в свой любимый деловой костюм. А люди ходили одетыми именно в этот тип одежды. Естественно, с утра Германия смотрел на градусник, и этот градусник показывал не меньше +21 градусов. Сейчас был разгар дня, и наверняка, температура на улице повысилась.  В общем, немца раздражала жара, но он терпел.
Снова в его сознание вкрались размышления. Его изнутри что-то сжирало.  Какой-то зверь. Обычная тварь, имеющая тёмную натуру, которая хочет выбраться наружу и явить себя миру.  Это существо — тоска. Обыкновенная тоска по старым временам. Когда всё было намного лучше. В то время он спокойно гонял Италию за любую погрешность, общался с братом и просто проводил своё свободное время не один. А что же теперь? Гадкий тёмный ядовитый остаток на душе. Который прогрызает его тело и прорывается через мягкую плоть. Сам же зверь бушует, царапается, кусается и визжит внутри. Он не хочет выпускать тёмного Германию. Мюллер помнил, что во время всех войн,  главной бедой был он сам. Его тёмная сторона.
- Здравствуй, Людвиг. Прекрасная погода!
Блондин от неожиданности вздрогнул. По крайней мере, сейчас он был благодарен Америке за внезапное вторжение.  Жизнерадостный и вечно улыбающийся Альфред всегда успокаивал немца. Во время общения с ним (да и вообще с кем-либо), Мюллер не уходил в себя, и всё словно было на своих местах.
- Н-да, прекрасная... – выдавил из себя Людвиг.
- Ach ne, ich meine, das Wetter nicht schön und so heiss für mich. Aber jeder haben ihren Vorlieben.* – прошептал он.
Германия надеялся на то, что собрание продлится не долго и, в конце концов, тот отправится домой. Однако, как всегда юноша является серьёзным и кропотливым по отношению ко всем переговорам. То, что ему скажут – он выполнит. Таким он был и есть.  Мюллер мельком взглянул на Джонса. Белобрысый американец улыбался во все свои 32 зуба. Это немного раздражало.
- Я так понимаю, нас будет двое.
Американец произнес это с иронией. Уж кому-кому, а Людвигу об этом напоминать, вообще не стоило. Он, не смотря на любые козни судьбы (будь то пожар, наводнения, цунами, землетрясение, болезнь), всегда приходил.
В ответ на реплику Альфреда Ф. Джонса немец лишь кивнул. Как всегда спокоен, холоден и расчётлив. Таков был Германия.

*О нет, я считаю, что погода далеко не хороша и слишком жарка для меня. Но у каждого - свои предпочтения.*

+1

4

Американец потянулся и, откинувшись назад, закинул ногу на ногу, по-прежнему расплываясь в странной улыбке. Хоть присутствие на собрании лишь его и Германии было как минимум предсказуемо и очевидно, Джонс все еще не определился с точной позицией относительно этого вопроса. Все же сейчас, как ни крути, речь зайдет не о бомбардировках, как когда-то в Югославии или Ливии, а о реальном и мирном вводе войск в страну Восходящего Солнца. Стоит в тысячный раз отметить - саму обратившуюся с запросом о защите от большого красного брата. А если брать в учет то, что кроме Японии на примете была Австралия и несколько небольших океанических островов, то вопрос о солдатах стоял особенно остро - важен каждый человек и участие всей Европы, полноценного блока, крепкого и готового предоставить помощь нуждающемуся. Не потому, что у Америки не было солдат или оружия: его армия была и есть самая крупная и оснащенная в мире. Дело в том лишь, что Китайская Республика угрожает не только Штатам. Яо может быть опасен в первую очередь для Германии, а, следовательно, и для всех остальных. Утопи сильного, и слабые упадут вслед за ним, как домино. Вопрос дешевого производства, рабочей силы, ресурсов и конкуренции на основе плагиата уже стоял за спиной, дыша в затылок. И далеко не только Азиатскому региону.
   Что же, выходит, европейцы в очередной раз отличились. Не в лучшем смысла этого слова. А вот Людвигу Джонс был в некотором роде благодарен. Мужчина ответственный, внимающий его мнению, не особенно часто спорит и сговорчивый практически во всех вопросах.  С ним было приятно иметь дело, а поэтому блондин старался, по возможности, встречаться именно с ним. Второе, после Англии, доверенное лицо - ариец, определенно, это заслуживал. Что же, оно много стоит: добиться уважения Америки непросто, как и признания годным и адекватным среди сборища рабов и мусора третьего мира. Судя по всему, немец внял уроки мировых войн и теперь понимал, в каком положении находится. Впрочем, слишком сильно американец на него давить не мог - Германия, как и вся Европа, не спешила выходить из кризиса. Более того. В то время, как Соединенные Штаты постепенно выплывали на поверхность болота и двигались к берегу, пусть и оставаясь в опасном положении, Европа благополучно тонула и заходила все дальше в трясину. Помочь ей выбраться? Ой ли, когда сам можешь повторно утонуть. Ой ли, оно американцу накладно.
Но Евросоюзу все же повезло - "затычка в каждой бочке" и здесь пустила свои корни. Кредиты, глобализация, демократия, НАТО. Хочет того Альфред или нет, а пинать и подтягивать их ему придется. В идеале - морально и без сопротивлений. Это - основная зона его влияния. Регион, в который вложено так много планов, надежд и, что главное, денег. Настолько много, что в итоге Еврозона пытается составить доллару конкуренцию. Относительно успешно. Впрочем, кризис им в помощь, это должно привести к стабилизации сил и напоминанию, кто есть кто и какое место в мире занимает (а вариант того, что Америка утонет или потеряет свои позиции Альфред даже не рассматривал - это немыслимо, не позволит!). Да вот только Франция и  "вечные нейтралитеты" вкупе с русским вяканьем могут напакостить. Стоит напомнить об этом Людвигу - пусть так и знает. Раз уж присутствовать будут только эти двое, то... можно придать разговору более доверительный и тесный характер. Миллер относился к тем странам, которые ничего от американца не скрывают. Во-первых, ибо понимал суть происходящего, во-вторых - имел хорошую память, в-третьих - просто напросто не имел возможности соврать - Джонс обо всем бы узнал в любом случае - и это ариец также прекрасно осознавал.
- В таком случае, я нагло воспользуюсь тем фактором, что кроме нас здесь никого нет и буду говорить больше обычного, - все с той же легкой, уже не ироничной улыбкой начал Альфред, упершись лицом на правую руку, которую расположил на подлокотнике кресло-стула.
Уж не знаю, считать ли этой позитивным явлением, однако нам предстоит обсудить не один важный вопрос. Разумеется, касающиеся не только операций НАТО и нынешнего его положения... Да вот только с чего бы начать? Черт возьми - все продумал заранее, а с какого бока подойти...пф. Легкий вздох - как неприятно понимать, что твой народ делает тебя в большей или меньше степени, но безалаберным. Начну с простого, раз так. Сам поймет.
- Давай начнем с насущного. Что думаешь на счет Японии? Помощь и защиту, конечно, мы предоставим - у Кику нет собственной армии для защиты от давления КНР, а мы.. Кхм. Как ты считаешь - чем конкретно и в каких масштабах и количествах мы можем оказать ему помощь? - блондин вздернул одну бровь, все с этой же позиции смотря прямо на немца. У Ала, разумеется, был ответ и на этот вопрос, что также было продумано и оговорено. Все все же.- Силы Франциска и грека не бери в учет. Они... - американец резко замолчал, словно сказал что-то, чего не стоило. - Но об этом потом. И, ну право, если тебе жарко - сними пиджак. Ты знаешь, я не требовательный в этом отношении, - Джонс хихикнул, после хмыкнув. - Лишь бы ты чувствовал себя в состоянии конструктивно думать.
И плодотворно. В определенном направлении, разумеется.

0

5

Ситуация складывалась довольно напряженная. Людвиг видел, с каким трудом Джонс подбирает слова и это доставляло немцу некое удовольствие. Вполне возможно, что где-то в глубине души немец даже желал того, чтобы американец всегда лез за словом в карман.
Почему-то блондин прекрасно знал, нет, чувствовал, что сейчас слишком многое заботит американца. Особенно Китай. Белоголовый орлан на гербе США долго и пристально наблюдает за Востоком.
Так уж получилось: Альфред-голова, а Людвиг-шея. Именно по этому, Людвиг не мог солгать «голове». В большей степени ложь со стороны арийца сразу же раскрылась бы (Джонс слишком проницательный и чувствует всякий подвох за версту). У Мюллера не раз проникала мысль на случай если «босс-Америка» и узнает что-нибудь, то вряд ли не станет рубить «шею» на корню. В противном случае, если он всё-таки так поступит, голова слетит вместе с шеей. И это был плюс, несомненно.  Но при всём желании, немец не хотел вступать в конфликт с Альфредом. По крайней мере, сейчас.
- В таком случае, я нагло воспользуюсь тем фактором, что кроме нас здесь никого нет и буду говорить больше обычного.
Людвиг обернулся и глянул на Америку. С лица оппонента сползла ироничная улыбка, Людвиг облегчённо вздохнул. Ирония - небольшая издевка и немного интрига. А вот ему не хотелось участвовать в интригах. Он – немец, он всегда пойдёт на пролом, не будет изворачиваться, хитрить. Прямолинейность и упрямство Германии никогда до добра ещё не доводило (стоит вспомнить предыдущее Мировые войны).
Парень проследовал к своему креслу и сел в него. Сейчас предстоит важный разговор.
Перед американцем вновь предстал спокойный и хладнокровный немец. Который старался не выражать не каких эмоций. Любая эмоция – слабость. А любая слабость – прореха в защите. Странно, но иногда Федеральная Республика Германия показывал свой характер каким-то нордическим. То есть выдержанным. Любое замечание в свою сторону он либо пропускает мимо ушей, либо берёт на заметку (но всё же игнорирует собеседника, который отправил колкость в его сторону). Не пробиваемая машина, так сказать. Естественно, не смотря на свою холодную «броню», в юноше иногда вспыхивает что-то такое. У него просто кипит кровь и он обязательно, нет, просто обязан сделать какую-нибудь глупость! Особенно ночью. Тёмное время суток – слабое место, ахиллесова пята. Во мраке, всёпоглощающей тьме дремлет зверь, который освобождается с наступлением заката. Тёмный Людвиг не любит ждать. Не любит терпеть и выполнять приказы. Он всегда будет делать по своему, как посчитает нужным. Чего таить, и жестокостью его в этот момент не обделило. Главное, чтобы Альфред не завёл старую песню о войне. Ради Бога, только не о ней и не сейчас. Мимолётно подумал немец и вздохнул.
- Давай начнем с насущного. Что думаешь на счет Японии? Помощь и защиту, конечно, мы предоставим - у Кику нет собственной армии для защиты от давления КНР, а мы.. Кхм. Как ты считаешь - чем конкретно и в каких масштабах и количествах мы можем оказать ему помощь?
- Sehr gut. Япония – хороший парень. – Людвиг не солгал. Он помнил Вторую Мировую войну. Помнил, как сдался сам, первым. А японец не сдался. Он продолжил сражаться. Но получил удар в поддых атомными бомбами. Мюллер хотел помочь Кику. Он подозревал, что армия у него как раз таки и имеется, но думал, стоит ли это говорить Джонсу. Странно было сидеть и смотреть в лицо человеку, который жадно ловил каждый неосторожный взгляд арийца. - Если учитывать наше нынешнее положение, то помочь мы можем многим.
- Силы Франциска и грека не бери в учет. Они...
Людвиг кивнул. О них он даже и не думал.
- Но об этом потом. И, ну право, если тебе жарко - сними пиджак. Ты знаешь, я не требовательный в этом отношении. Лишь бы ты чувствовал себя в состоянии конструктивно думать.
- Нет, мне и так не плохо. Хотя-я… – он задумался, и чуть погодя снял пиджак, повесив его на спинку кресла. Было душно.

+2

6

Джонс надеялся услышать от Людвига вразумительный ответ. Точнее нет, не так: идеи и предложения. Тот факт, что помощь они все же окажут, казался американцу более чем очевидным. Что готов предоставить лично немец, сроки, количество, мысли в целом - одним словом, конкретику. Вот чего хотелось. Но тот сказал лишь одно весомое слово: "много".
Хорошо, "Много". Если такой ответ тебя устраивает, то я вновь возьму все на себя. Блондин отвел взгляд в сторону, уставившись на изображение голубой натовской звезды на полу. А это значит, что у Мюллера появятся еще пару секунд для того, дабы снять или не снять пиджак и отдохнуть от пронизывающего и не моргающего взгляда американца. Он пока и сам подумает. Точнее, в лишний раз прокрутит то, что обдумал ранее.
Слишком нечеткое понятие, "много". Краем глаза проследил за пиджаком, но после опять уставился на пол отсутствующим взглядом. Альфред раздумывает, он в некоторой степени отключен от происходящего. Прошло итак потеряно слишком много времени. На этот раз, благодаря разногласия президента с Конгрессом США, мы потеряли драгоценное время. Я потерял. НАТО всегда реагировало незамедлительно, но в этот раз.. хм, в этот раз... Тихий вздох, на несколько секунд прикрыл глаза. СМИ молчит об этом обращении Восточных стран, простые люди не осведомлены. Но власти... они все знают. И готовятся кинуть в ответ тухлый кусок. В первую очередь - в меня. Значит, действия должны быть как никогда прозрачными и осторожными. Хах, "законными и честными". Иначе меня, как движущую силу НАТО, обвинят в экспансии. Мир еще не отошел от кризиса, все слишком озлобленные... а он сказал "Многое". А нет, не так. Можем - многое, но сейчас имеется возможность воспользоваться лишь малым. Все еще задумчивый отсутствующий взгляд переведен на немца. Точнее, "сквозь него". Личностям, вроде до сих пор гиперактивного Джонса, было довольно трудно смотреть в одну и ту же точку, сидеть в одном и потом же положении. Давило, злило, выбешивало. Лишнее, сейчас оно не нужно. Я не могу предоставить большую защиту. Формально. Вся моя военная мощь готовится к масштабной операции на Ближнем Востоке, а накал на Дальнем будет слишком вредоносным. Они еще не оправились от Сирии и не забыли Ливию. А если учесть, что помимо Японии помощь оказывается еще и Австралии да Южной Корее... Американец вслух присвистнул, что вывело его из размышлений, нарушило повисшую в помещении тишину и обязано было расшевелить немца.
- Многое-то многим, однако суть-то остается той же: кризис, значит - минимальные расходы; мировое шевеление - значит, осторожность. Я бы мог разобраться с этим самостоятельно, - многозначительная пауза, длящаяся несколько минут, бровь вздернулась, как бы намекая-, но ты и сам понимаешь, что мои ресурсы давно не безграничны. Как и твои, - пальцы свободной руки тихо стучат по подлокотнику, глаза чуть прищурились, размышления вновь заняли голову. Как лучше сказать? Слова подбирать не хотелось, немец наверняка понимал Америку и без них, но.. Слишком часто так казалось Джонсу, а в итоге оказывалось, что нет, не понимал.
Из-за твоей внешней политики, кризиса и положении в Евросоюзе ты уже отказывался участвовать в Ливийской Миссии, прямым образом не вмешивался в Сирийскую. Я не был против, позволял. Хотя это нехорошо, мне нужна отдача. Но в этот раз одних лишь моих сил будет недостаточно. Франциск, из-за своих связей с Ближним Востоком, не может оказывать поддержку, как делал это в Египте, Ливии, Сирии... в Иран он не полезет, а Востоку ему предложить нечего. Новых членов НАТО 4 и 5 пакетов я намерен задействовать в Иране в иной роли, здесь же они ничего не принесут. А потому выходит, Людвиг, что на этот раз тебе придется участвовать. Хотя бы для того, чтобы потом иметь право требовать долю. Ты ведь от дележки не откажешься, верно... Он усмехнулся, скорее даже хмыкнул. Открыто и не стесняясь того, что может подумать немец - пусть думает, так даже лучше.
- Я планирую вывести часть своего контингента из Окинавы и разбросать их по островам... ты же помнишь, Австралия и Южная Корея нуждаются в нас, как никогда ранее, - самоуверенно брошенный камень а мировой огород, - а потому имеющиеся ресурсы придется растянуть. Азиатам, в особенности японцам и корейцам, стоит предоставить патрульные катера. Под эгидой защиты - можно подводную лодку, но об этом знать никому не обязательно, верно? - легкая улыбка. - От тебя же мне нужно полное согласие, те самые катера, система слежения и несколько сотен солдат. Я не говорю о спецподразделениях и оружии - не твоя забота. Не воевать идем. Пока. Однако тебе же стоит заняться отговорками на тот случай, если какая-то падла распространит эти данные и на НАТО, а значит и Евросоюз, полетят оскорбления. Неприятная вещица, знаешь ли. Отбивать упреки, в первую очередь, России и Китая. Остальные ковриком лягут под главных игроков - сам знаешь, - парень выпрямился в кресле и слегка развел руками. - Я думаю как-то так. А ты что думаешь? - Джонс улыбнулся, наклонившись вперед. - Кроме того, что "Япония - хороший парень".
Ну же, Германия, не разочаруй меня  и скажи что-то внятное. Мне уже надоело говорить самому с собой. Ты же умеешь делать, как я скажу, но при этом совершенно рационально вносить то, что я мог упустить. Разгони же приторность, а? Это только первый вопрос сегодняшней встречи, оно не должно быть скучным с самого начала. Даже не второе блюдо, уф.

0

7

Невероятно жаркая погода давила на голову, мысли, подавляла эмоции и вызывала только одно желание: выпить холодной воды. Желательно подальше от этого зала.

Норвегия, разумеется, прекрасно знал о том, что сегодня в одном из конференц-залов Брюсселя будут решаться судьбы Японии, Южной Кореи и Австралии. Другое дело, что, по последним сведениям, практически все участники НАТО отказались приходить на эту конференцию. Ясно почему – у Америки так нездорово блестели глаза, когда он говорил на эту тему, что другие страны просто-напросто решили не вмешиваться в это дело. Амбициозный американец и сам со всем справится.

Вот и Норвегия, ведя машину к огромному белому зданию, подумывал – а оно ему надо? Если никто не хочет спорить с Америкой, все уже практически заранее решено, и осталось только поставить пару подписей и отправить кучку солдат на другой конец света, то смысл вообще шевелиться? Когда Норвегия в последний раз видел Бельгию, она явно не выказывала особого интереса к этому делу и сказала, что «ой, знаете, я, наверное, домой пойду, нехорошо мне, а насчет конференции не знаю».

Все они одинаковые, когда дело касается сохранности шкуры.

С другой стороны, у скандинава были другие вопросы, которые он позарез хотел обсудить с Германией. Например, о поставках нефти. Срок последнего договора подходил к концу, а время летит, не стоит на месте, и новые цены, как бутоны, распускаются на мировом рынке.

Если даже Германия не придет на конференцию, мое мировоззрение рухнет ко всем хельхеймам.

Уже подъезжая к зданию и выбирая место для парковки, Норвегия вдруг вспомнил, что даже и не слыхал в последнее время ни Швеции, ни Дании. А уж чтобы не слышать последнего, нужно виртуозно заткнуть уши.

И что же, эти идиоты не придут? И кто же тогда остается?..

Машина мягко притормозила, плавно въехав на пустое место, и издала последнее приглушенное урчание. Ключ зажигания отправился в карман брюк.

Ясно кто. Милостивая Фрейя, пусть они явятся.

Шаги порождали пугающее эхо в пустых коридорах. Здание казалось вымершим. Бывший викинг отчаянно приглушал желание дотянуться до мешочка с рунами в кармане и достать оттуда одну руну, «указующую однодневный путь». И уже открывая дверь в нужный конференц-зал, до слуха Норвегии донеслись последние слова, сказанные до боли знакомым голосом, который, как обычно, вываливал на собеседника тысячу и одно слово, обычно не имеющих никакого смысла, если их все связать вместе, как стог пшеницы. А еще этот человек – вернее, эта страна – произносила слова так, словно давилась ими вместо гамбургера, и старалась произнести как можно больше слов в квадратную минуту времени. Америка.

… Япония – хороший парень.

Вот как.

Дверь с тихим треском открылась, и страны уставились на новоприбывшего то ли с удивлением, то ли со скрытым возмущением.

Черт. Их нет.

Hei, – легко взмахнув рукой в приветствующем жесте, непринужденно поздоровался Норвегия и со свойственной ему аккуратностью прикрыл дверь. После чего проследовал на одно из свободных мест, которое ему показалось более всего симпатичным – флажков-указателей сегодня не было. Что ж, все ясно.

Вы уже начали, как я понимаю, – стойко перенося буравящий его взгляд Америки, произнес норвежец, упрямо глядя только на Германию.

Собственно, к Германии у Норвегии не было никаких симпатий – уж больно сильно врезалась в память последняя война и наплевательское отношение к «братьям скандинавам». И не было у колдуна никакого повода любить Германию. Может, и родственник (дальний, по дедушке), но пути их совершенно разные – вон, тем более, Норвегия и сам прекрасно со всем справляется, и без этих ваших НАТО, и без всяческой дополнительной денежной помощи. Недаром его страна считается чуть ли не идеалом в плане экономики – растет, как на дрожжах. Впрочем, не будем обманываться – все же растет она на нефти.

Да и вообще, слишком много времени братец Дэн проводит с этим фрицем. Не то чтобы он, Норвегия, ревнует, но… не будем об этом.

Но в данных условиях выгоднее было обращать свое внимание на Германию. До Америки викингу не было никакого дела. Шумный, наглый, скользкий тип.

Хорошо, что я почти не опоздал, – тут же сказал скандинав, ровняя стопку документов. После чего он подал несколько бумажек с верха стопки Германии. – Вот счета, Германия. А теперь, прошу прощения за то, что перебил ваш диалог… вы о Японии, правильно?

Он чувствовал себя положительно неловко, но никак не подавал виду: фарфорово-бледное лицо оставалось неподвластным румянцу и каким-либо эмоциям. Все равно уже ничего не мог поделать со сложившейся ситуацией: раз пришел, то придется потерпеть немного дурацкую конференцию, исход которой и так давно известен, и разве что в желтой прессе Брюсселя не печатается.

Но раз никто из его остолопов не пришел, придется принять удар на себя. И с Дании потом причитается.

+1

8

Персонаж: Франция, Франциск Бонфуа

Бнфуа периодически задавался вопросом: а надо ли ему все это? Все эти союзы, зоны, эмбарго и взгляд, всегда устремленный на Запад. Сам же стал классической его частью. Типичным, так сказать, представителем и одним из успешнейших, стоит отметить.  А в дополнение к этому вопросу всегда прибегала куча новостей, редко приятных и зачастую угнетающих столь радужную и романтичную натуру, как Франциск. А он крайне не любил, когда что-то или кто-то давит. Мог свыкнуться и принять это без борьбы, но только если так будет лучше.  И всегда так и было – лучше. Итог же очевиден!
А сейчас вот это ощущение свободы действий и независимости, свободного времени и похождений-куда-угодно-плоти постепенно улетучивались. Точнее как: своей прекрасной пятой точечкой француз прекрасно чувствовал, что надвигается что-то дискомфортное. И пришел кризис. И с тех пор ему-то в принципе не плохо – есть Германия, который решит большую часть проблем Евросоюза – однако, если немец – мама, то Франция – старый старпер с наследством, который вынужден помогать новым поколениям в случае их голодания. А голодание пришло.  В обязательности все же французу не занимать, да и вообще характер у него особенный. Сложный, с богатым внутренним миром и все такое. Взваливать на себя ношу остальных должников и лентяев союза очень не хотелось. Потому возмущаться слишком часто или громко блондин не собирался – прекрасный способ избежать приклеивания к себе еще одного вымя для кормления ненасытных детишек.
Ладно, кризис – дело поправимое.  Ну, или не вечное. Ну, на  крайний случай, имеющее границу своих разрушений.  Хорошо вернется, рано или поздно. А вот НАТО… тут дело обстоит иным образом.
  Когда-то Франция уже выходила из «военного» составляющего блока. Своеобразный нонсенс, а сколько было шума. А все просто: Франциск был не согласен с тамошней политикой, оно ему было совершенно не нужно. В особенности его власти.
А потом, как та передумала, ему пришлось вернуться в союз. Теперь уже взвешенно, с полным пониманием того, что то значит. Ибо, стоит признаться, до этого блондин не очень представлял, что им движет в НАТО. Наверное, подчеркнуть принадлежность в Холодной войне. Участие и все такое, в то время как дружить хотелось и с социалистическим блоком. Ибо кого-то отбрасывать – значит иметь проблемы с его стороной, чего гламурному романтику меньше хотелось. Но и шипы, мол силы есть, также хотелось продемонстрировать. Это же Великая Французская Республика! Ха!
  По возвращению Франция стал более активен. Не просто более активен – непосредственно силовые инициативы, крупномасштабные и собою же финансируемые, исходили именно от француза. Конечно, этот британский идиот много говорил, Германия кивал в ответ на речи Америки, в то время как последний всегда искал того, кто начнет, непосредственно, сами действия. Остальные – молча следом, потому что раз умнейших решили, значит, оно так и надо. Иначе – магом марш в аутсайдеры. Негласно, но здесь были именно такие законы. 
Доказательства? Хорошо. Кого было много во время поддержки оппозиции в Египте? Кто начал первым бомбить Ливию? Кто настаивал на силовых санкциях против Сирии? Кто не сразу, но согласился принять санкции против Ирана, был готов вмешаться? Не говорите французу про Штаты и Англию. Роль первого – понятна. У второго – счеты и демонстрация. Германии это все вообще было не нужно, лишь бы не обвинили в начале Третей Мировой да экономика процветала, он ведь еще расплачивался с первыми двумя войнами. Не кошельком, но чем-то более внушительным. И, все же, речь сейчас именно о Франции, именно о нем и только о нем.
И вопрос Бонфуа самого к себе был вполне логичен: нужно ли  ему очередное участие в бойне за чьи-то ресурсы и чье-то будущее влияние? Он не был уверен. При том осознавал все прелести военного развития на Ближнем Востоке. А потому и не решил еще толком, что ему предстоит делать, формально положительно отвечая на все предложения, выдвигаемые свыше. Тут же еще дело политики – дело нелегкое и, стоит сказать, не совсем справедливое. Хотя в случае стран, тем более Европейских, а тем более Западных, справедливость и честность – понятия вообще весьма расплывчатые. И «Права Человека» тому самое  прямое доказательства.
Именно поэтому французу изначально не хотелось приходить на очередное собрание стран-участниц НАТО, но отчего-то он все же пришел. Наверное, это нечто важное. Не прийти будет плохо. Да и, как слышал Франциск, Керкленд и сам не знает, придет ли. А раз сомневается Англия – Франция обязан присутствовать! Странная, но немаловажная причина.
  Все равно опоздал. Ой, да ладно вам. Никто не обратит внимания. Франции всегда рады, и если он почтил своим присутствием, то все должны цвести и пахнуть. А не оставаться серыми и хмурыми, как это случалось обычно.
- Bonjour, мои дорогие! – проходя в зал, блондин оценивающе окинув присутствующих. Немногочисленных – явно даже не половина. Ну, что ж поделать. Нет англичанина – француз ликует. Да и точно же все тут знают, что на официальном собрании «верхушки»(министров и прочих перцев)  будут присутствовать совершенно все. Очевидно, что все надо решить самим и желательно поскорее. К вечернему изысканному ужину бы успеть.
Оценил выражением лица немца, не говорящее об особенной радости. Норвежца, явно скучающего и, в общем-то, незаинтересованного. Американец, да с ним все понятно, правда нехорошо он так на северянина смотрит. Ах уж эти дети! Ладно, разрядит обстановку. Кто, как не Франция, способен на это? – Простите, я опоздал. Здесь столь прекрасные дамы, что я не смог не поприветствовать их всех. Я так понимаю, вы уже начали обсуждение. Не будете ли столь благодушны повторить это все благоухающему французу? Я очень заинтересован в обсуждаемом деле.
Ну конечно, повестки-то были известны заранее. Хотя, зная обормотов-то европейских, не думаю, что хоть кто-то соизволил подготовиться. Насколько я подготовлен? А… я всегда готов. Я же француз. Да и не удивлюсь, если все предложения вновь снисходят от Джонса. Как неожиданно, ах! Тогда мне стоит послушать, к чему они пришли, если успели прийти хоть к чему-то, и высказаться. Я как заведу эту аудиторию! Лишь бы Керкленд со своей вечно угрюмой рожей не заявился. Весь аппетит испортит.
  Место благополучно занял. Теперь все заделом станется.
Bonjour qch...

0

9

Высокая температура и фактически отсутствие ветра сводило Данию с ума. Может быть, все было бы и хорошо, если бы у него не отобрали водительские  права, хотя с другой стороны кататься на велосипеде полезно для здоровья.

Собрание НАТО – не является моим приоритетом. Почему же я согласился?

Хоть Кёлер и находился в некотором недоумении от своих действий, он не был расстроен из-за приезда, но уже чувствовал сильную усталость. Надо было посмотреть прогноз погоды, прежде чем ехать, но в этом весь Дания: сначала делать, а потом думать.

Увы, поворачивать уже было поздно, и Матиас упорно продолжал крутить педали в сторону места проведения заседания. И вроде бы, кусочек белого здания уже виднелся, но до него все равно оставалось очень далеко. Все-таки, хорошо, что поверхность наклонная и ехать надо вниз; хоть какой-то ветерок. И вот, здание уже ближе. Виден ряд машин, среди которых и машина Норвегии. Как же будет нелепо смотреться датский велосипед. Но сейчас это не было важно. В принципе, как и не была важна основная суть собрания,  тут явно скрывается другой контекст. Штатам принципиально нельзя верить на слово. А может это просто паранойя. Лучше держать язык за зубами и не сболтнуть ничего лишнего, но вот Кёлер на это не способен, так что надо надеяться, что можно будет обратить все в очередную нелепую и зачастую не смешную шутку, а вообще лучше надеяться на то, что его просто не воспримут всерьез из-за большого количества стран.

Черт, почему так мало машин? Или же, еще не все пришли? Перспектива сидеть почти  в одиночестве меня не особо радует.

Хотя, если все-таки доверятся логике, а не навязчивому состоянию, то можно предположить, что конференция это так, для видимости каких-либо действий, а все на самом деле уже решено, может даже расписано на годы вперед. А вообще, слишком много думать вредно.

Оставив велосипед у входа, Кёлер поспешил в штаб-квартиру. Чуть ли не бегом поднимаясь по ступенькам, Дания пытался вспомнить, куда идти. Длинные запутанные коридоры сводили с ума, да еще и эта давящая жара.
И вот, наконец-то, он услышал какие-то звуки и решил идти по направлению двери. К счастью, это оказался конференц-зал. Глубоко вздохнув, Матиас зашел.

- Я не опоздал, верно? – Датчанин оглядел всех присутствующих, про себя отметив, что их все же больше, чем он сперва подумал и поспешил к месту рядом с Норвегией. Развалившись на стуле как дома и закинув ноги на стол, из-за чего заставил норвежца презрительно фыркнуть и отодвинуться. Кёлер улыбнулся и обратился к Германии - Эй, Людвиг, как насчет того, чтобы после собрание завалится в какой-нибудь бар?   - Сказал он, а потом прибавил чуть громче, уже обращаясь к Америке. - Продолжай, я весь во внимании.

Конечно, улыбка с его лица сойдет довольно скоро, ведь такие собрания могут длиться как минимум два или три часа, а как максимум... об этом хотелось думать меньше всего; в конце концов, всё зависело от вопросов, что нужно было обсудить.  Надо будет еще придумать, как это время потратить с пользой; поспать, например, или позапускать бумажные самолётики. Главное, остаться безнаказанным.

Что же, посмотрим, как все обернется.

+1

10

Персонаж: Германия, Людвиг Миллер

Без пиджака  жара чувствовалась не так сильно. Однако от мигрени это не особенно спасало.
Людвиг даже словил себя на мысли, что присутствие на конференции лишь двух участников является крайне положительным обстоятельством. Будь здесь Италия с испанцем – все коту под хвост, а нервы потрачены даром. Но их нет. И слава богу. В конце концов, Джонс – не такая уж и плохая компания. Иногда бывает. А фактор сильнейших экономик, лидирующих политических сил и союзников никуда не запихнуть, не спрятать. Именно поэтому Германия, будучи настоящим немцем, оставался серьезным и относился даже к этому, казалось бы, заведомо предрешенному, а потому бессмысленному собранию со все ответственностью. Блондин точно знал, что если все было просчитано на все 100%, то американец и не спрашивал бы мнения вовсе. Лишь прислал бы всем членам сообщение с руководством к дальнейшим действиям. Но он этого не сделал. Значит, мнение союзников имеет энную степень важности, что для немца очень полезно. Ему во что бы то ни стало стоило уменьшить потери от, как предполагал, решительных планов Альфреда, чтобы окончательно не усугубить как собственное положение, так и Евросоюза в целом. Защита мира – это хорошо, но решение внутренних проблем и попытка удержать падение экономики – важнее, на данный момент. Но раз уж все члены НАТО взяли на себя ответственность «защищать стабильность стран региона и за его пределами», то ее нужно исполнять. По крайней мере, Людвиг думал именно так.
Ты просто неприкрыто намекаешь на то, что у тебя проблемы с деньгами, а потому тебе нужно мое производство и содействие. А отказаться я не могу, потому что это в не моих интересах.
Немец старался слушать американца как можно внимательнее, что давалось весьма трудно. Сделать бы кондиционер попрохладнее, хотя уже и не так жарко. Видимо, он вес же был включен недавно и начинал, наконец, охлаждать воздух. Наблюдая за оппонентом, Людвиг не мог не заметить, что Джонс явно прибывает на своей волне, а то, что он рассказывает, явно блондина увлекает. Что же, как всегда. Слушателям остается лишь вникать и соглашаться, внося в меру дозволенные коррективы. Хорошо, Людвиг готов это сделать, а потом исполнять все, что от него потребуется. Так на самом деле лучше.
Почему он говорит о чем угодно, только не о имеющемся ВЭП Японии? Кику не слабак. Для чего-то это нарочно опускается.
Когда Джонс наконец преступил к описанию плана, Миллер еще раз отметил, что то, что сейчас здесь только они – очень хорошо. Участникам, склонным решать собственные проблемы и не участвующим в политике НАТО, знать подробности не обязательно. Самому немцу так спокойнее будет.
Пока? Мужчина беззвучно хмыкул. Еще скажи, что ты с Китаем воевать собрался. Я лучше спишу это на твой больной фанатизм и ораторские приемы. Только не снова о войне. Внутри при упоминании этого слова что-то вновь заставила на несколько секунд почувствовать пришествие паники, той темноты, что царила и Германии в прошлом, но до сих пор мерещится и хочет вылезти в настоящем.
- Ты знаешь, что нужная оценка Евросоюза у тебя в кармане практически по любым вопросам. Военное производство дает маленький импульс экономике, союзные обязательства не позволяют мне отказать в этом. Вот только скажи, Джонс: под каким предлогом ты планируешь все это провернуть? Защита от КНДР выглядит абсурдно, если учитывать место положения Австралии. Или будешь давить на то, что он – наш союзник? – спокойный голос Людвига, а глаза смотрят прямо в лицо американца.
На минуту немец замолчал, наступило некоторое подобие тишины. В голове крутилась мысль совершенно нелепая, рожденная любопытством.  Он не позволил бы спросить ее ни при каких обстоятельствах, оставив при себе. Но сейчас решился спросить – все можно скинуть на мигрень, от которой не у одного него голова кругом ходит.
- Альфред, то, о чем ты говоришь – ты этого боишь… - но договорить Людвиг не успел. И во время себя одернул: и слава богу. Что на него нашло? Даже совсем слабо пробило в пот.
Появление норвежца заставило вздохнуть с облегчением. Впрочем, радость от его присутствия была не особенно долгой.
Хорошо, конечно, что тот пришел. Но о подобных делах можно известить и по телефону. Благо, у Германии нет с этим проблем нет и он является обязательным и серьезным партнером.  Но при его отношениях с Америкой мне придется ожидать накала в комнате и готовиться к тому, что для обоих я буду спасательным кругом и объектом тяжелых взглядов, чтобы не поддаться антипатиям и нервам. Немец кашлянул в кулак, кивнув Норвегии в знак приветствия.  Молча, все с тем же лицом взял бумаги. Да, это стоит обсудить. Но не сейчас. Людвигу нужно внимательно ознакомиться с документом, хоть ничего нового он там не найдет. После конференции.
- Верно, мы только начали обсуждение, - спокойный ровный голос. Лучше это скажет в общем и целом бесстрастный немец, чем и без того взвинченный американец. Все же Людвиг очень хорошо угадывал настроения этой страны.
А у тебя бы язык не повернулся назвать это обсуждением. Сам знаешь, зачем мы здесь нужны. Не удивлюсь, если ты вообще раздумывал над тем, стоит ли здесь появляться.   Определенно, Норвегия – один из самых странных участников НАТО. Северяне вообще странные. Это Миллер прекрасно помнил, что вырабатывало в подозрительной натуре блондина еще большую осторожность и внимательность.
  Казалось, можно продолжать. Объяснить пришедшему суть пропущенного, решить все как можно скорее и разойтись по домам, однако…
… прибыл, вторая кормящая мать ЕС. Значит, придется задержаться. Как факт отметил ариец, в очередной раз дивы даваясь тому, как французу удается веси себя так непринужденно. Даже Америка на его фоне порой выглядел скромным  и унылым.
Очень заинтересован? Неужели. И снова кивнул в знак приветствия, на этот раз ничего не говоря. Пусть американец сам разбирается, а он с норвежцем тихонько помолчат.
Пора бы уже начать. Глаза пробежались по часам. Потеряно почти 10 минут.
Но вновь двери отварилась, на этот раз на пороге появился Дания. Очень неожиданное явление народу.
Если он собирается в это лесть – Германия святая Мать Тереза. Ладно, пусть так. Раз пришли, значит все не так безнадежно, как минутами ранее над этим иронизировали вместе с Джонсом.  Странно только, что пока не почтил их своим присутствием. Он заинтересован в этом не намного меньше, чем Альфред. И армия у него самая сильная в Европе.
Поведению не обучен. Строго отметил про себя, наблюдая за датчанином. Хорошо, что все здесь уже привыкли к подобному поведению. Но плохо, что при отсутствии у энного интереса приходится терпеть его выпадки.
- Обговорим это позже, - обратился к Дании, вопрос которого задан не к месту.
Но пару стаканов пива бы и в правду не помешало. Особенно, если Америка затевает нечто опасное, а он затеял, и намеревается втянуть в это меня в том числе.

0

11

Можно было привыкнуть к тому, что в кабинете только Германия да Америка. Глава Альянса и самая влиятельная его часть в Европе - весомо и достаточно, если учитывать, что третья сила - Англия, в выносимых сегодня на обсуждение вопросах была совершенно солидарна с Джонсом. Быть может, оказался бы полезен Франциск или кто-то из "последнего пакета вступивших", но увы. После разговора немец мог и сам разобраться на континенте, а американец был уверен, что им не придется искать компромисс. Да, это точно хорошо, что их только двое.
Людвиг в целом не поленился высказать то, чего Штаты от него и ждал. "Да, поддержу. Да, союзник". Вот и славно, удостовериться во в принципе очевидных вещах лишний раз не повредит. Особенно, с учетом последних событий в Европе. Но раз у него возникли вопросы, значит, американцу придется придумать (или прОдумать?) более убедительные причины для того, чтобы мировое сообщество, не считая, разумеется, тех, кто не дурак и знает, что все эти движения направлены конкретно против них, приняло эту новость максимально спокойно. На уровне, быть может, министерств, но ни в  коем случае не на уровне "народа". Люди сейчас и без того крайне обеспокоены, а говорить им об очередном ходе НАТО было бы... неумно, если одним словом.
Однако, стоило немцу заикнуться о "... боишься", как брови блондина немного изогнулись, явно не ожидая, что собеседник решится озвучить что-то кроме того, что "касается дела". Выходит, и впрямь обеспокоило. Это хорошо, конечно, но... Альфред сомневался, что сможет ответить, если Людвиг договорит. И надо будет. А не выйдет. А все потому, что Америка.. ну... не то чтобы боялся. Он в последние годы вообще как-то искривил это чувство, уже и не понимая, где страх, где отвага, где выгода. Но что-то похожее на то самое чувство, когда Брагинский гордым и добродушным голосом заявил в трубку: "Я успешно испытал ядерную бомбу. Ну, что ты теперь скажешь, а, Америка?" он, определенно, испытывал. Не за "сейчас". А за будущее. Потому что поступки американца часто казались глупыми, войны - болотными и проигранными, однако истина заключалась в том, что, кроме Вьетнама, в масштабных целях он в действительности не допустил ни одной ошибки. Потому что если экономика расчитана только на сегодня, не задумываясь о завтрашней беде, то внешняя политика - долгосрочная, как ни у кого другого. А видя на горизонте опасность, стремясь решить и максимально обезвредить ее уже сейчас, придумывая реальные и не очень отговорки, тратя на это миллиарды... Можно ли это назвать страхом?
Слаба богу, договорить Германии все же не удалось. И за это спасибо.... Норвегии? Не скажет этого вслух, но таки-да, неприятной ситуации удалось избежать.
Хотя уже через несколько секунд мимолетная радость сошла на нет. Ибо, хоть Северяне, в большинстве своем, и были его союзниками по Альянсу и экономическими партнерами, все же отношения с ними трудно было назвать особенно хорошими. Порой Северяне его злили, раздражали. Чем? Наверное, той самой демократией, которую Америка так старательно впихивал в рот каждому, включая тех, кто даже об этом не просил. Причем использовали ее весьма успешно, что не могло не радовать. Но не в купе с тем, как складывается их финансовая сторона. Критика его, Величайшей Американской экономики, от этих ребят всегда вызывала внутреннее отторжение: "Чья бы коровы мычала. Забрать у вас нефть и посмотрим, как вы тогда раскритикуете". Да еще и неучастие в общеевропейских делах, проектах, разработанных Джонсом, и некоторый игнор... Это не могло не раздражать. Особено Соединенные Штаты, которые меньше всего привыкли к тому, чтобы быть игнорируемыми. Да еще и не крупнейшими игроками мировой арены.
И когда Норвегия с совершенно спокойным лицом (что, впрочем, было присуще ему на протяжении большей части времени) в очередной раз повторил свой подвиг, снова проигнорировал Джонса, американцу захотелось сделать какую-то пакость так, как давно не хотелось. Глупо, бездумно, как задетому разбалованному ребенку. Но только захотелось. На деле же он лишь молча проследил за действиями норвежца, кивнул в знак приветствия и собрал руки у груди, как бы ожидая, пока тот закончит свои дела.
И невольно возникал вопрос: зачем же ты сюда пришел, если тебе плевать? Сидел бы дома. Мы здесь важные вопросы решаем, знаешь ли. Бумажки-то свои мог бы и потом Германии пихнуть. Обидно, все же. Альфред старался, а недооценку его стараний трудно признать приятной. Впрочем, черт с ним. Норвежец его поддержит в любом случае. Во-первых, тому меньше всех надо взваливать на себя какие-то громкие заявления и их осуществлять, а во-вторых, он итак прекрасно понимал, кто решает исход подобных событий. Если же вдруг Норвегия выскажется "против", то американец все равно найдет повод вынудить остальных или будет действовать самостоятельно. И это, пожалуй, уже давно не казалось Америке обидным - все Союзы, в том или виде и значении, действуют аналогично НАТО, имея такую же "иерархическую" структуру. Здесь вся демократия заключается в нескольких простых вещах: промолчать или не промолчать, учавствовать или не учавствовать, предлагать способы решения предлагаемой "проблемы" или оставить на Вышестоящую Инстанцию.
- О ней самой, - в итоге Джонс все же вернул на лицо прежнюю улыбку, хотя сейчас она приобрела большую серьезность, чем раньше. Приход Норвегии напомнил ему о чем-то важном, хотя самоуверенность лишь увел в еще больший плюс.
Правда вот начинать сначала или продолжать уже начатое американец не спешил. В кармане беззвучно завибрировал телефон, которой тот, упс, забыл выключить. Ну и правильно: заботливая охрана поспешила уведомить через SMS, что на подъезде еще несколько участников. Даже о ранне прибывшем Норвегии сообщили. Только тогда Ал просто напросто этого не заметил.
Теперь нас никак не останется двое, Людвиг. Придется это учитывать. Это, конечно, хорошо - собрания НАТО всегда должны проходить в относительно полном составе. По стране с региона - достаточно. А уж голова и шея никогда не позволят себе отсутствовать.
Пока же Джонс еще раз пробуравил взглядом Норвегию, после чего пришла очередь немца. Интересно, а тому было сейчас комфортно? Тот ведь наверняка часто попадал в неловкие ситуации, что врядли было приемлимым для его характера.
- Кое-кто опаздывает. Подождем еще не много, ага? Мне не охота повторять одно и то же несколько раз, а вам это слушать, - блондин поправил карман, при всем при этом чувствуя себя подобно рыбе в океане. Ну, Акуле. Или кто там самый крупный и все-прощающийся?

  И комната вновь пополнилась участниками. На этот раз - Франциском. И хоть он и был одной из основ Альянса, все же странно, что француз передумал и решил заявиться. А тому сейчас явно не до военных вопросов и всего из этого вытекающего. И тем более не в том варианте, на который далее расчитывал Джонс.
Вернуть статус монашки решил, как же, я помню. Но его участие будет полезным. Ресурсы позволяют, отношения с нуждающимися тоже, со мной все прекрасно. Отлично, четыре региона.
  - Непременно, Франциск, - в меру добродушно подмигнул, чтобы ожидания остальных не капали себе же на нервы. Не дай доллар, чтобы о таком запланированном собрании узнали журналисты - НАТОвцы всегда отличались пунктуальностью и довольно единогласным приятием решений. Министры были от представителей всех стран, что давало плюс к репутации. Страны же, чаще всего, собирались не все, но и опаздывать себе позволяли крайней редко. Даже непутевый Италия, в отношении которого у всего мира, как полагал Джонс, сложились очень своеобразные впечатления. И у него в том числе.

Заявилось продолжение Севера. Ладно, у того есть возможность соучастия в отношении ВМФ, Альфред уже успел обозлиться на Норвегию, как лицо "всего Севера". Поведение датчанина само по себе было специфичным, о чем все знали, а потому о странных, порой даже по мере американца, повадках беспокоиться не стоило. Он ведь явно пришел для виду. Странно, что вообще пришел, кстати. Никуда не суется, крайне редко слушает внимательно, делает  нелепые вещи во время собраний, лениво соглашается. Последнее, разумеется, перекрывает все предыдущие пункты и является преимуществом. Не было причин полагать, что на этот раз последуют кардинально другое поведение.
  Но да, здесь и в правду лучше было сказать немцу. За последние пять минут в его адрес прозвучало как минимум два предложения и особенно внимание со стороны Северян, что для Америки и было некоторым проявлением дискомфорта, а все же смотрелось весьма и весьма забавно. Особенно, если учитывать выражение лица самого Германии и Норвегии по отношению к брату.
А мне повезло неслыханно. Два соседа - и оба под колпаком. Приятная мысль, это да. Прямо гордость распирает. Но ближе к делу.
- Я начну все с начала. Не перебивать, уточнять непонятное только после того, как я договорю, - Джонс звонким и самоуверенным голосом умудрился разрушить появившуюся в кабинете атмосферу некоторой расхлябанности, - И да, Матиас, убери ноги со стола. Права спать у тебя никто не отнимает, но не смущай цивилизованные страны своим не европейским поведением, - после совсем небольшой паузы блондин  указал на бумаги, лежащие на его месте. Мол, кому нужно - ознакомитесь. Не у всех здесь присутствующих был талант понимать разъяснения Альфреда с первого раза. - Как вы все уже знаете, наши Восточные союзники обратились к нам за помощью. Что немало важно - у каждого из них сильная армия, а Япония и Южная Корея входят в силовую десятку. Я подчеркиваю это для того, чтобы вы поняли, насколько это важно, а наша помощь - необходима. Оно обусловленно в первую очередь тем, что от Северной Кореи исходит угроза для всех близлежащих соседей. Мы должны обеспечить максимальную оборону нашим союзникам, чтобы свести угрозы КНДР на нет. Также нам стоит вместе помочь Австралии противостоять социалистической угрозе, исходящей от ее соседей, а также проследить за тем, чтобы ни один радикальный исламист не пресек его границу. На этот раз, впрочем, НАТО действует не в качестве защиты путем  прямых военных операций, а расширяет свои полномочия в рамках партнерских условий - наши военные способны контролировать нелегальные потоки товаров, угрожающих здоровью, жизни и экономике наших Союзников. И вместе противодействовать пиратству на АТР, которое активно поддерживают внешние силы. Поэтому я предлагаю увеличить военное присутствие ВМФ НАТО в водах АТР. Япония, имея мощнейшую армию, не способен использовать ее в полной мере по причинам законодательства. Австралия не сможет быстро прекратить конфликт, в случае его возникновения, из-за своего расположения, а Корея не может действовать напрямую из-за агрессивного соседа. И мы обязаны им помочь. Кроме увеличения ВМФ НАТО в регионе нам также стоит оправить туда дополнительный контингент, включая наблюдателей. Территориальные конфликты между странами региона обостряются, и мы должны проконтролировать, чтобы это не переросло в военное противостояние. Полагаю, это большой плюс к нашей репутации, если учесть, то в последнее время она... хромает. Это не то, то нужно перенаправлять в ООН.
Я заявил Китаю, что не намерен принимать чью-либо сторону. И свято следую конкретно этому обещанию. Однако я также заявил, что АТР - регион моих национальных интересов, а потому, в случае начала конфликта, я не намерен оставаться в стороне. Официально это известно вам и обществу именно под таким углом, потому, дорогие мою союзники, придется погнуть эту линию дальше.
- От вас требуется предоставление защитных средств для Австралии. Военному прому придется поделиться новыми НАТОвскими радарами для более эффективного наблюдения. А с Южной Кореей и Японией я разберусь самостоятельно. Мне нужна ваша согласованная позиция, если это вдруг просочится в Прессу, и готовность предоставить "официальную" причину присутствия ВМФ. Полагаю, "обмен опытом", "учение", "операция по борьбе с пиратством", разбавленные правительственной водой, окажутся убедительными. Финансовая сторона указана на бумагах, кто еще не ознакомился. Не волнуйтесь за свои кошельки - я помню про кризис, потому в копеечку это не обойдется. Однако же, безопасность - превыше всего, - американец замолчал, с улыбкой осматривая присутствующих,  после небольшой паузы продолжив. - На этом с первым вопросом все решено. У кого-то возникли вопросы, или же я могу преступать к следующей повестке нашей встречи?
  Кстати, если речь не зашла об Англии. Здесь Джонс был спокоен - англичанин точно знал, о чем будет говорить его брат, поскольку ранее это обсуждалось именно с ним, хоть и в форме, скорее, монолога. А потому, если тот вдруг решит заявиться под конец собрания, Альфреду не придется повторять.

0

12

Персонаж: Норвегия, Юнатан Нансен

Все приходят, как приходят. Норвежца это особенно не касалось. Можно лишь подметить, кто еще «передумал», решившись заявиться, а кто от позиции «спрятать свою драгоценную точку» так и не отказался. Можно было предположить, что наблюдение весьма важное.
Однако, с появлением Дании все в момент изменилось. Если ранее Норвегия планировал отовраться на Северянине за то, что тот не соизволил явиться, то сейчас… Ноги, совершенно бестактно закинутые тем на стол, заставили блондина отодвинуться, испытывая неприятное чувство, далекое, но родственное неприязни и презрению. Они еще поговорят дома, он это гарантирует…
С другой же позиции, датчанина происходящее интересовало еще в куда меньшей степени, нежели норвежца. Если блондин просто знал, что все заведомо решено и он, в принципе, решает здесь самую малость – да пускай себе, если на нем не отразится. А, кстати да, отразится ли? Американца, речь которого парень понимал не всегда, слушать все же придется, хоть в пол уха.
Да все понятно: почему и зачем. Еще что-то уточнять – снова разойдется на пол часа… Пусть полностью договорит, а я уж посмотрю. На те же самые бумаги с затраты, к примеру. Вот ведь не затея – копеечка соответствовала тому, о чем говорил американец. Но тогда зачем ему все это нужно, если он может справиться и сам? А, да, международная поддержка и согласование Альянса. Конечно.
Норвегия пробежал взглядом по Германии и Франции (из них из всех, не считая Джонса, разумеется, француз выглядел самым счастливым и не унесённым ветрами мыслей куда-то вне кабинета), после чего снова с осуждением взглянул на Данию, после чего отвернулся, уставившись куда-то. Не особенно приятно, стоит признать,  но на лице страны это никоим образом не скажется.

0

13

Персонаж: Франция, Франциск Бонфуа


Иногда удивляюсь, как это его с таким поведением приняли в НАТО. Франциск хмыкнул и поправил волосы. Поведение Дании его явно не устраивало. Оно и понятно: единственный, кто действительно достоин вести себя подобным образом, это, несомненно, француз. Второй француз, так еще и некультурный – это нехорошо. Впрочем, поднимать скандал из-за такой мелочи Бонфуа не собирался. Меньше всего ему хотелось здесь задерживаться, когда на день назначено еще не одно дело. В том числе и особенно приятные.

Америка серьезно думает, что ответа на такие действия не последует? Американец, чему я удивляюсь. Франсуа то и дело осматривал присутствующих, всем своим видом демонстрируя свою особенную значимость, скуку и одновременно с этим глубокое понимание происходящего. И именно так француз о себе и думал.
Насколько мне нужно в это лезть? Бумаги, qui, как и говорит, почти задаром. В НАТО я виднейшее место занимаю, как же без меня? Не могу так просто отказаться, когда это лишний раз подчеркнет роль Людвига и даст ему нового веса. А, между прочим, я исторически значимая страна.  И Мировые Войны не развязывал. Великий Наполеон – это другой разговор, Герой, и вообще он для Европы скачек обеспечил. Хотя, стоит сказать, лезть в это дряхлое дело для удовлетворения доминирования Штатов…  Француз театрально вздохнул, дослушивая речь Америки.
Даже нашел приличное и почти что постоянное занятие – уставился на бумаги Италии, которые та старательно и, как ранее заметил Бонфуа, «на автомате» изрисовывала.
Какая девушка! Если бы не Германия, вылетела бы из Еврозоны, а если так и дальше пойдет – даже я не берусь ничего предсказывать. А она все радуется и рисует. Как к этому относиться француз особенно не задумывался, не считая нужным загружать себя чем-то еще. Признаться, и без того было тяжело. И Проблемы наконец  застали не только ленную часть Евросоюза. Но и его самого. Думать о том, что будет, когда и Германия повязнет в проблемах, не хотелось. А НАТО и есть НАТО. Никуда его не деть.
И в этот момент он предлагает нам подобные маневры и откровенную демонстрацию недобрых намерений? Как издевается. С другой стороны, почти всю оплату берет на себя, а мне бы налаживание отношений с Азией посредством подобной помощи не помешали бы. Mon shere, j'ai beaucoup d'intérêt et je ne suis pas un imbécile. Вы же знаете, что я ту по своим причинам в большей мере чем все это объединение, и уже показывал, что мне ничего не стоит с ним завязать. Пробуйте, если нет альтернативы. Слишком рано отказываться от подобных поступков, да еще в кризис. Вот хитрюги… или хитрюга? Франциск оторвался от гипнотизирующих рисуночков на листке итальянки, переведя взгляд на Германии. А вот ты, mon ami, ничего поделать не можешь. Будем  делать вместе, раз так. Посмотрим, во что все это выльется. Сфера интересов увеличивается, а раз расходы пока не растут – я поддержу и поучаствую. В этой части планов. Но фе свое я выскажу, если обнаглеет. Или… ах, положение не из лучших.
- Non, продолжай, - француз махнул рукой, все еще не избавившись от своих старых привычек. Когда-то он вновь будет империей. Но это не со зла, и все присутствующие это знали.
Я у тебя потом спрошу, а как же. Только тему о войне закатывать не надо, или что тебе там надо. Я сразу отказываюсь от участия.

0


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » И все как в том старом анекдоте - нужно только нам (США, члены НАТО)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC