Вверх страницы
Вниз страницы

Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations

Объявление


Hellcome на ролевую DH: The dead nations.
Мы не_каноничная Хеталия. Мотивы ролевой: военные действия, кризисы, употребление наркотических средств, постельные сцены, политота, заговоры, противостояние, АНГСТ, Dark!AU, etc.
Игра расчитана на толковую аудиторию, интересующуюся происходящим на современной мировой арене Нашистам и пацриотам вход СТРОГО на три буквы. Остальные, в том числе водоросли и тролли - к черту вас, ибо тут атмосфера печали и 4ever безлюдья (ну, типа, нас всегда мало, актив в пример). Элита тематического мрачного мира. Масонство. Ролевая активная социопатия. Грубо, сурово, вкусно. Одним словом, дискриминация.

Руководство:
Соединенные Штаты Америки
Масон. Миром правит.
Отвечает за все и всех на свете, за всеми следит, сила его безгранична, ибо он офигителен. Бывает в сети часто, делает всем падлу. С предложениями обращаться к нему на рассмотрение.

The United Nations
Анонимус.
Великий и почти что всемогущий, типа золоторукий раб-исполнитель и шептун, но по-факту вообще ничего в этом мире не значит.
Новости:
Каникулы ушли, пришли будти тлена. Темы подчищены. Продолжаем, господа.

Хотим и очень ждем:
РОССИЯ, УКРАИНА, ИЗРАИЛЬ, ГЕРМАНИЯ, КИТАЙ, Ю. КОРЕЯ, БРИТАНЕЦ, АРАБЫ, ВРАЖДЕБНЫЕ СТРАНЫ & co - САТАНА ЖДЕТ ВАС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » Много врагов у красавицы,но узнает о злейшем из уст недруга(Бела, США)


Много врагов у красавицы,но узнает о злейшем из уст недруга(Бела, США)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Место, время: 15 мая 2016, Минск
Погода: на улице очень жаркая погода: +33, что, впрочем, за последние года перестало быть аномалию. Ситуацию спасает слабый, но довольно прохладный ветер, хоть немного разгоняя жару.
Участники: Америка, Белоруссия
http://s3.uploads.ru/AuFvU.jpg

Суть: Креп Россия, а вместе с ним крепла и Белоруссия. Появился на свет огромный ЕАС, пугающий всех своих недоброжелателей, но смутное время в нем наступило слишком быстро. А еще и "Батько" больше не охраняет белорусский народ, оставив его без надлежащего присмотра. Новая же власть явно не на стороне народа. Непонятно: то ли они слишком прорусские, то ли благополучие государства - последнее, что их интересует. А темные времена накрыли и Российскую Федерацию, заставляя беспокоиться местных жителей не только о собственной стране, но о благосостоянии всего ЕАС и, в особенности, своего русского соседа. Стоит ли говорить о волнениях Натальи, так долго ждавшей совместного с Ваней счастья?
У Америки тем временем свои проблемы, которые не разглашаются, но которыми уже успел пропитаться воздух. События же на землях "постсоветского"  пространства способны сыграть Штатам на руку.
Грядет историческое событие: личный визит Джонса в Минск, однако исход, несмотря на наличие плана, остается непредсказуемым. Впрочем, всеми миру известно, что порой врагам стоит пересматривать свои отношения. Одним - во имя господства. Другим - ради близких.


Итог: США и Белоруссия заключили исторический договор, направленный на постепенное восстановление Белоруссии среди стран Европы, как полноценного участника, открытого к сотрудничеству.
17 мая МИД Вашингтона свершил значимый визит в Минск, где на встрече с премьер-министром страны был подписан ряд бумаг о сотрудничестве в социальной, культурной сферах и, после прогулки по городу, дал понять, что и в дальнейшем расчитывает и надеется на улучшение отношений после той "стены, что все эти годы не давала Белоруссии стать равноправной Европейской державой".

+1

2

У Америки проблемы - факт, который давно был понятен, совершенно не удивительный и уже вросший в современность. Весь мир дрожит, весь мир боится или способствует обвалу, ждет развитие событий и судит - "битва титанов", такая ненавязчивая, но опасная для всех без исключения, идет давно. Но, что являлось фактом еще более приятным, проблемы имелись и имеются не только у Америки. Сейчас они поглощали поголовно всех, что, как показывала статистика, являлось таким удачным  положением вещей. Разумеется, для самих Штатов. Одно дело, когда следят за каждым твоим шагом, как крупнейшей экономики и политического центра века, от чего порой приходится прибегать к особенно изощренным махинациям и отказываться от собственных проектов из-за слишком тщательной слежки, прислушиваться к чужому мнению и наступать на свои амбиции, показывая себя тем, кем ты не являешься. Когда же наблюдателей нет - они погрязли в собственных нерешенных вопросах - действовать можно более открыто, более нагло, более успешно. Ни у кого нет времени на то, чтобы рыться в чужом, да еще и столь растянутом да большом белье, когда собственное не разложено. И, слава капитализму, Альфред это прекрасно понимал.
  Вся эта возня с сырьевыми продуктами забирала много сил, а китайские палки в колеса усложняли  и без того опасное положение дел. Так еще и юань, будь он неладен. Впрочем, против Красного друга уже был готов целый ряд претензий, от которых тот не сможет с такой легкостью откреститься, как это было в 2012-13 годах. Теперь и ему придется напрячься и прочувствовать хоть каплю того яда, что накопилось в мировом воздухе. А пока КНР будет занят, Америка пустит свою корни там, где они были ранее отрублены или слишком слабо проросли. Действие, действие и еще раз действие - политическая жизнь Соединенных Штатов не просто так до сих пор считается самой подвижной в мире, а неприятное звание "затычки в каждой бочке", как ни крути, тоже наработалось не задаром.
  Но если Джонс страдал, в основном, из-за экономических проблем, способных ввергнуть весь мир или, как минимум 3\5, в глобальную пятую точку, то у других представителей мировой арены проблемы были совершенно другого характера.
  К примеру.
  ЕАС. Россия. Глупо отрицать, что Ал не получал удовольствия от лицезрения того, как система, над которой так долго и упорно  работал Брагинский, рушится на глазах. В очередной раз, стоит отметить. На фоне этого даже собственные серьезные проблемы и стоящие перед Америкой преграды казались не столь глобальными. Россия разваливается даже круче, чем это было в 90-ых! Смотри, мир, смотри! Любуйся - мечта завистников сбывается, скоро Ивану придет конец, 1\6 суши перестанет быть единым целым! Все, несомненно, так, но.... Американец понимал еще как минимум одну очень важную вещь: настолько слабый Россия ему не нужен. Настолько слабый Россия будет поглощен и, что не кстати, поглощен не Штатами.
Будь у этой страны менее опасные, чем Китай, соседи, Альфред плюнул бы и не лез, неся "свою гребанную демократию" в какой-то другой части планеты, но ведь соседом был тот, кто был. И действовать придется в соответствии с этим большим и малоприятным нюансом.
  "Весь мир захватят китайцы" - оно с самого начала не вызывало улыбку на лице Джонса. Кому смех, а кому понимание, что он, когда-то игнорируя слабую страну с перенаселением, позволит развиться ей до системы, способной великодушно и благополучно утопить его самого. И теперь, если, упаси его доллар, Россия будет поглощена хоть на на 1\6, то... этой весьма умной фразе ничего не останется, как сбыться. И плевать хотелось на Европейскую часть РФ - там, фактически, нет ничего, а если Сибирь и Дальний Восток окажутся втянутыми в огромную китайскую махину, то, глядишь, Иван окажется ма-а-а-аленьким и европейским, без ресурсов и заводов, а там и вовсе.... логический конец. А вслед за Ваней, подсказывала американцу логика, и его очередь придет.
  Непозволительно. Такого не будет. Все, чтобы изменить положение дел, будет осуществлено им. Из кожи вон полезет, но не даст американскому народу потерять свое лицо, имя, зависть других наций. И, как ни крути, здесь как никогда нужным и важным окажется именно Россия, у которого, в отличие от Альфреда, был еще один шикарный выход - в дружбе с Китаем завалить его, США, а потом.... дружба резко кончится и выйдет тоже, что и в первом случае. Но ведь еще по-памяти 20-ого века подобный исход был бы наиболее благоприятен для Брагинского, чем "дружба с врагом" против "в прошлом друга"? Нет, такие мысли нельзя допускать, Россия хоть и имеет некоторые психические отклонения и страдает алкоголизмом, а ведь логика и хоть какое-то понимание происходящего у него должно были быть. И плевать на гордость, которой что у Ивана, что у Альфреда, было слишком много.... ради такого дела можно временно потерпеть друг-друга, а потом, когда все станет хорошо, разойтись по лагерям, вернувшись к старым конфликтам. Или эта искусственная дружба могла бы перерасти в нечто более реальное и так и остаться "дружбой"?... Упаси боже блондину о таком думать, для решения вопроса с Ваней еще оставалось достаточно времени и он будет оттягивать ровно настолько, насколько сможет. Как и сам русский, должно быть.
  А ведь прибыл американец в Минск, а не в Москву. Не спроста же оно именно так, верно? не похоже на то, чтобы Джонс ошибся самолетом и прилетел в другую точку названия. Следовательно, в Белоруссии у него было какое-то дело. Должно быть, важное. Ведь, подумать только, это практически историческое событие! Мало того, что американец прибыл на территорию ЕАС, так еще в страну, называемую Беларусью! К той самой сумасшедшей и повернутой на своем брате страну, где до какие-то семь лет назад царила диктатура, как называли это в Европе, и "Батьковщина", как с гордостью говорили об этом местные. А ведь ответ уже дан - "повернутая на своем брате". До такой степени, что считала себя его женой, чуть ли ни с пеной у рта кидаясь на тех, кто это отрицал. А Ал прекрасно об этом знал.  Как и о том гнусном состоянии, в котором сейчас находилась страна. Как и о том, что ради благополучия России она готова пойти на многое, как мечтает о совместном счастье, какой задушевный здесь народ, как люди устали от новой власти и желаю хоть немного улучшить свое положение.
И именно поэтому Альфред здесь. Сам Америка приблизил историческое событие - визит в закрытую для многих страну. И визит не простой, а с пометкой для себя: "во имя дружбы стран, снятия рамок и помощи начинающим демократическим странам". И это обещает быть захватывающим предложением.
  С Натальей Джонс толком никогда не встречался, поэтому, в некоторой мере, не очень знал, чего стоит ожидать. Верить слухам, прессе и спецслужбам? Да, это то не очень многое, что ему оставалось. Однако здравый смысл подсказывал, что с этой женщиной можно будет говорить. Разумеется, если правильно подобрать ключи от замков ее доверия. Того глядишь, и Россия подтянется, в прямом смысле этого слова. Во имя настоящей демократии и полноценной перезагрузки отношений, попытка начать которые сейчас будет предпринята Америкой. Для начала - с Белоруссией.

  Место встречи выбрано совершенно неофициальное. Никто не должен знать, что она вообще прошла - вдруг что-то пойдет не так? Тогда проводить все "как полагается", СМИ лишь усугубят положение дел. Да и так, что не говори, проще налаживать связь. Даже странам.
  Небольшое кафе в жилом районе Минска - идеальное место, где никто не помешает. Ни Джонсу, ни Арловской, согласившейся на все в первую очередь ради брата, а, во-вторую, конечно же, во имя собственного народа. Не пришелся по вкусу Восток - стоит попробовать Запад, ранее заведомо выплюнутый  в прошлом веке так и не будучи испробованным.
  Джонс без проблем нашел желаемое место: спасибо современным новейшим и не очень технологиям, инициализирующим надобность обращаться к местным жителям. Погода, разве что, подпортила настроение - в Штатах жара чувствуется немного иначе, но к теплу блондин привык, а потому обращал на это минимум внимания. Пока что, по крайней мере
Вроде как не опоздал. Отметил про себя американец, присаживаясь за нужным столиком. Наташа, правда, уже заведомо его поджидала, что, будь у иностранца особо чувствительная совесть, несомненно бы заставило его прийти еще раньше, чтобы не казаться не джентльменом. Но ведь джентльмен в понимании Запада - с "Советским" явно не совпадают?
  - Чудесный городок, должен сказать, - начал блондин, плюхнувшись за стул, слегка улыбаясь. Иначе, увы, никак. - Полагаю, что это наша первая наша подобная встреча. А потому, я очень рад лично познакомиться с белорусской красавицей, - улыбчиво подмигнул, хотя в отчет ожидал менее "Доброй" реакции. Слухи-то ползли впереди Натальи.

+3

3

Наталья Арловская прекрасно понимала сложившуюся ситуацию. Ситуация эта, к слову сказать, не имела ничего общего с прошедшими временами, о которых Ната вспоминала с неким воздыханием. Но сегодняшние события захлестнули ее с головой. Наташа еще ни разу не сталкивалась с подобными вещами.  Девушка хотела быть ближе к Ванюше, но и судьба своего народа, будущее, в которое люди смотрели с грустью, волновало ее не меньше.  Наталья любила свой народ и всячески хотела дать ему все самое лучшее. Но.… Иногда все бывает так сложно! Настолько сложно, что, видя много путей, не можешь выбрать ни одного. Или просто не решаешься.
Последнее время Наталья становилась все мрачнее и мрачнее. Эта постепенная смена настроения была связана с несколькими вещами, важными для Наты. Евразийский Союз. Его создавали, по праву присуждая ему великую ступень в развитии экономики. Наташа была так воодушевлена этим союзом. Он значил для нее нечто большее, чем просто «Союз». Девушка открыто возлагала на него свои огромные надежды, грандиозные, можно сказать, надежды. Критики всего мира приходили к единому мнению о том, что Евразийский Союз приобретет огромный успех и наберет столь же огромный потенциал для России, Белоруссии и Казахстана, а так же и стран – кандидатов – Киргизии и Таджикистана. Да и сама политика этого Союза одним своим содержанием пророчила большое и богатое будущее.  События, развивавшиеся после создания ТС, никак не могли выйти из головы. Но кое-что волновало ее больше.
Наташа глупой не была, и она прекрасно все понимала. Правда, иногда, некоторые вещи занимали более главную позицию в ее мыслях и, полностью предаваясь ей, Беларусь не могла полностью осмыслить и анализировать все основное. Россия слаб. И его детище, союз, тоже. Видимо, где-то была совершенна когда-то незначительная, а теперь важная и крупная ошибка. Возможно, сам Союз и был этой ошибкой.  Просто тогда было такое время, когда можно было постараться построить такое будущее, которое хочется. Просто кто-то смог сделать это лучше. Вывод был один: Ване не стоило браться за его создание. Возможно, Арловская могла тогда еще что-либо изменить, но тогда все мысли были лишь об одном: близости с Ваней. Наташа корила себя за неправильно принятое решение.
Размышляя о всем нахлынувшем и будоражащим сознание, Ната не заметила, как подошла к месту встречи. Непонятно почему, но девушка торопилась. Торопилась прийти первой. Наталья тихо прошептала, остановившись перед входом в кафе:
-Это ужасно.
Ната с грустью отметила про себя, что сделала лишь хуже. Конечно же, нашлись и недовольные.  Совсем недавно девушка узнала о существовании какой-то непонятной секты, посвященной НЛО и концу света. Наталья с радостью бы и не вмешивалась, но долг обязывает. И все же, не об этом сейчас. Арловская не была удивлена, услышав о  неожиданном визите Альфреда Джонса. По правде, судя по происходящим в мире событиям, этого можно было ожидать. Вот только чего хочет Джонс: дружбы или? Зная не понаслышке о желании Америки, направленном в сторону России, Ната пыталась взвесить все «за», а потом все «против», чтобы уж точно знать настроение сегодняшнего визита.  Он был неофициальным. Наташа поняла, что Америка сам не совсем уверен в выбранном им решении и чтобы если все пойдет наперекосяк, это можно было бы тихо «замять».
Американец был не особо дружелюбно настроен в плане печально (теперь) известного Евразийского Союза.  Наталья была уверена, что Джонс открыто потешается над Россией.  Но отчего бы ему не нанести визит в Москву? Зачем ему третья сторона? Зачем ему этот странный треугольник, в котором Беларусь, как ей казалось, играла третью лишнюю. Или все не так уж и просто, а у Джонса в рукаве есть такие козыри, которые он пока прячет, чтобы в конце концов разбить Ваню «в пух и прах»? У Белы таких козырей не было, но не факт, что и у Альфреда они есть. Скорее всего, существует четвертая грань, еще одна сторона, на которую и у России, и у Джонса есть планы. Вполне возможно, что Джонс чего-то опасается. Ну… опасаться свойственно каждому, это вполне приемлемо. Допустим это. Но чего же хочет американец? Собственно, скорее дружбы, чем враждебного отношения. Видимо, это и есть правильный ответ. Но зачем эта дружба? Ничего такого нет, чтобы Джонсу иметь какие-то виды на ее страну. Или через Нату Америка хочет подобраться ближе к России? Бела указательными пальцами потерла виски:
я права. Я думаю, я все правильно поняла, и меня считают лишь маленькой пешкой. Не стоило сравнивать себя с шахматными фигурами, но ситуация так располагает к расчетливой игре. Что же, я покажу ему расчетливую игру. У нас не шахматы, и я могу сама выбирать, как мне ходить, и куда. Я не отдам Россию, ведь он мой. Да где же Джонс, черт возьми!
Наталья никогда не встречалась с Америкой, но знала о нем не понаслышке. И все же, примерно понимая, что это за «штучка такая», Арловская немного волновалась. Женский пол – слабый пол. Может, так считает Джонс. Наташа не знала наверняка. По ее мнению, опоздание должно подвергаться наказанию.
Наталья закинула ногу на ногу и отхлебнула чаю. Зеленый чай спасал от невыносимой жары. Столик Наташа выбрала самый неприметный и самый скрытый от сверкающих глаз, любопытных носов и навострившихся ушей. Стол находился в тенечке, так что ожидание проходило довольно приятно.
Наконец дверь кафе открылась раз, наверное, раз  в десятый, и на пороге появился американец. Наташа сразу узнала его. Такие типы по Минску не ходят. Ната потерла ладони и , выразительно подняв бровь и улыбнувшись одними губами, да еще и так, что Россия бы давно исчез из виду, холодно ответила, проигнорировав все комплименты:
-Здравствуйте, не ожидала от Вас визита, что привело сюда, в столицу? Важный разговор, или что-нибудь еще, столь важное для нас обоих?
Не слишком ли резко? Нужно быть вежливой, - пронеслась мысль в ее голове. Но, что сделано, то сделано, ничего не поправить. Наталья махнула рукой, подзывая официанта.

+1

4

Никоим образом не проявлять себя агрессивно, не показывать пренебрежительного отношения, вести себя сдержанно и дружелюбно. Он никогда и ни за что не откажется от демонстрации собственной самоуверенности, понимая, что это уже вошло в ту самую Америку, к которой привыкли все, включая и его самого. Однако придется себя сдерживать во взглядах и всячески отнекиваться от того, что да – услышанное о Наталье все же во многом (как уже виделось) соответствует слухам, а блондин явно считает себя... более престижным, что ли? А ведь, в некотором роде, "в том самом месте может печь" даже у него. Скоро.
Однако речь не об этом. Он обязан найти с белоруской общий язык. Потому, что ей пора выйти в свет. Потому, что слабая и трещащая по швам Россия миру не нужна. Точнее, она нужна Китаю. Но ведь Штатам не нужна, к чему все и сводится – он против.
Однако этим русским и всем их родственникам не объяснить, что если бы я хотел полного уничтожения России, то сделал бы это еще в 1994-ом. Пф, наивные. Неудивительно, что ими все манипулируют. Лишний раз отметил то, что и без того часто себе говорил. На Россию нынче особенные планы. Знал бы  Иванушка-дурачок какие, не становился бы в позу. Ну а раз становится… На улыбку Натальи, к слову явно не относящуюся к типу приветливых, Джонс и сам улыбнулся, только, в отличие от блондинки, располагающе, тем самым демонстрируя, что он открыт к диалогу, даже двухстороннему, зла не желает, вести «дипломатические обливания грязью собеседника» не планирует. Первоначально. Не затем пришел. И девушка, будучи не глупой (что-что, а то, что у нее пронырливый ум, затупляемый лишь красной тряпкой, называемым Россия, американец точно знал), хоть в какой-то мере обязана это расценить. Не каждый день в страну с частичной изоляцией прилетает Сам герр Америка, в последнее время редко балующий окружающий мир визитами своей блистательной, пропахшей безумствами и крайностями свободы персоной.
Бхм, простите, что? Блондин несколько раз моргнул. Разумеется, раз я прибыл сюда из Штатов, раз мы договорили о неформальной встрече, раз это нигде не освещается и предполагает потенциальное развитие некоторого партнерства, то оно важно. Ну же, Наталья, не глупи и не задавай таких вопросов. Я рассчитываю на то, что стереотипы о твоем мышлении все же будут нарушены, в противном случае лишь зря теряю время, и договориться с этим слепым во всех отношениях алкоголиком было бы куда проще… Все также не стягивая улыбки подметил про себя, не считая нужным говорить это вслух. Мысли – то самое личное, куда пока еще не ступило сознание другого человека. Если не считать СМИ, гипноза, чипов и прочей прелести современных технологий. Но об этом знать не обязательно, и пользоваться тоже – полагается подобное в идеале американским деятелям, они успешно справляются.
- Не нахожу собственный визит столь неожиданным, но раз вы согласились на встречу, значит и сами знаете, что да – это важно.  Если только вы понимаете нынешнее положение дел. А, я не сомневаюсь, вы понимаете, - американец поправил очки, осматривая помещение. Белоруссия определенно выбрала удачный столик: даже если кому-то очень захочется подсмотреть или подслушать, то у них это явно не получится. – Если вы не против, я закажу кофе и мы приступим.
Не желая ждать официанта, Альфред сам встал и прошел к «месту столпотворения официантов». Несколько слов, ткнуть пальцем меню, улыбнуться – блондин любил близкое общение на приятной волне, а базовый английский знает нынче чуть ли не любой гражданин. По крайней мере, в Белоруссии английский учили в школах – это Джонс знал точно. Заказ, правда, пополнился еще какой-то пищей, не ограничившись кофе. Побывать в подобной стране и не отведать ничего – хей, Ал не был бы собой, если бы упустил такой шанс! Не являйся бы это важной встречей, американец и вовсе заговорился бы с местными – он не всегда суров, а интерес к иностранцам был как у него, так и у тех, для кого он сам – не местный.
Вернувшись на место, Альфред совершенно удовлетворенно уперся руками о стол, непринужденно улыбнувшись.
- Не хочу надолго задерживать, а потому изложу суть одним предложением: я предлагаю вам партнерство, - левая бровь чуть вздернулась, а улыбка приняла  более хитрый характер.
Будьте уверены, эта мрачная улыбка на меня не подействует. Но вести себя более приветливо – это и в ваших интересах, дорогуша, стоит же это понимать. Я пока еще ничем не угрожаю. Впрочем, «у них свои тараканы», не за ней бал.
- О да, я понимаю, как это звучит. Вы меня недолюбливаете, чего же скрывать. Люто презираете, быть может, меня точное определение совершенно не интересует. Полагаю, если бы не некоторая необходимость, я бы ничего такого не говорил, не посещал бы вашу страну и молча бы следил за тем, как вы издеваетесь над основными законами демократии и все такое, но… - Джонс провел  по столику свободной рукой, проследив за этим нехитрым жестом, чуть надув губу, что через секунду же исчезло, -… ваш братец в опасности, а я, естественно руководствуясь собственными целями, не могу позволить этому дерь.. кхм, болоту поглотить его окончательно, - о, куда же без крупинок высокомерия, и все же, он старался говорить пусть и «просто да доступно, без украшений», но все же тональность явно говорила о серьезности. Смотрел как на игру – да. Оно также звучало.. однако игры бывают разными. В этой участвует сам Альфред, а, значит, шутить в ней не намерен. Так, по крайней мере. – Я знаю, что вы мне не доверяете. Потому прежде можете задать любой вопрос – обещаю именем Джорджа Вашингтона говорить правду и только правду, - для искренности даже руку к сердцу приложил, улыбнувшись.
Странная постановка разговора. Кажется, я решил действовать не так, как планировал. Что же, посмотрим, насколько Наталья приспособлена к общению с "врагом братского народа", умению слушать, соображать и находить компромиссы. Пока эта страна не отличалась особенными дипломатическим талантам.

0

5

Видимо, эта встреча не сделает хуже, - подумалось Наталье, пока Америка ходил за своим кофе. Но кофе – это кофе, а Наташа больше уважала зеленый чай. Ах, как хорошо бывает в самую жару, в самый зной выпить чашечку горячего чая. Хотелось бы уединиться в саду, под раскинувшим свои ветви кленом и просто думать. Все же, обо всех прелестях чая она поразмышляет потом, когда встреча с Америкой закончится и для этого будет время. А встреча должна окончиться каким-либо решением. Либо выгодным для одной стран (что, скорее всего и получится), либо (пусть случится такое, Арловская втайне желала этого, но всячески отрицала) выгодным  для обеих стран. Правда, непонятно было, в чем будет найдена золотая середина.  Но что Беларусь отрицала в своих мыслях, так это то, что встреча пройдет без обоюдного решения. Кому-то из них двоих точно повезет сегодня. Пора проявить свои коммуникативные навыки и постараться сделать эту встречу более открытой (или нет, не так, открытой встреча вряд ли может получиться, с таким-то немного грубоватым приветствием со стороны Беларуси), ведь уже с первых минут встречи Ната была уверена, что разговор получится интересным.  Наблюдая за находящимся у стойки американцем, Арловская гадала, что еще кроме кофе он закажет. Как ни странно, к иностранцам в этом кафе относились даже слишком доброжелательно. Но это заведение оправдывает себя, ведь, находясь в жилом районе нужно уметь сохранить марку, что у этого кафе прекрасно получается.
Зря я начала этот разговор с такой холодностью. Велика вероятность того, что все, что я надумала себе – горькая неправда,- этакая «паршивка-мысль» промелькнула в голове Наты.
- Это просто формальности, - спокойно ответила Наталья, стараясь выдерживать паузу. Девушка подождала, пока американец подойдет обратно, но Джонс так и остался стоять, не садясь в кресло. Наташа прекрасно понимала, что это значит: Америка находился в более выигрышной ситуации, чем она, и он знает это. Возможно, ему это даже доставляет удовольствие. Поэтому, непроизвольно, Ната выпрямилась в кресле и положила руки на стол. Эти действия придавали ей уверенности.  Еще, повинуясь непонятному голосу внутри, девушка старалась следить за каждым движением собеседника. Наконец, собравшись с мыслями, она продолжила:
- На счет моего к вам отношения. Я недолюбливаю вас, это да.  Но не презираю. Я еще не настолько вас узнала, чтобы как-то определенно к вам относиться. И я не очень доверяю слухам.
Наташа сказала абсолютную правду. Девушка считала, что чтобы составить полное мнение о человеке (и стране) нужно многое о нем узнать. И что никогда нельзя верить первому составившемуся мнению. Нужно знать характер, желания, предпочтения. И только тогда судить. А еще - все может измениться в любую секунду. Что вообщем-то и произошло сейчас. Наташе Джонс казался немного высокомерным, с завышенной самооценкой, но и особого зла на него Наташа уже не держала. Конечно, он высмеивал всю политику России, но эти его слова о помощи «братцу» задели Наташу. Его речь сыграла свою роль. Наталья всерьез задумалась. Стоит попробовать. Джонс предложил партнерство. Неспроста, значит. Из этого сможет выйти что-то дельное? Конечно, из всего, что совершается, все равно, в какую сторону, выходит что-нибудь дельное. И это «дельное» оказывается очень полезным.
Может быть, мне стоит улыбнуться? И ли сказать что-нибудь, располагающее к приятному общению? Все-таки помощь Ванечке… Брату, а не кому-то так другому. Я ведь прекрасно понимаю, как ему плохо. Я поступлю правильно, если захочу ему помочь, - думала Наталья. Но с другой стороны, что она должна заплатить за эту помощь? Может, по ее вине станет только хуже. Наконец, отхлебнув еще чаю, и аккуратно отставив чашку в сторону, Арловская продолжила, улыбаясь одними губами, правда, не настолько зверски холодно, как минутами ранее, хотя в глазах еще держалась заметная прохладность. В этот день слова давались ей с легкостью, и Наталья чувствовала, что убедит в своей правоте кого угодно (хотя кого убеждать?):
- Вы сказали партнерство. Знаете, я думала, что вопрос будет стоять немного в другом. Но и это неплохо, - Наташа накрутила прядь волос на палец. Чертова привычка! Девушка действительно не ожидала от американца такого «предложения с ходу». Сама бы Бела долго подходила бы к этому предложению, начиная издалека. Ну и, прежде всего, конечно заручилась бы стопроцентно дружественными отношениями с собеседником. А это заняло бы много времени. Наталья поняла, что если она сейчас не согласится, вряд ли представится такой шанс вывести свою страну на уровень выше, в мир. Но с другой стороны, сразу понятно, что Джонс ясно и без слов говорит: мол, это твое решение, я особо не расстроюсь, если ты откажешься. Либо у Америки просто нет времени на знакомство и дружбу. Ната продолжила, уже без тени улыбки на лице:
- Партнерство.… Как вы собираетесь помочь Ване, и что для этого должна сделать я, какие силы задействовать? Что за опасность грозит брату? И что за необходимость вынудила вас нанести мне этот неофициальный визит? – Ната обвела рукой кафе, а потом вздохнула, и на секунду в глазах погасла искра, словно девушка вспомнила о чем-то, что сильно мешает ей в жизни. Потом глаза снова загорелись невидимым огнем. Это произошло случайно, я не хотела этого говорить! Наталья удивилась тем вопросам, слетевшим у нее с языка. Ната хотела спросить все во время разговора, непринужденно, но чтобы так, с лету. Такого в ее жизни еще не происходило. Хоть девушка и была местами слишком резка, даже безумна, решения свои она привыкла принимать, тщательно обдумав, а вопросы – анализируя каждое слово. Но в этом случае все шло как-то не так, как Бела привыкла.
Подошел официант и поставил перед американцем кофе, сообщив, что остальное будет чуть позже, забрав, за компанию и чашку Наташи с недопитым чаем. Бела злобно покосилась на официанта, но он не заметил ее испепеляющего взгляда. Хотя… чай все равно уже остыл, а холодный чай в жару не самое приятное занятие. Официант же хотел как лучше, - подумалось Наташе. Так стоит ли соглашаться так сразу? Ване грозит опасность. Но сдуру пойти на нечто необдуманное…, а времени то уже и нет.
- Какие перспективы мне откроет партнерство с вами?  - надо же, как потеплел голос. Но об этом нужно спросить. Нужно, - подумала Наталья, внутренне понимая, что уже и так согласилась.

0

6

Джонс поудобнее устроился за столиком, выжидая реакцию Натальи.
А пока немного отойдем от темы. Вы ведь понимаете, что на улице 2016 год? Технологии не стоят на месте, образ жизни меняется; новая мода, новые правила, новые предметы, облегчающие жизнь людей и делающие их еще более ленивыми. А заведения, подобному этому, все еще существовали. Неизменные, практически такие же, как и в эпоху средневековья. Причиной ли тому то, что основные потребности человека - употребление пищи-  занимает первую строку, никогда не потеряют своей актуальности, или причина кроется в том, что некоторые вещи человек предпочитает не видоизменять, оставляя дань прошлому, не желая терять базовое? О, Наталья вновь заговорила, самое время вернуться к происходящему. А все же здесь эта страсть к старому чувствуется особенно. Они ведь по-прежнему отстают странам Запада и Дальнего Востока.
  Это издевательство, отметил парень, когда услышал первую, а затем и последовавшие на ней фразы, я не каждому даю возможность спросить что_угодно. И так просто профукать такой шанс.. Ох, славяне-славяне, дивные народы. Немного даже обидно, что столь эпичный момент практически потерял энное свойство. В мире разве мало того, о чем можно было спросить самого США? Да хоть о зоне 51. Но это все юмор, давайте серьезно. Было бы хуже. если бы она и вправду спросила что-то неожиданное, "показывающее лицо Лжонса не в лучшем свете". Наталья дала понять, кто и что ей сейчас важны: благополучие собственного народа и счастье брата. Что же, логичные, предсказуемые, но хорошие позиции. Более того - Альфред заметил, как блондинка постаралась повести себя более дружелюбно. Ее слова также склоняли к ответу: "Да, в целом я готова быть с Вами партнером, если вы поясните. На благо Союза я готова". И отлично. Куй железо, пока горячо, а оно накалено как раз до предела, пара градусов и произведению конец.
- Похоже, вас это заинтересовало, - Джонс обворожительно улыбнулся, собрав руки у лица, - Тогда слушайте внимательно и уточняйте непонятное, когда я замолчу.
И постарайся не глупить и, прежде чем спрашивать, хорошенько обдумывать свои вопросы. Я, разумеется, терпеливый, однако моя дипломатия не терпит зависаний. Я в последнее время особенно раздражителен, а мне ой как не хочется срываться. Да еще так, здесь, и в такой момент. Хоть американец и замолчал, а речь продолжилась. Мысленно, внешне же тот лишь слегка прокашлялся и выпрямился, демонстрируя тем самым, что "Царь решил говорить". Ну вы поняли.
- Смотри, все очень просто. Ты – участник ЕАС. При том данный рынок – единственный твой крупный выход, ибо ты страна изолированная, Европа тебя не жалует. К тому же, твое производство, в большей части, аграрное. Как у Казахстана, как и Украины, как и у самого России, частично. Понимаешь, к чему я клоню? Вам нужно другое: выгодное, новое, инновационное, обширное. Но поскольку говорю я непосредственно с тобой, то и речь пойдет о Беларуси, - американец и сам не заметил, как перешел на «ты», и вовсе это проигнорировав. Ему привычна близкая дистанция, а потому партнер,  собеседник, да кто угодно, сам берет на себя обязанность отсеивать близость той самой дистанции. Скажет «Стоп», и Джонс ближе не подойдет, не скажет – да без проблем. Это ведь располагает, верно? Когда говоришь как  с приятелем, совершенно открыто и, от части, рассуждаешь вслух. А ложь теряется между строк, на нее совершенно не хочется обращать внимания, - Чтобы вытащить конкретно тебя из этой зад… болота, я мог бы оказать некоторое, м… положим, содействие, обговорив это с Евросоюзом. Ваши рынки могут оказаться обоюдно полезными, даст неплохую стимуляцию для экономики, поднимет инвестиционный потенциал. Сама ведь понимаешь, что это нужно, верно? – официант принес заказанный кофе, а вслед за ним и шоколадное пирожное. Американец отвел взгляд от блондинки, проводил официанта, сделал глоток, после чего вновь пристально, немного давяще, но совершенно не злобно уставился на Наталью. – Я не могу не сказать, что это не понравится Ивану. Ведь ослабление и постепенный выход из изоляции, это и культурный, экономический, и даже некоторый политический обмен – ты станешь свободнее, а, следовательно, не будешь связана и ограничена ЕАС. И здесь мы мягко дошли до твоего обожа-аемого братика, - американец хмыкнул. Уж кому, как не ему знать, «Насколько обожаемого». Сам же Альфред явно не питал к русскому подобных чувств, что и без того было слишком очевидно. Однако, ради собственного же благополучия приходится наступать на нелюбовь и все еще не ушедшее желание перегрызть тому глотку. – Смотреть на то, как он роет себе и своим союзникам яму, конечно же, можно назвать приятным зрелищем, я бы сказал так раньше. Но сейчас… Мне не нужно, чтобы Ваня загнулся окончательно. Ему нужен лекарь, опытный и строгий. Заинтересованный в том, чтобы действительно вылечить. На этот раз. Полагаю, ты понимаешь, о ком я, - Джонс чуть хихикнул. А ведь забавно, правда. Судьба явно издевается над Штатами, и только лишь над ними.– Но если я сам предложу ему пилюлю, то могут всплыть некоторые.. прошлые обиды, и больной откликнется на зов того, кто болезнь лишь усугубит. А потому мне нужно, чтобы ты послужила неким посредником. Друг друга мы с ним явно не вытерпим, даже не смотря на необходимость. Ты же - основной союзник, никогда не желавший вреда, - блондин чуть собрал брови домиком и, замолчав, ложечкой отковырял и съел кусочек пирожного. – Ну, что скажешь?
А теперь новая партия вопросов. Это прекрасно, если их не возникло, но я ж даже и основной части не сказал. Пускай это переварит и думает, нужны ли ей подробности. Ну да. Дальнейшие поступки Натальи будут «непредсказуемыми», куда уж. И тем лучше – когда предполагаешь, что тебе ответят, можешь рассчитывать на конструктивный диалог без выпадов. Это ведь так важно.

0

7

Наталья не стала ничего заказывать. Ей хватило одной чашки зеленого чая для утоления жажды, и во время разговора Наташа не привыкла трапезничать. Все сводилось скорее к дружеской беседе, чем к серьезному политическому разговору, пусть и в неофициальной обстановке. Сколь ни изощренной могла быть ее фантазия, о какой проблеме разговор ни шел, но вопросы, важные Наталье, стоящие на первом для нее месте, Беларусь привыкла задавать в лоб. А тут такая прекрасная возможность услышать ответ, и точно знать, что это – правда. Жаль, что Джонс дал не такой развернутый ответ на ее вопросы, какой она хотела. Ну что же, не в этом дело сейчас.
Никогда не отступать от намеченной цели – так всегда считала Наталья. Конечно же, помощь Ване всегда на одном из первых мест. Но и о личной выгоде нельзя забывать. Самое опасное – упустить маленький нюанс, и этим самым загубить все. Нужно, не отвлекаясь, следить за каждым словом, чтобы извлечь для себя ту самую выгоду. Что – что, я продумать план за считанные секунды Наталья могла. Точнее, девушка давно его обдумывала, да.
Наташа была не настолько прямолинейна, чтобы все ее последующие шаги читали, словно открытую на всеобщее обозрение книгу. В каждой книге можно сделать тайник, прорезать, так сказать, дырку, а туда положить нечто сокровенное, а книг может быть очень много, особенно если собрана огромная библиотека.  Арловская тоже хочет добиться больших успехов, и потому она вправе вести не столько нечестную, но более выгодную для себя игру. Хотя какую игру? Я отродясь никаких игр не вела,… но стоит начать. Вполне, - подумала Наташа.
- Хотите что-нибудь еще? - спросил только что подошедший услужливый официант. Не тот, который забрал недопитый чай, уже другой. Наташа подняла на него глаза и отрицательно покачала головой:
- Нет, спасибо.
Беларусь умела сделать так, что от одного ее взгляда любой человек мог исчезнуть намного быстрее, чем фокусник в шкафу. Этот поистине спасительный дар помогал ей решать проблемы не слишком важного характера. Довольно вздохнув, девушка похрустела пальцами и вновь обратилась к своим раздумьям.
Да, я ничем не отличаюсь от других стран (особенно Востока), но всеми силами стараюсь выйти из осточертелого мне состояния изолированности, о которой Альфред Джонс так нелестно отозвался. Печально слышать о себе такие вещи… - Наталья отметила, что Джонс перешел на «ты», что подсказало ей направление в более дружественную сторону. Интересно, он сделал это специально и  осознанно, или это «ты» вырвалось случайно и само собой? Но в любом случае – ничего страшного, дружеская атмосфера располагает к доверительным отношениям.
А ведь ему не безразлична судьба России, пусть даже и в своих интересах, какие они, кстати, хотела бы я знать, - хмыкнула Наташа. В это время всегда нужно иметь опору или сидеть и ждать с боязнью удара в спину. Наташа никогда не желала зла другим странам, раньше она вообще держалась в стороне. Но и симпатии особой не питала. Может, настало время изменить свое решение? Выйти на мировую арену, да. Она всегда была терпеливой, могла выждать нужный момент. И хоть сейчас на небе ни облачка, а солнце жарит в полную силу, не скупясь, тучи глубоко в каждом сгущаются, заставляя искать не только убежища, а еще и помощи. Все - таки, все преисполнены гордости. Ах, эта гордость.
Становилось жарко даже в тени. Солнце передвигалось по небу, не пропуская ни одного квадратного метра. Наташа откашлялась, чтобы голос был более твердым, а потом несмело начала, беря исток сей речи издалека:
- Я, конечно, не стала задавать вопросов, все стало бы ясно в ходе нашего разговора. Но события того требуют.  Конечно, я желаю выхода из изоляции, но меня насторожило кое-что. Ты сказал «прошлые обиды». Ты имел в виду и события Холодной войны? И еще, кто может усугубить положение Вани?
Конечно же, Арловская хотела знать больше. Намного больше, чем Джонс мог себе представить. За излишней скромностью и молчанием скрывалась совсем другая Наташа.
Ты находишься на моей территории, а моя территория – мои правила. Так что я могу узнать многое от тебя, - подумала Наталья, но не сказала вслух. Ната склонила голову набок и тихо прошептала:
- Неумно поступает путник, продолжающий свой путь ночью, в неведении. В тени поблескивают жадные глаза, шевелятся длинные когти, ночные тени желают урвать лучший кусок мяса… или заглотить всю жертву целиком.
Наташа прикусила язык. Нет – нет – нет, не стоило этого говорить. Надо не переходить границу и обозначенных рамок. Сдерживать в себе свои маньяческие наклонности.  Хотя… частично фраза пришлась к месту.  И смысл этот вышел двояким. Странно получается – Наталья старается быть учтивой, дружелюбной. Так и выходит. Все ждут от Наты света, и она должна дать им свет. Брату точно этот свет не помешал бы. Этот разговор должен иметь дружелюбные нотки, иначе беседа будет непродуктивной и (вопреки ожиданиям Наташи) невыгодной для обеих стран. Просто впустую потраченное время. Наталья провела пальцами по столу, выдавая свою обеспокоенность, и с вымученной улыбкой спросила:
- Я понимаю, что твое предложение и так выгодно для меня, но не настолько выгодно, чтобы бездумно согласиться. У меня есть просьба: мне нужен маленький кусочек мира, известный под именем Калининград. Это поможет мне, а я помогу тебе и брату. Это выход к Балтийскому морю, я смогу наладить торговлю с другими странами, а еще это будет первым шагом к сближению с братом. Ну что, я могу рассчитывать на получении этой местности в свою собственность?

+1

8

Дожидаясь ответа, Джонс с непринужденным видом продолжил поглощать пирожное, периодически посматривая на Наталью буквально в течении доли секунды. Ей было, что обдумать и выдать в итоге ответ , в то время как американец и сам нашел себе занятие, чтобы не отвлекаться. Вы ведь не думаете, что он просто был голодным, а оттого и заказал себе сладость? Конечно, как король потребления с падающим производством, даже мелкое расточительство и удовлетворение сиюминутных потребностей было основанным и неизбежным, однако в данном случае Альфред лишь искал себе занятие, на котором можно будет сконцентрироваться, не особенно напрягаясь, и которое не помешает ему размышлять конструктивным образом.
Он глазами проследил за официантом, слегка улыбаясь (уже на привычке), а потом вновь уставился на Наталью, которая вскоре созрела для перехода к вопросам и, должно быть, интересующей ее части разговора. Что же, прекрасно – мертвая точка дважды сдвинулась с места, блондин может быть доволен собой. Определенно, может.
- Разумеется – отголоски «Холодной Войны» до сих пор мешают моим отношениям с Ваней приобретать желаемое русло. Его босс, мистер Путин, постепенно начинает сходить с ума и искать врагов извне – глупо предполагать, что я не занимаю первое место в его списке, чего дядюшка и не отрицает. Что же, мне такое внимание очень льстит, - Джонс хмыкнул. Да, его отношения с Россией никогда не были хорошими: начиная от знакомства с поселениями на Аляске, тогда еще принадлежавшей Российской Империи,  и заканчивая позицией относительно Ближнего Востока. Точнее, не позицией – она как раз была одинаковой, какая ирония – способом ее решения. Однако теперь, когда плохо не только России, но и Америке, настало время изменить курс, придав отношениям немного тонуса. А ведь опасно, он вновь может ударить не в то русло: американец – гордый и самоуверенный, русский – черт знает какой, но свято верит, что у него все еще есть гордость. По сути, соперники двух столетий, а потому просто предположить, насколько трудно им будет для начала просто напросто забыть о прошлом или хотя бы перестать награждать друг друга дипломатическими обливаниями грязи. Ах, какое прекрасное время кончается! – Соседи. Растет экономика Монголии. Растут амбиции Казахстана. И не смущайся, что он входит в ЕАС – у каждой страны всегда есть соблазн и цель занять лидирующую позицию как в мире, так и конкретной организации в целом. Не тебе это говорить, - Джонс улыбнулся, как-то особенно громко ударив ложкой по блюдцу, «отрезая» очередной кусочек пирожного ложкой. – Но все это тускнеет, меркнет и блекнет по сравнению с «Китайской угрозой». Если ты была внимательно, то наверняка не раз замечала, как Яо поддерживает Ваню практически по всем вопросам в ООН, тем самым, почему бы это не озвучить, не давая мне осуществлять свои планы. Это прекрасно, у них свои  стратегии и вес такое… но меня беспокоит другое. Ты также не могла не заметить, а теперь, полагаю, заметишь: даже в ШОС Китай, мягко говоря, давит на всех, в том числе и на Россию. И если бы только в ШОС: Яо не раз мягко намекал, что «в России народа мало, ресурсы осваивать некому. Пора бы, Брагигинский, тебе бы и поделиться». Ты ведь понимаешь, к чему я клоню? – он отодвинул опустевшую тарелку. Его лицо хоть и выражало некоторую американскую ветреность, как оно было принято по всем стереотипам, все же не было таким во взгляде. Серьезен. Альфред явно серьезен сейчас, не шутит, и шутить не намерен. – Я готов временно забыть все плохое, что связывает меня с Ваней. Я готов снять в отношении него некоторые ограничения. ВТО выкачало из него все последние соки, власть и того думает о своем, а потому, скажу прямо, в подобном виде он мне не соперник, даже не смотря на обширные ресурсы… Однако я не хочу, чтобы этим воспользовался Яо. Китайцы скупили значительную часть моего имущества и, - Джонс иронично и невесело хмыкнул, - даже некоторые МОИ места по добыче углеводородов. Такими темпами я и сам скоро стану темнокожим китайцем… - явно шутливый тон, легкая улыбка. Однако глаза продолжают неморгающе смотреть на Наталью, как бы подчеркивая – данный юмор «слишком» очерненный, чтобы не оказаться правдой. – Посмотри на то, что творится на Дальнем Востоке, и ты поймешь, что не только о себе любимом беспокоюсь. Пусть Ваня делает что хочет со своей европейской частью, пусть теряет клочки на Кавказе.. мне плевать. Однако же, я не позволю этому придурку добродушному простаку понадеяться на китайскую дружбу и потерять последнее, что у него есть – землю и ресурсы. Целый Ваня – залог моего благополучия. И говорю я это не ради обмана, ради бога – смысл мне тогда вообще приезжать? Говорю для того, чтобы ты поняла, насколько все это серьезно, и что у меня и в правду есть причина поступать столь.. неприятным мне образом. А Брагинский – он существо ранимое, наивное, как дитя с ядерным зарядом… Да ты и сама в курсе. Под предлогом «дружбы народов» Яо может не только места по добыче газа скупить.. Ах как не только. Ваня, того гляди, и поведется – звучит-то красиво. А поддержка в ООН и вовсе могла отрубить ему мозг и пробудить доверие.
Ну кончено. Он всегда велся на все, что ему говорят. Что при Союзе, что при Федерации, что при Евразийском. Имперские времена для него прошли.
Ну да, американец болтливый. Зато подобные речи всегда заставляют смотреть собеседника обширнее на ситуацию и, что не менее важно, пробудить некоторое доверие. Чего скрывать – Америка не так силен, как раньше. В некотором роде, даже слаб. Однако упрямо не призвать это сейчас – было бы признаком  дурачины, коим Джонс никогда себя не считал. В конце-то концов, даже если сотрудничество с Натальей не удастся, блондин останется спокоен – крючок девушка заглотнула, а значит, будет подозрительна и внимательна ко всему, что только что сказал Альфред. Умение подавать информацию так, как нужно, фактически не прибегая ко лжи – спасибо, богом не обделен. И это тот минимум, который американец уже получил от данной встречи. Захочет ли Наталья искать другую сторону этой ситуации – зачем? Слишком она выйдет непредсказуемой, сторона-та, а Джонс показал самый верный вариант. Верный, разумеется, под его стать.
Белоруссия вскоре заговорила о каких-то странных вещах, которые не славянский мозг Альфреда принять отказался. Мрачноватый голос, легкий холодок… определенно, наводит некоторый дискомфорт. Однако Альфред не был бы истинным Американцем, если бы это его не рассмешило. Захотелось смеяться, в голос захохотать, однако блондин сдержался. Неприлично. Он – дипломат. Не должен показывать, что считает сказанное бредом, а потому возводит себя еще выше над собеседником. Все же, внутренние черти должны внутри и сидеть – сам по себе Джонс все же старался быть как можно более открытым к общению и простым. С началом монолога, по крайней мере, высокомерие постепенно сошло до уровня «терпимо», лишь на имени «Ванечки» выбрасывая в воздух яд, подобный ехидным смешкам.
- Сделаю вид, что не слышал, - он обаятельно растянул на лице улыбку, слегка посмеиваясь. Вот уж точно – после данных о его и китайской экономики, Джонс воистину перестал бояться практически всего на свете. А показать лишний раз, что подобными странностями и, от части, мрачными угрозами его не испугаешь, он смелый, Большой Америка и все такое – пф, очевидно же. Что не говори, а любой стране, за исключением 2-3, до уровня Америки, как раком до Европы. И Беларусь явно не относилась к этому списку избранных.
Дальнейшее же предложение заставило Джонса с удивлением вздернуть брови. Нет, он не ожидал, правда. Это неджанчик. Глупый, необдуманный, похожий на лепет неумелого экономиста на отчете у ФРС.
Однако же, пусть и подобной глупостью, но ты меня удивила.  Неужели! Это уже становится интересным. Ну-ка, что там дальше-то?
С неизгладимым интересом внимательно выслушал белоруску, а когда та закончила, прокашлялся и вновь заговорил. Правда, снова захотелось засмеяться в кулак – и в правду необдуманное предложение, неведение ситуации и все такое. Однако все по той же причине, что и раньше, Альфред не дал смеху взять над собой, заменив его «коротким прокашляться».
Придется и это прояснять. Что же, пусть так. Однако свою порцию неджанчика я получил.
- No, I can’t, - коротко, четко, ясно. Ответ дан, пояснения же, по доброте душевной и во избежание агрессивного непонимания со стороны собеседника, будут даны. – Я серьезно. Понимаешь ли ты, что сейчас сказала? Я – Соединенные Штаты Америки. Не Европа, не Россия. Отдельный континент. Главное лицо ООН и превозноситель демократии в мир. Как я могу дать тебе то, о чем ты говоришь? Отрезать кусок от России, словно он - торт, и передать его кому-то другому? Пфм… Иван желает иметь выход в Балтийское море не меньше, чем ты. Это его законная территория. Отобрать ее каким бы то ни было способом – есть объявление войны, подрыв и без того тифозной экономики и все такое. Каким это боком я здесь завязан? Нарушение всех существующий договоров и логики. Если же это сделаешь ты – объявишь ему войну и, тем самым, предашь. Хочешь Калининград – говори об этом Иваном. Данный вопрос – не в моей компетенции, - на последнем предложении голос как-то дернулся, став серьезным, а сам Джонс поправил очки.
Ты не являешься тем куском земли, ради которого я могу рисковать. В любом случае бессмысленно. Если уж на то пошло – теперь мне куда более выгодно обратиться к Ивану с известием о Каллинграде в глазах Беларуси. Неплохой повод. Не поддержка – налаживание отношений и все такое… Да вот только не нужна мне эта морока. Наташа вроде как не дура, должна понять и сама, что сказала глупость. Перефразировать и я до нужного момента забуду все, что слушал. Я итак предлагаю многое взамен только лишь того, чтобы она мне не мешала. Я могу пойти и в обход, надавив. Но как же мне оно не нужно, знал бы ты, святой зеленый доллар. Джонс вздохнул, опираясь лицом о стол, спокойно и выжидающе смотря куда-то мимо Натальи, но практически на нее.

+1

9

Слишком долго тянется этот разговор. Вроде бы, я уже согласилась, но продолжаю тянуть нитку. Еще немного, и у меня появится ощущение, что этот шанс ускользает от меня, - подумала Наталья, поправив пышную юбку. Пусть и дружелюбный тон разговора, но серьезный взгляд американца подсказывал, что хватит растягивать время. Беларусь и сама это понимала.
Все чаще и чаще звенел колокольчик у входной двери. Посетителей кафе заметно прибавилось, что не было странным.  Все-таки на улице было намного жарче, чем внутри здания, пускай даже сидя не в тени. Самыми ходовыми напитками явно были чай да прохладная вода.  Солнце каким-то образом умудрилось проникнуть сквозь занавешенное окно внутрь и теперь вырисовывало узоры тюли на деревянном столике и обогревало щеку Наташи. Такое солнце Арловская любила. Вроде бы, и не очень навязчиво, но согревало. А тепло уже само дальше распространялось волнами по всему телу.  Приятное ощущение, которому можно уделить целый вечер. Но сейчас расслабляться нельзя. Слово не воробей… ну, окончание пословицы Наталья знала прекрасно. Именно поэтому Беларуси нужно было не оступиться и сказать то, чего от нее ожидает Америка. А Ната и так уже наговорила глупостей. Вперемешку с серьезными словами.
Спокойно выслушав речь американца, который дал Наталье новую почву для размышлений, девушка, тщательно обдумав свои будущие слова, выпрямилась в кресле и произнесла, говоря в меру тихо:
- Значит, вот кто способствует всему этому. Были такие догадки. Жаль, я не могла их высказать.
Наталья замолчала. Вести переговоры ужасно сложно. Чувствовалось, что сегодняшним вечером (а может быть, и ночью) Арловская будем многое анализировать, обдумывать и решать. Время будет тянуться, и незаметно наступит утро. Наталья двумя пальцами подцепила стоящую в салфетнице брошюрку. Это был глянцевый листочек, напоминающий обо всех прелестях белорусской кухни.  Беларусь внутренне засмеялась. Уж что-то, а национальные блюда действительно сытные и вкусные. Наверно, это еще один повод приехать сюда туристам.
Минск, о котором  во время СССР историки писали как о «Большом, красивом городе, где живет более миллиона человек». За вроде бы короткое время после развала население увеличилось на еще один миллион. Не говоря о площади. Что-то изменилось, что-то так и осталось неизменным. Что-то стоит поменять. И нужно принимать порой такие решения, на которые не надеешься. А я надеюсь.
Раздался оглушительный звон у столика справа. Беларусь вздрогнула от неожиданности и обернулась. Молодая официантка не смогла удержать огромную фарфоровую тарелку и та упала, расколовшись на множество мелких кусочков. Наташа поморщилась и снова вернулась к разговору. Никто не пришел ей на помощь. Со всех сторон только алчные сверкающие злые глаза. Суета за спиной и недовольные крики посетителей мешали говорить. Девушка смотрела в глаза Джонсу, стараясь взгляда не отводить:
- Я очень благодарна, что ты пришел именно ко мне, думаю, у тебя было в запасе еще несколько путей. А на счет Калининграда… Я и не ждала чего-то похожего на согласие. Попытка не пытка, - Наталья искренне рассмеялась. Порой нужно немного разрядить обстановку.  Надо же, она позволила себе то, чего не мог позволить себе Джонс, заменяя смех покашливанием в кулак.  Иногда смех, пусть даже и не искренний, отлично помогает расслабиться. Хотя… не будь этот смех столь заметен, разговор вышел бы еще более положительным. 
Как же все-таки хорошо было всем вместе, во время СССР. Такие доверительные отношения. Но и они способствовали развалу.
Где-то  глубине души, Наташа все еще сомневалась. Сомневалась не в том, что Джонс говорил. Сомневалась в принятии решения. Не столько много решений она принимала за свою жизнь, чтобы рисковать этим.  И именно поэтому Наталья считала, что правильнее было бы пойти на поводу у Америки. Наверное, он знает, что делает.  России действительно нужна помощь, и не зря Джонс пришел к Наташе.  Он полагается на нее, значит, ей нужно не обмануть его ожиданий. А, похоже, что намерения его… Вздохнув и широко улыбнувшись, Арловская ответила, стараясь держать немного строгий тон:
- По мне понятно, что я и так уже согласилась, просто зачем-то время тяну. Я принимаю твое предложение о партнерстве.

+1

10

Как-то все просто вышло. Серьезно. Джонс не ожидал. Мог предполагать, что в подобном положении Наталье некуда деваться, кроме как согласиться, что она все понимает и тому подобное, но чтобы так просто, быстро и без особенных подробностей и уточнений с ее стороны… Пожалуй, американец был приятно удивлен. В первую очередь тем, что избежал невыгодных ему условий. Значит – руки не связаны соглашениями (которые, впрочем, он при первой же возможности обошел бы), а диапазон его действий, фактически, ничем не ограничивается. И за это стоит сказать спасибо именно Белоруссии. Будь на ее месте кто угодно – хоть европейцы, хоть большая часть постсоветских страх, и уж тем более азиаты – разговор пошел бы в ином направлении, в другом ключе и, в исключительных случаях, болезненно для ранних позиций Джонса.  Видать, за внешней суровостью и, как все же отметил Альфред, пугающим поведением, о чем так много слухов ходило, лежала некая тяга к тому, чтобы открыться миру. Америка вообще свято верил, что это Россия держит Наталью, а не она следует за ним везде, где только можно (а иногда и нельзя). Белорусы наверняка успели устать от всего, что связано с большим родственным соседом. Не за один век грех-то не наскучить! Впрочем, это все с его своеобразной точки зрения. Америка – ни России, ни Белоруссии не друг, не товарищ, и исторически даже не приятель, а потому в большинстве случаев подобные предположения рисковали остаться в разряде «научной фантастики», отражаясь лишь в негативных статьях, антироссийских телепередачах, раздувающих из мухи слона СМИ. А Джонс порой и сам верил, утверждая, что «в американских газетах не врут». Ничего, что знал, «как эта правда делается». Народ тоже отражается на нем, заставляя верить даже в очевидные небылицы.  И пора заставить, а для массы и самых «учеников» - порекомендовать, научить, верить и их в подобные сказки. Русские – случай тяжелый, они и сами не знают, верят или нет, и если да, то во что верят. А белорусы – дело другое. Само их название – Белая Русь – отлично выражает способности научения.

Соглашение получено. Стоит лишь как можно скорее обтекаемо обговорить подробности – и дело в кармане. Пока Наталье не нужно большего понимания или чего-то, совершенно невыгодного Джонсу. Точнее, Европе – речь же шла о ней, верно? Еще одно выгодное упущение. Маленький повод гнуть американскую политику и дальше.
А Яо стоит сказать мне спасибо. Хах. Так просто! Значит, я определенно продолжаю говорить лишь истину, раз в не так просто верят. Это ведь поможет «бедной-несчастной», а может зайдет и дальше ее границ. Про себя Джонс громко и выразительно хмыкнул – это же надо, а. Он давно не сталкивался с тем, что его объяснений хватало. Даже если только внешне – после Второй Мировой уже и не помнил подобного вовсе. Черт возьми, превосходно! Он не устанет восхищаться тому, чем теперь можно пользоваться. Партнерством, в смысле, если вы поняли все верно.
А про «урвать целиком» - и в приступе устрашения прозвучала истина. Маленькое «бинго!»
- Тогда как мы поступим.  Ты поняла, что от тебя мне нужна нейтральная или даже положительная оценка моим действиям. В особенности, перед и для Брагинского. Иначе сдвигов с Европой, сама понимаешь, не будет. Понятно, кто чей союзник, потому дело сугубо политическое. Я же устрою тебе встречу с Европой. Могу заручиться, что сумею их заинтересовать. Верхушку, по крайней мере. Прекрасно понимаешь, что никто не попрет против немца и француза. А им мне всегда есть, что сказать. Знаешь, это я умею. Если все будет сделано правильно, что постепенно избавлю тебя от некоторых санкций. К примеру, чиновникам наверняка надоели ограниченные просторы Белоруссии – финансы ни ввести, ни вывести, - американец говорил быстро, однако достаточно внятно и как всегда убежденно, ибо прав, делает все как надо, и вообще – никаких сомнений в выгодности данного сотрудничества. – Остальное решите сами. Официальной частью займутся депутаты, - пояснил чисто ради  того, чтобы стало понятно, как и кем оно официально оформится. Имея своеобразную репутацию, можно было подумать, что Альфред и обмануть собрался, на деле отойдя в сторону. Ладно, обмануть – возможно, но чтобы все по закону-то, по закону…
- Ну так что, партнеры? – и все та же обаятельная и открытая улыбка.
Мужчина протянул руку девушке для рукопожатия. Один из способов «закрепления» договора между странами. Они бывают разными, но  самый простой, не крепкий и не замысловатый – именно так. «Наверняка» Наташа будет с Европой, а не с ним, договариваться. Америке аморфные страны в подобных целях не нужны.
    Закончив рукопожатие, Джонс достал из кармана доллары и, положив их на стол, встал, подмигнув Белоруссии.
- У тебя здесь курс невыгодный. Лучше я оставлю тебе свою валюту, а со счетом ты сама разберешься. Очень рад столь продуктивному разговору. Уверен, это принесет богатый урожай. А на счет Евросоюза… Скоро я создам вам возможность все обсудить без СМИ и практически без предвзятости. От тебя жду того же. Время – деньги, а ими не разбрасываются, - поправил очки, те даже немного подозрительно блеснули. Точнее, просто «на нужной фразе в нужный момент» отразили свет. – Good-by. I was glad to see u. And I'll be waiting for the next meeting.
И все, и досвиданья.

0

11

Завершен.

0


Вы здесь » Комнатный проект Dark Hetalia: the Dead Nations » Мавзолей "DH: NWD" » Много врагов у красавицы,но узнает о злейшем из уст недруга(Бела, США)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC